A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

Содержание материала

 

 

    В ДНИ ВОЙНЫ

 

 

 Суда тонут в портах и в  мирное время, как это показала история с "Сеговией", однако число подобных случаев, естественно, неизмеримо возрастает в дни войны. Вторая мировая война лишний раз подтвердила справедливость этого неумолимого закона. Множество судов было потоплено в портах и гаванях различных стран во время этой величайшей трагедии в истории человечества. Значительная часть их погибла от бомб,  торпед и снарядов врага. Немало было потоплено и своими руками. Результат всегда был один - суда  приходилось поднимать, поскольку порты должны бесперебойно работать, а во время войны нередко и с удвоенной нагрузкой. Описанию таких операций, зачастую осуществлявшихся в сложнейших условиях, можно было бы посвятить не одну  книгу. Мы расскажем здесь лишь о немногих, наиболее примечательных работах подобного рода.

     В годы второй мировой  войны одним из основных театров боевых действий между англо-американским флотом и силами держав оси стало Средиземное море. Некоторые спасательные операции, проведенные в этом районе, описаны в других главах этой книги. Незаурядные по своим масштабам работы, связанные с расчисткой портов, были осуществлены англичанами в эритрейском порту Массава, в гаванях Алжира и Туниса, временно захваченных врагом. Под ударами противника оказалась также и Александрия, в течение всей войны  остававшаяся в руках союзников.

     Вечером 18 декабря 1941 г. в этот тщательно охранявшийся порт, базу английского флота на Средиземном море, возвращался из Тобрука союзнический конвой, только что прошедший по "бомбовому коридору", как называли в те дни полосу моря вдоль северного побережья Африки. Вместе с  конвоем через проход в боновых ограждениях порта прокрались две миниатюрные итальянские подводные лодки, предназначенные для проведения диверсионных операций. На каждой было по два человека экипажа.  Итальянцы намеревались подорвать с помощью специальных мин с часовым механизмом два стоявших в  гавани крупнейших корабля английского флота на Средиземном море - линкоры "Куин Элизабет" и "Вэлиент" (последний водоизмещением 36 тыс. т).

 

Линкор  HMS Valiant ("Вэлиент"), водоизмещение – 36513т (полное) , длина -195м, ширина – 27,57м, осадка – 9м, скорость - 25уз, экипаж – 980чел.(в военное время 1300чел)

 

     Диверсанты не  смогли  закрепить мины на корпусах кораблей, они просто уложили их на дно под днища  линкоров, а сами поднялись на поверхность и в скафандрах, не сняв аквалангов, сдались англичанам. Их посадили под арест на "Вэлиенте". За пять минут до того как мины должны были сработать, они сообщили англичанам о предстоящем взрыве.

     Предпринять что-либо было уже поздно, и вскоре под "Вэлиентом" и "Куин Элизабет" громыхнули взрывы. "Вэлиент" отделался пробоиной  размером 18  м в носовой части, причем  взрыв не затронул двигателей и основных механизмов. Линкор удалось поставить в сухой док для временного ремонта. Затем  он перешел по Суэцкому каналу в Дурбан  (Южная  Африка), а оттуда в США на капитальный ремонт.

     Куда хуже пришлось линкору "Куин Элизабет". Его котлы практически вылетели через дымовую трубу, а семь кочегаров были убито. Линкор плотно лег днищем в ил вдоль причала, и лишь в кормовой части его  борт на 60 см выступал над водой. Теперь британский флот в Средиземном море состоял из четырех крейсеров, да и те в этот момент находились на ремонте в Массаве.

     У англичан было, однако, преимущество: все четверо аквалангистов-диверсантов оказались в плену и,  следовательно, противник не мог  знать,  что  диверсионная операция увенчалась  почти  полным успехом. С воздуха "Куин Элизабет" и "Вэлиент"  выглядели неповрежденными, поскольку  с самолета было невозможно заметить, что они глубоко осели в воду.

     На палубах обоих кораблей шла обычная жизнь. Отправлялись к берегу катера с отпущенными в  увольнение матросами, играли оркестры, в назначенные часы проводились учения. На корабли даже пускали посетителей.

 

Линкор HMS Queen Elizabeth на рейде Александрии... вокруг противоторпедное заграждение.

 

     Дезинформация достигла цели. Итальянский флот, в действительности не имевший более соперников на  Средиземном море от Гибралтара до Суэца, не решался покинуть свои базы. Убедившись, что их хитрость удалась, англичане пошли на очередной трюк, чтобы еще более укрепить свое положение, и привлекли к участию в спектакле третий корабль "Центурион".

     "Центурион" был настолько стар, что успел еще побывать в Ютландском бою с германским флотом в мае 1916 г. В тридцатых годах его исключили из списков боевых кораблей флота, сняли башни с орудиями,  броню и превратили в судно-мишень для флотских артиллеристов. Однако главный двигатель и многие механизмы корабля остались на месте, что позволило перегнать его в Александрию и поставить на якорь в гавани, причем с полным комплектом деревянных орудий и с деревянной броней.

     Помимо деревянных пушек на  "Центурионе"  установили множество новейших зенитных орудий  и последнюю новинку того  времени - скорострельные ракетные зенитные установки, прозванные  "чикагскими пианино". Стоило появиться поблизости вражеским самолетам, как их тут же встречал  плотный огневой заслон с "Центуриона". В результате он числился у противника активным сверхдредноутом  вместе с покалеченным "Вэлиентом" и потопленным линкором "Куин Элизабет".

 

  

HMS Centurion ("Центурион") был вторым кораблем класса «King George V» , год постройки – 1913, водоизмещение – 25900т (полное0, длина - 182,12м, ширина – 27м, осадка - 8,74м, скорость - 21уз, экипаж - 782 чел.

 

     В 1944  г. давно уже отремонтированный "Вэлиент" участвовал в боевых действиях на Тихом океане. В боях  с японцами он получил настолько серьезные повреждения, что его пришлось поставить в плавучий док в порту Тринкомали на Цейлоне. Док, построенный в свое время в расчете на крупнейший в мире корабль  -  линейный крейсер "Худ" водоизмещением 42 тыс. т, без лишних проволочек перевернулся, как только в него поставили линкор, и затонул под "Вэлиентом" на глубине 48 м.

 

Сухой док  AFD 23. водоизмещение - 12000т, длина - 88м, ширина - 19,69м

 

Линкор остался на плаву, но его рули и гребные винты оказались поврежденными торцом дока, когда последний шел на дно. Валы двух  средних гребных винтов настолько искривились, что их невозможно было провернуть, а А-образные рамы, крепящие дейдвудные сальники гребных валов, погнулись и треснули. "Вэлиент" не утратил способности двигаться и с двумя неработающими средними гребными винтами, но даже на скорости 8 уз корпус линкора сотрясался от вибрации так, что казалось вот-вот развалится. Корабль нужно было срочно ставить в док, а ближайший док достаточно большого размера находился в Александрии. Итак, линкор отправился в обратный путь через Тихий океан и Красное море. Дойти он смог только до Суэцкого залива.

     Там, в трехстах милях от Александрии, "Вэлиент" остановился. Чтобы он мог следовать дальше, линкор следовало хотя бы немного подремонтировать. Командующий Средиземноморским флотом адмирал Кэннингхем вызвал в Каир Питера Кибла, одного из руководителей английских спасательных подразделений, получившего к тому времени известность как изобретательный специалист в этой области.

     Кибл посоветовал демонтировать поврежденные узлы и детали. Флотский инженер одобрил идею. Неясным оставался только способ ее осуществления без постановки корабля в док.

     - Возьмем пару водолазов с кислородно-водородными резаками, - решил Кибл, - срежем поврежденные части и бросим их на дно гавани, вместо того чтобы поднимать их, рискуя при этом повредить уцелевшие  крайние гребные винты.

     Кэннингхем дал ему на все одну неделю.

     Неизвестно, уложился бы Кибл в отведенный ему срок, если бы на помощь ему не пришел крупнейший мастер своего дела Николз, подлинный гений во всем, что касалось газосварочного оборудования. Он  коренным образом переделал обычные газовые резаки, придав им невиданную мощность. Это было далеко не лишним. Гребные валы диаметром 470 мм были изготовлены из отпущенной стали, а чугунные А-образные рамы имели овальной формы кронштейны шириной 1067 мм и толщиной 368  мм. Каждый  гребной винт, часть вала и А-образная рама составляли узел, весивший 26 т.

     На палубе пришвартованного к корме "Вэлиента" катера спасателей разместилось столько труб, шлангов и баллонов со сжатым воздухом, кислородом и водородом, что его вполне заслуженно прозвали "газовым заводом". Первым под воду отправился Николз. Он застропил гребной вал на расстоянии 1,5 м от дейдвудного сальника и приступил к резке. Николз работал без перерыва 4 ч, пока не вышла из строя муфта на патрубке баллона со сжатым водородом. Когда ее заменили, Николз продолжал трудиться еще 2 ч,  несмотря на то что сильно обжег большой палец на руке. Его сменил Кибл, и через 6 ч с валом было покончено.

     Пока Кибл спал прямо в водолазном скафандре, Николз за 4 ч перерезал вертикальную стойку А-образной  рамы. Теперь все  держалось на оставшейся стойке рамы. Настало время браться за нее. Николз резал, а  Кибл следил. Когда было пройдено 2/3 толщины стойки, 5-сантиметровый разрез начал расширяться.

     Кибл закрепил вокруг этого места 7-килограммовый заряд взрывчатки, уложенный в парусиновый мешок. Они поднялись на катер и взорвали заряд. Весь правый узел гребного винта полетел на дно. Половина дела была сделана.

     Кибл и Николз взялись за левый винт, перерезали гребной вал, А-образную раму,  взорвали заряд,  и спустившийся на дно водолаз с  "Вэлиента" доложил, что оба узла благополучно ликвидированы.

     На первом же испытании "Вэлиент" развил скорость в 17 уз, причем без всяких признаков вибрации. Выполненная Киблом и Николзом операция оказалась настолько успешной, что линкор  с двумя гребными винтами и только одним работающим рулем вернулся в строй и продолжал участвовать в боевых действиях до конца войны. Кибл и Николз поставили непревзойденный рекорд продолжительности подводных работ. Впоследствии Роберт Дэвис охарактеризовал их подвиг как самое выдающееся достижение в области  подводной резки металлов.

 

 

 

    РАСЧИСТКА ПИРЕЯ ОТ МИН

 

 

  Карьера Кибла как специалиста-спасателя военного времени закончилась труднейшей операцией по расчистке греческих портов Пирея и Леонтаса. Уходя из этих портов, фашисты проделали основательную  работу по их разрушению. Эсэсовские команды затопили суда у причалов, а затем взорвали причальные стенки, обрушив груды камней и бетона на затопленные корабли. В промежутке между Леонтасом и внешним рейдом они затопили понтонный док с подъемным краном грузоподъемностью 100 т. Уходя на дно, док перевернулся и затонул кверху днищем. Эсэсовцы сбросили в Коринфский канал паровозы и  грузовики, а у входа в канал затопили моторный барказ. Кроме того, они набросали огромное количество мин в обеих гаванях.

 

Порт Пирей 1941 год...

 

     Первой заботой Кибла стали мины. Они были представлены в самом широком ассортименте - гидродинамические, с часовым механизмом, контактные, магнитные. Их траление потребовало бы слишком много времени и вдобавок было чересчур опасным. Поэтому Кибл разработал план, который вскоре был принят в качестве основного метода борьбы с минами в Нормандии (с помощью специального оборудования, созданного в результате экспериментов Кибла).

     Он послал на дно гавани  всех  водолазов,  которых смог отыскать, и сам отправился под воду. Они шли  по дну заранее выработанным строем, ничего не пропуская на своем пути. Мины обезвреживали путем  извлечения запалов и детонаторов. Если водолазу попадалась мина неизвестного типа либо такая, которую, как ему было известно, мог обезвредить лишь специалист-минер, он обозначал ее небольшим буйком для  последующего уничтожения с помощью обычного траления.

     Никто из водолазов не погиб и ни один не был даже ранен, хотя некоторые изрядно перенервничали.

     Остальная часть операции представляла собой обычные спасательные работы. Их проведение, правда,  несколько осложнялось постоянной опасностью неожиданного взрыва мин-сюрпризов, или ловушек.  Убрать понтонный док с 100-тонным краном оказалось простейшим делом, хотя он и лежал на дне в перевернутом положении. Его  стенки, в  отличие  от стенок обычных  плавучих доков, имели решетчатую конструкцию.

     Кибл изготовил множество зарядов взрывчатки, поместив их в куски резинового шланга и снабдив детонаторами, и пропустил их между стойками и раскосами стенок. Затем все заряды были одновременно взорваны, и  док рухнул на дно, сломав своей массой уцелевшие стойки. Теперь его отделяло от поверхности 12 м воды, что было вполне достаточно для прохода судов. Порт снова мог функционировать.

 

Порт Пирей 1945 год... Ведутся водолазные работы...

 

 

Яндекс.Метрика