A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

 

 

 

    РАСЧИСТКА ПОРТОВ

 

 

 Война деспотична по своей природе. Она определяет цели и задачи, устанавливает очередность их  достижения, требует побед и интересуется только результатами. Практически с самого начала ведения военных действий на море каждая из воюющих сторон всегда стремилась в первую очередь лишить  суда  противника безопасных гаваней. Иногда это достигалось блокадой портов, однако гораздо чаще на фарватерах, ведущих в эти порты затапливались суда.

     Этот пример  лишний раз  подтверждает всю расточительность войны. Чтобы заблокировать порт,  зачастую затапливают совершенно исправные, годные для эксплуатации корабли и суда, единственная вина которых  заключается в том, что они волею случая сказались в данном месте как  раз в то время, когда их реальная ценность значила куда  меньше, чем возможность перекрыть доступ в гавань. Их попросту отводят в ту точку, где они будут создавать наибольшее препятствие для врага, и затапливают. Иногда ими становятся суда противника, обычно же таким образом поступают с собственными кораблями.

     Потом,  когда дым войны  рассеется и  порт снова  перейдет  в руки  его прежнего  владельца, те же  самые люди которые старательно отправляла на дно суда, чтобы  причинить максимум неудобств врагу, будут мучительно изобретать наилучшие способы подъема или уничтожения затопленных ими судов.

 

Затопленные суда российскими моряками в Крыму для предотвращения выхода украинских кораблей в Черное море...

 

     Подчас  единственной причиной гибели судна является беспечность, несчастливое стечение обстоятельств или просто погодные условия. Суть дела от этого  не  меняется. Судно, затонувшее  на фарватере порта или гавани в результате пожара, столкновения либо шторма, ничем не отличается от пошедшего на дно  после того, как на  нем были открыты кингстоны. Нередко во время войны корабли  гибнут у входа  в порт от попадания бомбы, торпеды или снаряда. В любом случае их нужно убрать, чтобы обеспечить судоходство.

 

 

 

    ЗАБЫТЫЙ "МЭЙН"

 

  Одним из сравнительно ранних и в то же время получивших достаточную известность случаев очистки  акватории порта от затонувшего  судна явился подъем в 1911 г. американского линкора USS Maine (ACR-1) ("Мэйн") водоизмещением 6682 т,  вооруженного  четырьмя10-дюймовыми  орудиями. Официально его  прибытие в Гавану в  феврале 1898  г. объяснялось  "визитом вежливости", однако это никого не ввело в заблуждение. Американцам был нужен предлог,  чтобы вмешаться в войну между Испанией и поднявшимися на борьбу  с завоевателями кубинцами.

 

Американский линкор USS Maine (ACR-1) ("Мэйн"), водоизмещение - 6789т (полное), длина - 98,9м, ширина -  17,4м, осадка – 6,9м, скорость – 16,45уз, экипаж – 374 чел.

 

     Вечером 15 февраля "Мэйн" занял такую позицию, что его орудия оказались направленными прямо на испанские береговые батареи. Спустя несколько часов в районе носовых пороховых погребов корабля  раздался оглушительный взрыв. Два офицера  и  264  матроса  из  состава  экипажа были убиты. Согласно  докладу командира линкора и показаниям офицеров, взрыв произошел под водой.

     Это позволяло предположить, что корабль  был  потоплен испанской миной. Но  единственным  судном  в порту, на котором ощутили удар, был английский пароход  "Дива". Кроме того, в момент  взрыва  отсутствовал  столб воды, что говорило о воспламенении взрывчатого вещества внутри корабля. Если же учесть вдобавок ту обстановку полнейшей тайны,  которая окружает все, связанное с пороховыми погребами, то  в данном случае это означало, что "Мэйн" был потоплен намеренно.

 

Потопленный американский линкор USS Maine (ACR-1) ("Мэйн")

 

     Обе  стороны  жаждали  установить  истину. Испанцы направили своих водолазов, чтобы  выяснить, куда  вогнуты  листы  обшивки "Мэйна"  в  районе взрыва  - внутрь или наружу. То же сделали  и американцы.  Если  бы  листы оказались  вогнутыми внутрь, это доказывало бы, что причиной гибели  линкора явилась мина. Выгнутые  наружу листы свидетельствовали бы о том, что корабль затонул в результате взрыва порохового  погреба. Правительство каждой страны создало свою официальную следственную комиссию,   обе они действовали совершенно независимо  друг от  друга. Как  и можно  было ожидать,  испанцы установили,  что  линкор не был  потоплен миной. Само собой разумеется,  что американцы пришли к обратному выводу.

     Возможно, тем бы дело и кончилось, но тут 21  апреля разразилась испано-американская война. По всей Америке пронесся клич: "Помни: "Мэйн"". 1 мая американская эскадра уничтожила в бухте Манилы испанский  флот в составе 10 судов, вскоре была взята Гавана, затем Пуэрто-Рико, а 12 августа воюющие стороны подписали перемирие.

     "Мэйн",  которого так настойчиво призывали помнить, был тут же забыт. Никто не вспомнил о нем до 1909 г.  К тому времени лежавший  на дне  бухты линкор стал мешать возросшему судоходству в порту Гаваны.

     Конечно, ничего не стоило обвешать корпус корабля зарядами взрывчатки и развалить его  на куски. Однако против этого выступили те,  кто считал себя оскорбленным  выдвинутым  испанцами обвинением  в  преднамеренном затоплении линкора. Только  подъем  корабля,  утверждали они, позволит  раз и навсегда решить спор.

     Конгресс  США  ассигновал  полмиллиона  долларов на  подъем "Мэйна" и поручил  это  дело  инженерным  войскам. Возглавил операцию некий майор Фергюсон.  Вначале  он подумывал воспользоваться понтонами, но, не обладая достаточным  опытом в этой области, решил соорудить  на корабле коффердам. К тому  же,  применение  понтонов  для  подъема судов было  в те  времена  еще довольно новым делом.

     Все представлялось вполне разумным.  Сначала  водолазы  заделывают  все отверстия и  пробоины  в корпусе корабля, затем борта  линкора нарастят так, чтобы они достигли поверхности воды, а после этого останется только откачать из корпуса воду.

     Однако саперы решили действовать иначе  - возвести вокруг  всего  судна стальную стену.  Не на судне, а вокруг него. Потом останется только откачать воду  и  "Мэйн"  ляжет  на  сухой  песочек  в  самом  центре  бухты, подобно выброшенному на берег легендарному Левиафану.

     На  выполнение  всех  необходимых расчетов  ушел целый год и миллион долларов,  но дело  так и  не  сдвинулось  с мертвой точки.  В конце  концов Фергюсон решил разрезать  линкор  пополам  и  заделать  водонепроницаемой переборкой неповрежденную кормовую часть. После этого из нее откачают  воду, она  всплывет,  будет отбуксирована на глубокое место и там затоплена снова. Такой план позволял вдвое уменьшить размеры стенки.

     Саперы  приступили к работе. Идея и впрямь оказалась весьма остроумной. Стенка сооружалась из стальных цилиндров диаметром 15 м, заполняемых глиной, поднятой  землечерпалкой  со  дна  бухты.  По  наружному  периметру  вокруг цилиндров в  илистое дно было забито 3200 стальных шпунтовых  свай.  В итоге вокруг  носовой  части  линкора  выросла  сплошная  гладкая  стенка,  вполне способная выдержать давление воды, когда начнется откачка.

     Тем  временем "Мэйн"  разрезали пополам с  помощью  взрывчатки, усилили переборки,  откачали  воду  из  кормовой  части,  а  когда   она  всплыла, отбуксировали ее  прочь. Осушка  участка,  ограниченного стенкой, началась 5 июня 1911 г. Если какой-либо из цилиндров смещался под воздействием давления воды, ограниченное  стенкой  пространство снова затапливали, чтобы  уравнять давление, устанавливали дополнительное подкрепление у сдвинувшегося цилиндра и возобновляли откачку.

     Но  вот настал  долгожданный день:  пространство, ограниченное стенкой, было полностью  осушено и "Мэйн" предстал перед глазами спасателей  во  всей своей  неприглядности.

 

Поднятый "Мэйн"  ...

 

Корпус линкора покрывал толстый  слой  ила, раковин и кораллов, ржавчина сильно разъела металлические поверхности, многие детали и даже  снарядные  ящики  сцементировались  в  одну сплошную  массу. Фергюсон осмотрел носовую  часть "Мэйна", где произошел взрыв, и установил, что листы обшивки вогнуты внутрь, а значит, взрыв произошел снаружи.

    Пробоину  залатали,  впустили  в осушенное  пространство  воду  и отбуксировали носовую часть  на  глубокое  место, где и затопили.  Кто и как установил мину - навсегда осталось тайной.  Вполне вероятно, что сорвавшуюся с якоря мину случайно принесло  течением к линкору, она ударилась о его борт и взорвалась.

 

 

Яндекс.Метрика