A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

 

 

 

    ПОЖАР НА "НОРМАНДИИ"

 

 

  Хотя в целом война пощадила материковые порты США, все же в крупнейшем из них,  Нью-Йорке, в   1942-1943 гг.  Была осуществлена получившая широкую известность операция, связанная со спасением затонувшего в гавани судна. Она во многом  напоминала историю с подъемом "Святого Павла" в 1918 г.

     "Нормандия"  была вторым по величине судном в мире. Спущенный на  воду в 1932  г.,  он развивал  крейсерскую скорость в 30  уз. В момент нападения Японии  на Пирл-Харбор лайнер находился в США и спустя пять дней был конфискован американским правительством у французских судовладельцев для переоборудования в войсковой транспорт, как в свое время "Святой Павел".

 

Французский трансатлантический  лайнер Normandie("Нормандия") Водоизмещение – 83423т(полное), длина – 313,6м, ширина – 36,4м, осадка – 11,3м, скорость - 29уз.

 

     Пожар на борту "Нормандии" вспыхнул в 2 ч 30 мин 9 февраля 1942  г. Причиной его явились искры от кислородно-ацетиленового резака, воспламенившие одну из 1140 кип капковых спасательных нагрудников, сложенных в главном салоне. На лайнере была установлена самая современная судовая система пожаротушения. Но, к несчастью, в этот момент она не работала.

     Пожар уже успел распространиться, когда  в 2 ч 49 мин  сработало первое устройство пожарной сигнализации, через 12 мин включилось второе, еще  через 2 мин - третье, в 3 ч 12 мин - четвертое и в 4 ч 10 мин - пятое.

 

"Нормандия" в огне...

 

     К месту пожара прибыли 3пожарных катера, 6 пожарных команд и 24 пожарные машины. Тысячи тонн воды хлынули в отсеки охваченного огнем судна.

     К восьми часам вечера пожарным удалось локализовать огонь на трех верхних палубах. Однако в лайнер  закачали столько воды, что он опасно накренился на левый борт. Поскольку крен быстро увеличивался, в обшивке правого борта спешно прорезали отверстия для стока воды. Но было уже поздно. В 0 ч 20 мин последовал приказ оставить судно. Спустя 2 ч оно опрокинулось у причальной стенки.

    

"Нормандия" опрокинулась...

 

Заседания сенатской комиссии по расследованию катастрофы тянулись долго и проходили в весьма накаленной обстановке. Со всех сторон раздавались самые различные упреки и обвинения. Утверждалось, в  частности, что "Нормандия" отличалась на редкость плохой остойчивостью и неизбежно перевернулась бы от одной только массы 15 тыс. человек, которых лайнер должен был перевозить в качестве войскового  транспорта. Однако 20 апреля 1942 г. военно-морской министр США Нокс положил конец спорам, объявив,  что "Нормандию" будут поднимать.

     Спасательные работы велись компанией "Мэрритт, Чепмен энд  Скотт", а общее руководство  осуществлял капитан 1-го ранга Салливен,  сотрудник главного  управления  кораблестроения ВМС  (примерно  в середине  работ  его сменил капитан 1-го ранга Мэнсо).

     Главным специалистом и непосредственным руководителем всей операции был Джон Тукер - сын  того самого Тукера, который возглавил  работы по спасению "Святого Павла".

     Этим, однако, исчерпывалось сходство между обеими операциями.

Опрокидываясь, "Нормандия" не навалилась на причальную стенку, как это произошло со "Святым  Павлом",  а легла в противоположную сторону. Между корпусом лайнера и причалом не осталось  достаточно места, чтобы прорыть  в грунте траншею. Кроме того, носовая часть судна на протяжении 76 м лежала не в иле, а на выступе коренной породы. Это осложняло задачу спасателей.

     Единственным выходом в такой ситуации  было применить "регулируемую откачку": обеспечить водонепроницаемость корпуса, усилить переборки, а затем начать откачивать воду из затопленных отсеков, одновременно закачивая ее в расположенные выше уровня воды помещения лайнера. Замысел спасателей заключался в том, чтобы, постепенно уравновешивая судно, в конце концов поставить его на ровный киль. Осуществление такого плана было связано, однако, с необходимостью заделать все отверстия гигантского  корпуса до выравнивания судна, а  не после (как это было при  подъеме "Святого Павла"), что оказалось  неимоверно трудным делом, поскольку основная часть левого борта глубоко ушла в липкий ил на дне реки. Только  таким путем можно было гарантировать сохранность лежавшей на коренном основании носовой части.

     В левом борту "Нормандии" имелось 356 иллюминаторов, многие из  которых в момент  катастрофы  были  открыты и ни один не обеспечивал водонепроницаемости в условиях давления. Сейчас все они  находились на глубине около 21  м.  Кроме  того, на  лайнере было  16  "амбарных дверей" - грузовых  портов,  настолько  больших, что через них свободно проезжала автомашина. Все эти  порты  требовалось  снабдить  водонепроницаемыми закрытиями. В отсеках и  помещениях судна скопилось 10 тыс. м3  ила толщиной около 3 м. Его тоже  надлежало убрать. Насосы, откачивавшие  воду, постоянно забивались разным  хламом: битым стеклом, обломками мебели,  кусками железа. Один из насосов попытался даже,  правда безуспешно, проглотить рояль. А ил и грязь нельзя было откачать за борт обычным способом, их  приходилось вычерпывать, на что уходила масса времени.

     Больше всего хлопот доставляло водолазам битое стекло, в особенности остатки электроизоляции из стекловолокна. Оно прорезало перчатки и впивалось в ладони, кромсало скафандры и в любой момент  могло повредить воздушные шланги. Скопления различного хлама и битого стекла  вынуждали  водолазов действовать  втроем: один работал,  второй следил  за его воздушным шлангом, третий наблюдал за  шлангом второго.  В  результате  каждую смену  под водой находилось 75 водолазов.

     Когда с илом и иллюминаторами было покончено, наступила очередь переборок. Каждый отсек судна следовало надежно изолировать от других с тем, чтобы  впоследствии его можно было заполнить водой или продуть. К сожалению, переборки лайнера не были ни водонепроницаемыми, ни достаточно прочными и не могли  противостоять  воздействию напряжений, которые возникли бы  при такой регулируемой откачке. Дабы обеспечить водонепроницаемость и надлежащую прочность переборок, их  подкрепили деревянными балками и залили бетоном, на что ушло 1685 т цемента.

     Все, что располагалось выше главной прогулочной палубы, было снято, в том числе мачты, две палубы,  дымовые трубы и прочее. Прогулочную палубу и сам корпус снабдили дополнительными подкреплениями. Пришлось перекрыть тысячи труб, проходивших между отсеками, а также наложить четыре с половиной тысячи заплат и  пластырей. Вода была настолько мутной, что водолазы могли сообщаться друг с другом   только с помощью телефонов, соединенных с центральным коммутатором, установленным на палубе спасательного судна.

     Одновременно с 75 водолазами в каждой смене (а их в сутки было обычно три) в работе участвовали 600-700 рабочих судоверфи.  Пока водолазы удаляли из отсеков и помещений лайнера  ил и  6  тыс. т хлама и мусора, они сняли судовые  надстройки и палубное оборудование общей массой 5 тыс. т.  Работа продолжалась полтора года, и к  августу 1943 г. все было готово к окончательной откачке.

     Чтобы нарушить сцепление между илом и корпусом судна, водолазы всадили в толщу  ила наконечники шлангов, по которым подавался сжатый воздух. После этого потребовалось всего три дня, чтобы лайнер оторвался от грунта и всплыл с креном в 45° (суммарная подача насосов составляла 40 тыс. м3/ч, однако откачка производилась постепенно и с большой осторожностью, поскольку внезапно всплывшее судно  могло снова опрокинуться). Затем из лайнера откачали остатки  тех 100 тыс. т воды, которые  в  нем  первоначально находились, и отбуксировали его прочь.

   

"Нормандия" после подъма...

 

 Подъем "Нормандии" обошелся  в 3 млн. 750 тыс. дол.  Согласно расчетам, на ее ремонт и  переоборудование пришлось бы израсходовать еще 20 млн. Овчинка явно не стоила выделки. Огромный военный транспорт, отличавшийся к тому же плохой остойчивостью, был попросту никому не  нужен в связи с  резко возросшей в годы войны производительностью американских верфей.

     Трезвый расчет одержал верх. "Нормандию" продали на слом всего за 166 тыс. дол. - лишь малую часть той суммы, которая была затрачена на ее подъем. Точно  так же  сознание  полнейшей  нерентабельности  подобного  предприятия заставило множество спасателей отказаться от идеи подъема "Андреа Дориа", итальянского лайнера, затонувшего в 1956 г. у  побережья США. Операция таких масштабов никак не могла оправдать себя с финансовой точки зрения, даже если бы спасателям удалось изыскать способ подъема судна.

(Про аварию итальянского лайнера «Андреа Дориа» читайте в статье «Тесный океан»...)

 

     Случай с  "Нормандией"  представляет собой почти хрестоматийный пример, того, как  не следует  бороться с пожаром на стоящем у причала судне. Напротив, история с "Ганзеатиком", германским  пассажирским судном, на котором 7  сентября 1966 г. возник пожар, может служить образцом правильной тактики в подобных случаях. Судно стояло у причала  No84  на  Норт-Ривер в Нью-Йорке, когда  в отделении  дизель-генераторов из-за протечки в топливопроводе вспыхнул пожар. По системе приточной  вентиляции  огонь распространился вверх через семь палуб и вскоре охватил все судно.

 

  

Океанский лайнер SS Hanseatic ("Ганзеатик")  сначала был построен как RMS Empress of Japan, в 1942 году был переименован в RMS Empress of Scotland. В 1957 году его приобрела компания «Hamburg Atlantic Line» и переименовала его в SS Hanseatic

 

     Обошедшийся в 1 млн. дол. пожар начался в 7 ч 30 мин утра. Потребовалось семь часов, чтобы  локализовать его. В операции принимали участие 3 пожарных катера, 11 пожарных команд и 30 пожарных машин.

 

SS Hanseatic ("Ганзеатик")  в огне...

 

     Однако  вода   использовалась только для охлаждения раскалившихся переборок и тушения небольших очагов огня на конструкциях из дерева и других воспламеняющихся материалов. Основные усилия были  направлены на подавление пожара с помощью 1135,6 л пенообразующего состава и 1497 кг углекислого газа. В результате вода так и не поднялась выше настила машинного отделения, откуда распространился пожар, и не достигла комингсов дверей кают на верхних палубах.  Ни  на один момент не  возникала  опасность того,  что "Ганзеатик" может перевернуться. Максимальный крен судна во время тушения составил менее 2°.

 

 

Яндекс.Метрика