A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 1

 

 

    ПЕРВЫЙ МИНОНОСЕЦ

 

 

 К подъему первого миноносца V-70 приступили в марте 1924  г. Это  был корабль водоизмещением 750  т, лежавший  на глубине  18  м примерно  в  двух  милях от берега. Корабль  затонул  на  ровный киль, что позволило водолазам без особого труда завести подъемную цепь вокруг  ступицы гребного винта. Во время отлива концы цепи выбирали с помощью  лебедок  двух секций  дока, поставленных на якоря над миноносцем, до тех пор, пока цепи не натянулись. Прилив приподнял корму миноносца,  и под его корпусом пропустили еще одну цепь, на  этот  раз ближе к носу. Таким  путем под  днищем  корабля постепенно  протянули 12 цепей. Для этого  водолазы с помощью  длинных металлических  прутьев  сначала проталкивали  под миноносцем тонкий  трос  с прикрепленной к его концу цепью.

   

Водолазы, работавшие на подъеме судов у Кокса

 

 Холодным мартовским утром, во время отлива, разбитые на пары 48 человек начали  равномерно  вращать  рукоятки  лебедок. Сделали  шесть  оборотов  и миноносец  оторвался  от дна. Наступивший прилив помог  выбрать цепи еще  на такую же  длину. Но тут с оглушительным похожим на  выстрел  звуком из воды вылетела  цепь No10. Ее оборванный конец  подобно снаряду ударился в стенку дока. Кокс закричал, приказывая всем броситься  ничком на палубу  дока. И не напрасно. Под неожиданно увеличившейся нагрузкой цепи  одна за другой начали рваться. Лопнувшие  звенья,  тросы,  тали, массивные  блоки  летели  во  все стороны.

     Освободившийся от своих пут миноносец камнем пошел на дно. По  какой-то невероятной случайности  никто не был даже ранен. Когда все стихло, лежавшие на палубе  люди начали нерешительно подниматься на ноги,  ожидая неизбежного взрыва проклятий со стороны Кокса. К их изумлению, тот был немногословен:

     - Я раздобуду тросы как только смогу,  но  на  это потребуется не менее недели. А пока вам хватит дела на берегу. Вот и займитесь им.

     Лишь заметив,  что остолбеневшие  люди продолжают стоять, не двигаясь с места, он наконец-то рявкнул:

     - Ну, а теперь отправляйтесь, чего вы еще ждете!

     Оба  Мака, хотели они  того или  нет,  выиграли  первый раунд. Один  из рабочих при этом заметил:

     - Если б в нем не уживались одновременно гений и  осел,  он  никогда не взялся бы за работу подобного масштаба, не говоря уже о том, чтобы закончить ее. За исключением Маккоуна и Маккензи, никто из нас не смыслил ровно ничего в подъеме судов, да и они не очень-то в этом разбирались...

     Тросы прибыли в апреле. Их  средняя часть была плоской,  что обеспечило более надежную опору для поднимаемого корабля. Чтобы пропустить весившие 250 т тросы  под днище затонувшего миноносца,  воспользовались,  по  сути  дела, прежним способом. Все блоки  поставили на место,  и  во время отлива,  в 4 ч утра 1 августа 1924 г., началась новая попытка поднять корабль.

     Рукоятки лебедок сделали  десять оборотов, все тросы натянулись,  но ни один из них  не вибрировал  (это  явление  обычно предшествует обрыву).  Еще десять  оборотов, и  миноносец  на 38 мм  оторвался  от морского дна. Через каждые 20  оборотов  Кокс приказывал людям  передохнуть. Так продолжалось до тех пор, пока из воды не показались надстройки миноносца. И тут Кокс увидел, что  на  корабле отсутствуют торпедные аппараты. На сей раз  его  охватила безудержная ярость.

     -  Маккензи, какого  дьявола!  Ваши проклятые водолазы сорвали аппараты тросами!

     - Спросите у  рыб - ответил водолаз Билл Петерсон - или поинтересуйтесь у этих тихонь на берегу.

     - Так их украли? - завопил Кокс. - Я обращусь в полицию, я...

     Он никуда  не обратился: делу уже  ничем  нельзя  было  помочь.  Жители Оркнейских островов  в темные ночи  давно сняли все, что только было можно с затонувших на небольшой глубине кораблей.

     В конце концов миноносец V-70  подняли и привели в док. Его  можно было бы продать тысячи  за  полторы  фунтов,  но, несмотря на отчаянную  нужду  в деньгах,  Кокс так  и не  решился  отдать  на  слом  свою  первую  добычу в Скапа-Флоу. Вместо этого  он приказал заделать отверстия в  подводной части корабля и  переоборудовал  его  в  мастерскую для плотницких  работ,  назвав "Спасательным блоком No1".

 

     Первый успех подтвердил правильность выбранного Коксом способа  подъема миноносцев. 12 августа наступила очередь S-53, за ним 29-го последовал S-55, 12  сентября  - G-91, 27-го того же месяца -  G-38 и,  наконец, 13 октября - S-52.  Затем наступил перерыв - требовалось завершить строительные работы на берегу и приспособить сооруженные там мастерские к работе в зимние месяцы.

     При подготовке к подъему миноносца G-91 водолаз, работавший между двумя лежавшими на  дне  миноносцами, попал  в ловушку, когда  на него  неожиданно обрушилась дымовая труба одного из  миноносцев, зажавшая его воздушный шланг и сигнальный конец. Двое его товарищей, отчаянно спеша, пытались освободить водолаза,  а Маккензи тем  временем решил с помощью телефона  хоть как-то успокоить беднягу.

     Однако, взяв трубку, он,  к своему недоумению,  услышал доносившиеся из нее слова популярной песенки, правда, в очень плохом исполнении.

     - Алло! - воскликнул Маккензи. - Я ... гм... ну, как ты там?

     - Все в порядке, сэр, - услышал он в ответ. -  А  как  вам нравится мой голос?

     - На редкость ужасен,  но еще один куплет мы уж как-нибудь  выдержим, - ободрил его Маккензи.

     Водолазы  с  трудом   поддаются  панике.  Такова  уже   особенность  их профессии.

 

Водолазы возвращаются с трофеями из-под воды...  

 

     Всего за период с августа 1924 г.  по  май 1926  г.  Кокс и его команда подняли 25 германских миноносцев. Часть из них лежала на дне в  перевернутом положении. В  свое  время  эксперты  британского  Адмиралтейства  пришли  к заключению, что  поднять  их  невозможно. На  деле  получилось  наоборот. Свободное  пространство, оставшееся благодаря надстройкам между морским дном и  корпусом корабля, позволяло легко завести  подъемные тросы. К  каждому такому тросу,  пропускавшемуся  под миноносцем, прикреплялся трос-проводник, соединенный с подъемным тросом очередной лебедки. Таким образом всю операцию проводки тросов удавалось закончить за 40 мин.

     Кокс  боялся,   что  стальные   швартовы   лежащих  на  дне  миноносцев значительно  затруднят  подъемные работы. Чтобы  разделаться с  ними,  было решено использовать динамит. Люди Маккензи настолько  наловчились работать с этой  взрывчаткой, что  перерубленный  взрывом трос нельзя было отличить  от перепиленного ручной ножовкой.

 

     К  1925 г. подъем  миноносцев  стал таким привычным делом, что  на  всю операцию  затрачивалось четверо суток. В одном случае  за  две  недели  было поднято шесть кораблей. Если  суда  всплывали  кверху  днищем,  их переворачивали, на  что  обычно уходило  около  часа. Оба дока  выводили на глубокую воду,  а  затем на  одном  из них начинали  вытравливать  подъемные тросы, а на другом выбирать. В результате лежащий на тросах миноносец просто перекатывался в нужное положение.

     К  лету того  же года компании "Аллоа шипбрейкерс" было продано на слом десять миноносцев. За них  Кокс  получил  23 тыс.  фт. ст. - более  половины первоначально израсходованной суммы в 45 тыс. фт. ст.

     Кокс чувствовал, что  настала  пора браться за  более крупные  корабли: эскадренные миноносцы массой  по 1300 т.  Опасаясь,  однако, что имевшиеся в его  распоряжении  половинки дока  не смогут поднять такой груз, он истратил изрядную часть  денег, вырученных  за  проданные миноносцы,  на  покупку еще одного огромного немецкого плавучего дока.  Этот док также  имел  U-образную форму.

     Согласно  разработанному  Коксом  плану,  требовалось  затопить  док  и погрузить его на дно, затем  приподнять эсминец уже проверенным способом – с помощью половинок старого дока - и опустить его на палубу затопленного дока. После  этого  оставалось  откачать  из дока  воду,  и  он всплывет вместе  с эсминцем на поверхность.

     Однако  план  провалился.  Им никак  не удавалось ввести  оторванный от грунта эсминец в затопленный док. Мешали стенки дока. Кокс приказал откачать из дока воду, и  когда он всплывет, срезать одну из  стенок.  В результате и этот док  приобрел форму  перевернутой  буквы Г. Теперь эсминцы можно  будет спокойно затаскивать в док сбоку.

     Но из этого тоже ничего не  вышло. При первой  же  попытке док во время всплытия  накренился  так,  что  находившийся  в нем  эсминец чуть  было  не соскользнул вновь на дно в толщу  ила. Док  вместе с эсминцем пришлось снова затопить. К  несчастью, это было сделано слишком быстро  -  один  угол  дока глубоко врезался  в дно. При этом обшивка дока покоробилась, часть  заклепок вылетела  и  стенки заполнились водой. Теперь они стали  обладателями уже на самом деле затонувшего сухого дока.  В  конце концов его удалось поднять, но это оказалось самым трудным  предприятием из всех, с которыми они до сих пор сталкивались.

     Итак,  все  было  напрасным. Коксу  пришлось  снова  воспользоваться  в качестве  понтонов для  подъема  эсминцев  двумя секциями  старого дока. К величайшей досаде он обнаружил, что они также легко поднимают 1300 т, как до этого 750 т.

     Последний  эсминец  был  поднят  1  мая  1926 г.  И  тут у  Кокса снова зародились  честолюбивые замыслы.  Настало  время, думал  он, взяться за еще более  крупные  корабли.  И  почему  бы  не  начать  с  самого  большого?  С "Гинденбурга", линейного крейсера водоизмещением 28 тыс. т, т. е.  на 4 тыс. т  больше самого  крупного судна, когда-либо  поднятого  со дна моря. Весьма подходящий корабль, чтобы отработать на нем дальнейшие планы.

 

«Гинденбург» (нем. SMS "Hindenburg") — линейный крейсер ВМФ Германской империи эпохи Первой мировой войны .  Водоизмещение - 31500т(полное), длина - 212,5м, ширина - 29м, осадка - 9,29м, скорость - 26,5 узла . экипаж - 1112-1182чел.

 

     Но  в  это время,  к  несчастью, в Англии разразилась всеобщая  стачка, крупнейшая в истории страны. Влияние Кокса на работавших  у  него людей было так велико, что ни один  из них не покинул  его. В этом вопросе все обошлось как  нельзя  лучше, но в результате стачки цена  на уголь поднялась до 2 фт. ст. за  тонну, и  хотя  Коксу до зарезу нужен  был уголь,  сотни  тонн угля, купить его по столь  высокой цене он не мог. Ничем не могли помочь ему и его люди.

     А  впрочем,  почему бы и  нет? Они умели работать,  а  значит  и решить возникшую проблему. Бункеры крейсера "Зейдлиц" водоизмещением 25 тыс. т были до краев заполнены углем. Кокс снял несколько плит  броневого настила палубы крейсера, подогнал  плавучий  грейферный  кран,  и  уголь стал  бесперебойно поступать в  топки  его спасательных буксиров "Лайнесс" и "Ферродэнкс",  а также других судов и мастерских.

 

 

Яндекс.Метрика