A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 1

 

 

    ПОЖАР НА "СТРАТХАЛЛАНЕ"

 

 

  Через 11 дней после  описанных событий,  21 декабря  1942 г., в  60 милях к  северу от  Орана  немецкая подводная  лодка торпедировала  английский  транспорт  для  перевозки  войск  "Стратхаллан" водоизмещением 25 тыс. т. На борту транспорта было около 6 тыс. солдат.

 

Военный транспорт SS Strathallan  ("Стратхаллан") Водоизмещение - 23772т; Длина - 202,4м; ширина - 25м

 

  Эллсбергу,  находившемуся  в  этот  момент  вместе  со  своей  командой численностью 50 человек на  спасательном  судне "Кинг  Салвор", успели  лишь сообщить, что  торпеда  попала в  левое машинное  отделение транспорта  и он тонет. (Торпеду выпустила немецкая подводная лодка U-562) Не теряя ни минуты, спасатели вышли в море. Чтобы  добраться до места происшествия,  требовалось не менее 4 ч. Все это время они, не покладая рук, вытаскивали из трюмов тяжелые насосы, тысячи метров шлангов для откачки воды и совершенно выбились из сил.

     Еще в пути они встретили несколько  эсминцев, возвращавшихся со снятыми со  "Стратхаллана" солдатами,  и  приняли  с одного  из  них  посланное светосигнальным  аппаратом  сообщение. Оно  гласило:  "Все  войска  сняты. Стратхаллан охвачен сильным пожаром и покинут экипажем".

 

SS "Strathallan"  в огне...

 

 

     Огонь. А они потратили три часа, готовясь к борьбе с водой.

     На  "Кинг Салворе" хватало шлангов и паровых насосов  на  добрую дюжину пожарных стволов. Они нуждались лишь в людях,  чтобы тянуть шланги, стоять у брандспойтов.  Но  экипаж "Стратхаллана" оставил  судно,  а со спасательного судна можно было выделить не более 30 человек, поскольку остающимся двадцати нужно было  обслуживать насосы  и управлять кораблем.  Мало  этого, уставшим людям,  которым вскоре предстояло бороться с огнем, пришлось снова грузить в трюмы большую часть оборудования, только что вытащенного ими на палубу.

     Они  подошли к горевшему "Стратхаллану"  в 4  ч 30  мин после  полудня. Транспорт слегка накренился  на  левый  борт  и немного осел кормой.  Ничто, однако, не  указывало на то,  что  ему когда-либо грозила опасность затонуть только в результате попадания торпеды.

 

SS "Strathallan"  покинут экипажем...

 

 

 К моменту их прибытия пожар  бушевал уже на добрых двух третях судна. В то же время большое количество  спущенных десантных сетей и отсутствие спасательных шлюпок убедительно говорило о том, что в момент оставления судна пожар на нем еще не принял серьезных размеров. Все дело, очевидно, было в панике, охватившей людей.

     Неподалеку от  транспорта  "Кинг Салвора" дожидались британский эсминец "Лафорей" и два вооруженных траулера "Рестив" и "Эктив", присутствие которых необходимо  было для того, чтобы официально объявить "Стратхаллан" безвозвратно потерянным и оставленным экипажем. Но Эллсберг не собирался без борьбы признать все еще находившееся на плаву судно безнадежно утраченным.

     На "Лафорей"  передали  сигнальным фонарем  приказ  остаться  на случай необходимости оказания помощи, а затем "Кинг Салвор" обошел вокруг горевшего транспорта.  Эллсбергу  нужно  было  найти  подходящее  место для высадки на "Стратхаллан" спасательной команды.  На борту  корабля  они увидели матроса; капитан бросил транспорт в  такой спешке, что даже не  удосужился проверить, все  ли члены экипажа покинули судно. Они сняли матроса, а затем Джон Браун, механик, помогавший  Эллсбергу при спасении "Поркьюпайна",  сделал отчаянный прыжок  с  самой  высокой точки  "Кинг Салвора"  на самое низкорасположенное место "Стратхаллана". Он быстро закрепил швартовы.

     Когда  Эллсберг  ступил на  палубу  транспорта,  сверху,  со  шлюпочной палубы,  послышалась  оглушительная канонада. Это  стреляли зенитные орудия, покинутые их расчетами заряженными и поставленными на автоматическое ведение огня. Снаряды в казенниках пушек раскалились настолько, что порох в патронах воспламенился, и теперь каждое орудие открыло огонь  и вело его  до тех пор, пока  не  кончились снаряды  в  обоймах. Не  обращая  внимания  на стрельбу, измученные моряки с "Кинг Салвора" разбились  на  12 партий по два человека. На каждую из трех  палуб "Стратхаллана" пришлось всего по четыре группы. Они боролись  с  огнем, не  имея  не только  противодымовых масок  или  защитных асбестовых  костюмов, но даже перчаток. Уже через несколько минут кожа на их лицах и руках покрылась волдырями от страшного жара. Вдобавок их непрестанно осыпала рикошетировавшая раскаленная шрапнель зенитных снарядов. Но никто из людей не покинул своего поста.

     По приказу  Эллсберга "Рестив" и "Эктив" начали буксировать  транспорт. Один  тянул, а другой подталкивал "Стратхаллан".  Хорошего  из  этого  вышло мало.  Движение  горевшего  судна  вызвало  образование  восходящего  потока воздуха, и на "Кинг Салвор" посыпались искры и  раскаленные угли. Оставшейся на нем команде пришлось самой включиться в борьбу с  огнем  и гасить  мелкие пожары, то тут, то там возникавшие на палубе судна.

     Однако самой страшной  угрозой  была  перспектива  взрыва 5 т пороха  и тротила, хранившихся в  кормовой кладовой. А к ней уже приближалось пламя. К счастью, Эллсберг  увидел  стоявший в корме  от  ходового  мостика  лафетный пожарный ствол, бросился к нему и направил мощную струю воды на корму судна, чтобы  охладить до  безопасной  температуры  кладовую  и находившуюся в  ней взрывчатку.

     На буксировку судна в порт, где можно  было бы пустить в ход пеногонные пожарные установки, требовалось  не менее  18 ч, поэтому  перед  спасателями стояла  задача  погасить огонь хотя бы в надстройках и не дать ему распространиться дальше в нижние помещения транспорта. Но Эллсберг прекрасно понимал,  что  его  люди  не  выстоят этого  срока  без  подмены  и  поэтому просигналил  на "Лафорей",  требуя  выслать 40  человек для тушения  пожара. Вскоре они  явились под  командой лейтенанта и младшего лейтенанта, одетые в асбестовые  костюмы,  в  противодымных масках,  пожарных шлемах  и  защитных очках. Не забыли  они прихватить  с собой даже дыхательный аппарат. После их прибытия Эллсберг  перебрался  на "Лафорей" в  надежде отыскать кого-нибудь, кто  был  бы  знаком  с расположением  помещений  на  "Стратхаллане".  Такие сведения,  справедливо полагал  Эллсберг, оказали  бы  неоценимую  помощь  в разработке планов борьбы с пожаром.

     На  мостике эсминца  Эллсберг обнаружил  капитана "Стратхаллана".  Этот "герой"  даже  и  не  подумал присоединиться к  тем, кто  пытался спасти его судно.  Он невозмутимо  поведал  Эллсбергу,  что  пожар начался спустя много часов  после попадания торпеды! Когда их торпедировали, он начал  в  темноте эвакуировать  войска  с  транспорта,  но затем  решил  обождать до рассвета, поскольку судно, судя  по  всему,  не собиралось тонуть,  по крайней  мере в ближайшем  будущем. Тем  временем  вода, хлынувшая  в  пробоину,  проникла в котельные отделения. Никому из судовых офицеров, даже механикам, не пришло в голову  приказать погасить топки,  прежде чем их зальет  вода. Когда же  это произошло, котлы взорвались и все котельные  отделения оказались охваченными пламенем.

     Но даже  тогда  "Стратхаллану"  еще  не угрожала скорая гибель. Тем не менее капитан  посчитал,  что транспорт обречен,  и  отдал  приказ  покинуть судно.

     Пока Эллсберг  беседовал с  капитаном, со "Стратхаллана" просигналили: "Считаю дальнейшее, пребывание  на  судне  опасным.  Прошу   разрешения возвратиться на "Лафорей".

     Несмотря на возражения Эллсберга, весь спасательный отряд из 40 человек вернулся на эсминец. Оказалось, что как только они прибыли на "Стратхаллан", лейтенант  первым делом приказал  выбросить за  борт  всю  взрывчатку,  хотя вполне  исправный  пожарный  ствол, которым  однажды  уже  воспользовался Эллсберг,  вполне  гарантировал  ее  от  взрыва.  Не успели  люди  с эсминца окончить эту работу, как лейтенант сообщил на "Лафорей", что считает слишком рискованным оставаться дальше на  горящем  транспорте. Людей Эллсберга так и не подменили.

     Сознавая, что  теперь  "Стратхаллан"  действительно  обречен,  Эллсберг предложил  лейтенанту  Хардингу,  капитану  "Книг  Салвора",  снять людей  с транспорта. Хардинг отказался. Он все еще надеялся спасти судно. Падавшие от усталости люди также отказались покинуть свои посты. Лишь когда Эллсберг как старший по званию отдал Хардингу соответствующий приказ, спасатели вернулись на "Кинг Салвор".

  Огромный транспорт в  конце концов пошел на дно. С увеличением крена на левый  борт  нижний ряд  иллюминаторов оказался  под  водой.  При  поспешном бегстве с  судна  никто из  офицеров не  потрудился приказать закрыть боевые крышки иллюминаторов,  что  является  обязательным  для всех  военных судов, находящихся в районе боевых действий. Вода хлынула в иллюминаторы, транспорт перевернулся и затонул.

     Как ни был потрясен Эллсберг поведением капитана "Стратхаллана", у него не было достаточно  времени для переживаний по  этому поводу. 1 января  1943 г., спустя всего 10 дней после той чувствительной потери, под угрозой гибели оказался другой  гигантский  военный  транспорт RMS Empress of Australia ("Эмпресс оф Острелиа") водоизмещением 22 тыс. т, протараненный другим транспортом, когда он  шел  в составе  большого  полностью затемненного  конвоя.  В полученном  Эллсбергом сообщении  говорилось, что судно быстро затапливается, сильно накренилось, а его двигатели скоро остановятся. На борту транспорта находилось около 5 тыс. солдат.

 

Военный транспорт RMS "Empress of Australia". Водоизмещение - 21861т; длина - 187,46м; ширина - 12,8м; скорость - 19уз.

 

     Когда Эллсберг прибыл на место происшествия, он увидел,  что транспорт, в мирное время пассажирский лайнер, опасно  накренился  на правый борт. Крен был бы намного  меньше,  если бы не  столпившиеся на  палубах  солдаты.  Они категорически отказывались  оставаться в трюмах, а  их  присутствие наверху ухудшало и без того уменьшившуюся остойчивость судна.

     В  корму  от третьей дымовой  трубы транспорта в районе  правого  борта зияла огромная напоминающая букву Uпробоина, которая начиналась где-то ниже ватерлинии и  доходила  до  верхней  палубы. Двигатели  остановились, судно дрейфовало бортом к сильному северо-западному ветру.

     Не  успел  Эллсберг ступить  на  палубу,  как  правый  крен  транспорта сменился столь же сильным креном  на левый борт, в  результате чего основная часть пробоины оказалась выше уровня воды.

     Он немедленно распорядился отдать  якоря, прежде  чем  судно ударится о волнолом Оранского  порта,  а затем  приказал главному механику затопить все отсеки  левого борта, включая левые  отсеки двойного дна  и тоннель гребного вала.  Это должно  было значительно  увеличить  остойчивость  судна. Тут  же обнаружилось,  что  тоннель  гребного  вала  уже  затоплен:  именно  поэтому транспорт  лег на  левый борт как раз в момент прибытия Эллсберга. Теперь  в пробоину поступало  меньше воды,  и даже при том небольшом  количестве пара, которое еще  оставалось  в  котлах,  им  удалось  пустить  в  ход  насосы  и откачивать больше воды, чем ее проникало через пробоину,

     Транспорт  был отбуксирован  через  проход  в  противолодочных  сетях в военную  гавань  вблизи  Орана,  где  с  него  начали выгружать  войска.  Не дожидаясь  окончания  выгрузки,  водолазы  приступили  к  работе,  заделывая деревянной  заплатой  подводную  часть  пробоины.  Поверх  нее был  сооружен водонепроницаемый  коффердам,  что  позволило  заполнить  толстым  бетонным пластырем всю площадь  пробоины  до самой главной палубы.  Из судна откачали воду (восстановив тем самым  остойчивость), привели в  порядок  двигатели, и "Эмпресс  оф  Острелиа" своим  ходом отправилась  в  Англию  на  капитальный ремонт.

 

Яндекс.Метрика