Вернувшиеся из пучины часть 1

Опубликовано: 20 сентября 2014
Просмотров: 162441

 

 

    НАБЛЮДАТЕЛЬНАЯ КАМЕРА ДЭВИСА

 

 

 В том же 1912 г. англичанин Роберт Дэвис запатентовал свою наблюдательную камеру. Это событие ускользнуло от внимания изобретателей глубоководных скафандров. Между тем с появлением камеры Дэвиса все разработанные ими конструкции безнадежно устарели, прежде чем их творцам удалось создать что-либо  действительно  пригодное для практического применения.

     Теоретически жесткий глубоководный  скафандр должен  удовлетворять двум  основным требованиям. Во-первых,  он  должен  удерживать внутри  воздух  при атмосферном давлении и в то же время  обладать достаточной прочностью, чтобы противостоять воздействию  огромного давления  воды. Во-вторых,  конструкция скафандра должна обеспечивать  водолазу свободу передвижении  и  возможность хотя  бы  в ограниченных  пределах выполнять работу  независимо  от  глубины погружения.

     Наблюдательная  камера  Дэвиса  полностью отвечала  первому требованию. Внешне  она  походила  на  стальной  цилиндрический саркофаг,  снабженный  в верхней выпуклой части пятью иллюминаторами. Находящийся  в  камере  водолаз мог стоять  (или  полусидеть на небольшой  табуретке)  в  довольно  удобных условиях. Он дышал воздухом под атмосферным  давлением  и  мог  по телефону поддерживать связь  с поверхностью. На случай аварии  к  его  услугам был хранившийся в баллонах  запас воздуха,  рассчитанный на несколько  часов, а также поглотитель углекислого газа, очищавший воздух внутри камеры.

  

Декомпрессионная камера Дэвиса на судне.

 

Ни  один глубоководный водолазный аппарат  так  и не  смог впоследствии сравниться с камерой Дэвиса в части выполнения первого  требования. Но в  то же время ни один из них, в том числе и сама камера, не удовлетворяли второму требованию.

 

Вхождение водолаза в камеру Дэвиса  

 

     Первый   пригодный   для   практического  использования   глубоководный водолазный скафандр был выпущен германской фирмой "Нейфельдт и Кунке" в 1923 г. Он  представлял собой  полую  металлическую конструкцию из  двух частей, соединявшихся  с  помощью  болтов  на  уровне  груди  водолаза.  Внутри были установлены  последовательно открывавшиеся водолазом  баллоны с шестичасовым запасом  сжатого воздуха. Размеры скафандра  позволяли  водолазу  время  от времени  вытаскивать  руки  из  металлических  клешней-захватов,  с  помощью которых он мог выполнять некоторые  несложные виды работ. Подвижные элементы скафандра  были  снабжены  шарнирными соединениями  с  шарикоподшипниками  и водонепроницаемыми  резиновыми уплотнениями. По окружности скафандра располагался балластный резервуар, придававший ему необходимую положительную или отрицательную  плавучесть. Масса скафандра составляла 385 кг. Он успешно прошел испытания на глубине 152 м.

 

Водолазный скафандр фирмы «Neufeldt-Kuhnke»

 

     По иронии судьбы спасательная операция, прославившая скафандр Нейфельдта и Кунке, одновременно со всей убедительностью  доказала, что  для выполнения подобных работ на больших глубинах наблюдательная  камера отнюдь не уступает жестким  скафандрам, если  не превосходит их. Такой затянувшейся на  целых десять  лет  операцией явился  подъем золота с  парохода "Иджипт" (SSEgypt). Более  подробно об этой эпопее  рассказывается  в  главе  "В  погоне  за сокровищами".

     Проведенные Робертом Дэвисом эксперименты с жесткими скафандрами (после второй мировой  войны  они  были повторены британским Адмиралтейством) полностью подтвердили  печальный опыт  водолазов,  участвовавших  в спасении драгоценного  груза.  Если водолаз,  облаченный  в обычный  скафандр,  может работать  при скорости  подводных  течений  не более  двух узлов, то для его коллеги  в  жестком  скафандре  предельная скорость течения составляет всего один узел, так  как при большей скорости водолаза снесет  в сторону. Если же увеличить  массу  скафандра  за  счет  дополнительных грузов,  то он  просто зароется  в донный  ил.  Кроме  того, чрезвычайно трудно  удерживать жесткий скафандр  в  таком  положении,  при  котором  водолаз  мог бы манипулировать ручными захватами,  и без того  функционирующими весьма неудовлетворительно, поскольку при работе с ними водолаз не  может использовать чувство осязания. Все это привело к тому, что  в наше время жесткие скафандры полностью  вышли из употребления, превратившись в некий архаический раритет.

     Прежде  чем закончить  рассказ  о  жестких  глубоководных  скафандрах, следует упомянуть еще одну  весьма  оригинальную  конструкцию,  изобретенную тремя водолазами, имена  которых из соображений деликатности лучше сохранить в тайне. Все они были завсегдатаями одного из английских  портовых кабачков, и, очевидно, там-то им и пришла  в голову блестящая идея изготовить скафандр по образцу панциря  омара -  крупного  морского  рака. Сказано - сделано, но прежде  следовало  провести  соответствующие  "научные  испытания".  И  вот, совершая  погружения  на довольно значительные  глубины, друзья-изобретатели каждый  раз брали с собой  множество мелких  омаров в  еще  мягких панцирях, чтобы посмотреть, не раздавит ли малюток давление воды.

     Все малыши благополучно выдержали испытание, поэтому можно было браться за дело. Труды новоявленных конструкторов увенчались несомненным успехом  - им удалось изготовить металлический глубоководный скафандр, точно воспроизводивший  панцирь омара с его перекрывающими  друг друга пластинами. Одного из троицы  всунули в сверкавший медью скафандр, и  он ушел  под воду. Собравшиеся на берегу энтузиасты  водолазного  дела, затаив дыхание, ожидали благополучного возвращения отважного испытателя.

     Прошло всего несколько минут, и вдруг обслуживающий почувствовал резкие беспорядочные рывки  сигнального конца. Скафандр не был  снабжен телефоном, поэтому не оставалось ничего  иного, как  начать  быстро  поднимать лебедкой тяжелую конструкцию. Лишь только шлем  показался над водой, как все стоявшие вокруг отчетливо услышали доносившиеся  сквозь толщу  металла крики и стоны. Чем дальше поднимали они  из  воды  своего товарища, тем сильнее становились крики. Лицо водолаза,  видневшееся через стекло  иллюминатора, было искажено мукой.

     Не на  шутку встревоженные, они опустили  пострадавшего на палубу.  Как только  скафандр  отсоединили  от  троса  подъемной  стрелы, водолаз схватил попавший  под  руку отпорный  крюк  и мощным ударом  отправил  незадачливого обслуживающего за борт. Этим дело не кончилось. Продолжая изрыгать проклятия и размахивать крюком, он никого не подпускал к себе. Наконец кому-то удалось осторожно подобраться  сзади и, набросив на  скафандр  петлю,  прижать  руки водолаза к туловищу, лишив его таким образом возможности продолжать побоище. Только  тогда они  смогли отвинтить  шлем  и  выслушать  от  своего приятеля горестную повесть о приключившемся с ним несчастье.

     Во время  погружения  все шло  прекрасно, ничего  не  предвещало  беды. Достигнув дна водолаз решил  проверить гибкость скафандра и нагнулся вперед. Когда  он  выпрямился,  участок  костюма  неожиданно  сжался  под  действием давления  воды. Две  металлические пластины, имитировавшие твердые  сегменты гибкого хвоста омара, предательски сомкнулись и защемили седалище водолаза.

     Каждое  его  движение,  каждый  рывок  спасательного конца лишь плотнее сжимали капкан. Еще ужаснее стало  положение бедняги, когда  его вытащили из воды.  Теперь  почти весь  скафандр  давил  своей массой на  медные челюсти, вцепившиеся в неожиданную добычу. Стоит  ли  удивляться, что  водолаз набросился  на  своего обслуживающего,  невольно  ставшего  его  изощренным мучителем. Нет ничего странного и в том, что сей  жесткий  скафандр так и не занял почетного места в арсенале спасательных средств.

     Однако подводные наблюдательные камеры продолжают с успехом применяться и в  наши дни, в эпоху  бурного  развития техники. Так,  в 1940  г. подобная камера сыграла решающую роль  в  успешном подъеме  золота  с затонувшего  на большой глубине парохода "Ниагара".  Используются они  и для  других  целей, хотя было  бы ошибкой  считать, что такие устройства занимают сколько-нибудь важное  место в  огромном  арсенале  современной  техники,  применяемой  для подъема судов и грузов.

    

Пароход “Niagara”

 

В наше время морские спасательные работы перестали быть делом одиночек. Энтузиасты, осуществляющие  такие операции  почти  без посторонней помощи и, что самое главное,  за свой собственный счет, являются скорее исключением из этого правила.

     Проведение спасательных  работ  почти всегда  связано  с использованием большого  количества  разнообразного  оборудования и,  естественно,  требует значительных материальных затрат. Финансировать  подобные мероприятия  могут лишь  крупные  компании, обладающие  большим  капиталом. Первой  из  таких компаний явился лондонский Ллойд.