A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 1

Содержание материала

 

 

    ГИБЕЛЬ "ТОРРИ КЭНЬОНА"

 

 1967 год, отмеченный спасением "Маре нострума" и гибелью "Торри кэньона", был особенно ужасным. Как свидетельствует Регистр Ллойда, он оказался  самым  тяжелым  годом за  всю  историю судоходства  - в различных районах океана погибло  337 судов общим водоизмещением 832,8  тыс. т. Пятнадцать  из  них  исчезли  бесследно  и  по  неизвестным  причинам. Большинство  остальных   были  обязаны  своей   гибелью  известным   врагам: поступлению  воды в отсеки, столкновению, пожару на  борту,  посадке на мель или риф.

     "Торри кэньон" принадлежал  к числу  судов,  наскочивших  на  подводную скалу. Отклики этого события до сих пор звучат во многих странах мира. В той или иной форме оно  затронуло правительства Либерии,  Англии, Франции и США, во  многом  способствовало  осознанию  человечеством  опасности  загрязнения окружающей  среды  и  в  конце  концов должно  привести к изданию  законов и правил,  обусловливающих необходимость разработки новых методов спасательных работ  для  предотвращения  загрязнения поверхности  моря  в  случае  аварии подобных гигантских танкеров.

     Танкер  «TorreyCanyon» ("Торри кэньон") длиной 296,8 м был одним из самых больших в мире судов. Его  корпус,  по  сути  дела, представлял  собой  множество плавающих цистерн для нефти, к которому как некий привесок  была добавлена надстройка, а где-то глубоко внутри запрятаны две паровые турбины общей мощностью 25 270 л. с. Танкер  вмещал  850 тыс.  баррелей  нефти - 117 тыс.  т!  Собственные топливные цистерны танкера были  рассчитаны  на 12,3 тыс. т жидкого топлива, что  на  700  т превышало  общую  грузовместимость  достопамятного  "Блума", который в 1942 г. был одним из двух крупнейших в мире танкеров.

 

Танкер «Torrey Canyon» 1959 год... 63000т.

 

     Судно  было приписано к  Монровии,  столице  Либерии,  но  принадлежало компании "Барракуда  танкер  корпорейшн". Управление  компании размещалось в городе Гамильтон на Бермудских островах, где в  канцелярских шкафах компании "Баттерфилд, Дилл  и  К°"  хранились  документы,  к  которым  практически  и сводились все имущество  и сущность фирмы. "Барракуда танкер  корпорейшн" не была дочерней фирмой концерна "Юнион ойл", хотя и являлась чисто холдинговой компанией последнего,  образованной лишь для того, чтобы сдавать  концерну в аренду суда  с целью  уменьшить  -  на  совершенно законной  основе  - сумму уплачиваемых им налогов. Правда, это несколько  осложняло дело, когда против кого-нибудь требовалось возбудить судебное преследование.  Истцы - ими  были страны,  а  не  отдельные личности,  сначала толком  не  понимали,  кому  же собственно следует предъявить иск.

   На  "Торрн  кэньоне"  было  36  человек  экипажа  во главе с  капитаном Пастренго Руджиати.  На судне  имелся радиолокатор  дальностью  действия  80 миль,  радионавигационная  установка  "Лоран",  радиотелефонная  станция для переговоров с берегом и эхолот с самописцем. Застрахованному на 18 млн. дол. танкеру  был  присвоен класс  100А1 Регистра  Ллойда -  наивысший  для судов данного типа.

     18 марта 1967 г. "Торри кэньон", возвращавшийся из Персидского залива с полным грузом  нефти,  приблизился к  островам  Силли  -  48  голым  скалам, выступавшим из  воды  на расстоянии 21-31  мили от  оконечности  полуострова Корнуолл в Англии.

     В 8 ч 18 мин утра  Руджиати  решил направить судно в проход шириной 6,5 мили  и глубиной  60 м  между  островами  и гранитным рифом, известным  под названием "Семь камней". Изданное британским Адмиралтейством руководство  по следованию через Ла-Манш не рекомендует капитанам больших судов пользоваться этим проходом. К сожалению, Руджиати не имел с собой этой полезной маленькой книжки.

     Ла-Манш был весь усеян рыболовными судами, и Руджиати не смог повернуть там, где следовало. В  8 ч 48  мин он понял, что  танкер движется  прямо  на скалу Поллард  Рок,  находящуюся  в  16  милях от  побережья  Корнуолла.  Он скомандовал рулевому  резко положить руль влево, но по  так и оставшейся  не выясненной  причине  переключатель  рулевого  управления  оказался  на автоматическом режиме работы, поэтому крутить штурвал было бесполезно.

     Две минуты ушло на то, чтобы поставить переключатель в нужное положение и резко  переложить  руль влево:  потребовались только 1  мин и  58 с, чтобы танкер наскочил на скалу Поллард Рок.

     В эфир полетели сигналы  бедствия, а  Руджиати тем временем  безуспешно пытался снять танкер со скалы. На призывы откликнулись семь судов, но первым к месту аварии подоспел "Утрехт", принадлежавший той же голландской компании "Вейсмюллер", буксиры которой не так давно спасли "Маре нострум". Ко времени прибытия  "Утрехта" компания уже связалась по телефону с  компанией "Пасифик коуст транспорт"  в Лос-Анджелесе, представлявшей интересы владельцев судна, и  пыталась договориться  о  заключении  контракта на  спасение  танкера  на обычной  основе "Нет спасения - нет вознаграждения".  Если бы такой контракт удалось заключить, спасатели получили бы не менее миллиона долларов.

   

«Torrey Canyon» на камнях...

 

  В 12  ч 40  мин  Хилле Пост, капитан "Утрехта", высадил  своих людей на борт танкера. Поблизости от  места  аварии висели  в  воздухе два  вертолета английских ВМС, готовые в  случае необходимости снять  экипаж и спасателей с "Торри кэньона",  поскольку  к  этому  времени судно,  частично затопленное, тяжело перекатывалось под ударами волн с борта  на борт и билось о скалы. Из разорванных цистерн  танкера  уже вылилось  в  море  около 5  тыс. т. нефти. Пытаясь  уменьшить  массу  судна,  команда  деятельно  откачивала  за  борт остальную  нефть, в  результате  чего вокруг "Торри  кэньона"  образовалось нефтяное  пятно  диаметром около шести миль. К  месту аварии  подошел минный тральщик  "Кларбестон",  доставивший  тысячу  галлонов <Галлон равен  4,5 л.> эмульгатора  (детергента); на  подходе был также  буксир "Джайэент" с остатками  из  запасов  ВМС  -  3,5  тыс.  галлонов детергента  на борту. На следующее утро, 18 марта, прибыли  еще два буксира  компании  "Вейсмюллер" - "Титан" и "Стентор", а также зафрахтованный  ею португальский буксир  "Прайя да адрага".

     Машинное отделение "Торри кэньона" было почти на два метра залито водой и  нефтью,  котлы  потухли,  насосы  остановились, работали  лишь  аварийные генераторы. Поскольку морская вода вытеснила нефть из носовых танков, танкер полностью  утратил  плавучесть  в  носовой  части.  Кромка фальшборта  бака, накренившегося  на  8,  была  уже вровень  с поверхностью воды,  дул сильный ветер. 16 человек попросили, чтобы их сняли с танкера.

     В эту  же ночь,  после того  как  буксирный трос "Утрехта" порвался во время  безуспешной  попытки стянуть "Торри  кэньон" с  камней, вертолеты  и спасательные  шлюпки с танкера сняли всех  находившихся там людей.  На нем остались только капитан Руджиати, трое членов его экипажа и двое спасателей.

     За 30  часов, прошедших с  момента  аварии, нефть  растеклась  по  воде гигантской полосой длиной 18  и шириной 4 мили. По  краям полосы она плавала по воде тонкой пленкой, но вблизи танкера ее толщина достигала 455 мм.

    

   

«Torrey Canyon»...

 

По  распоряжению  премьер-министра  Великобритании  Гарольда   Вильсона руководителем спасательных  операций был  назначен Моррис Фолей, заместитель министра  обороны  (ВМС). Возникшая  проблема  отличалась чрезвычайной сложностью  как  с политической, так и с юридической точек зрения -  судно, собственность  граждан другой страны, находилось в  международных водах, вне пределов трехмильной  зоны британских территориальных  вод. Любые  действия правительства  Англии,  как  и  его  полное  бездействие,  могли  показаться кому-либо неправильными или незаконными.

     20 марта министр обороны Денис Хили объявил, что в операциях по очистке поверхности моря от нефти участвуют 20 кораблей, которые используют 200 тыс. галлонов эмульгатора (детергента) на сумму 500 тыс. фт. ст. Критики действий правительства  потребовали,  чтобы  танкер,  кому бы  он ни принадлежал, был сожжен  или,  в  крайнем  случае, оставшаяся в его  цистернах  нефть была перекачана в  другие танкеры. Те,  кто  выдвигал  подобное  предложение,  не понимали,  что  перекачку  придется  вести  с  помощью  вакуумной  системы (источники энергии  на "Торри кэньоне", естественно, давно вышли из строя) и на это в лучшем случае уйдет несколько  месяцев. Кроме  того, подобный  план предполагал  возможность  создания  надежного  шлангового  соединения  между танкерами, что было весьма сомнительным.

     В тот же день принимавший участие в спасательных  операциях  специалист по  работам такого рода,  представитель компании  "Вейсмюллер" Ханс Сталь, сообщил, что из  18 грузовых танков "Торри кэньона" 14  разорваны подводными камнями. Скала подобно гигантскому пальцу на 5  м с лишним вонзилась в днище судна.  Пробитыми  оказались  также  топливные  цистерны  танкера,  насосные отделения и носовые грузовые помещения.

     Во  вторник, 21 марта, отношения  между  концерном  "Юнион  ойл"  и английским правительством стали более напряженными:  нефть  распространилась на  площади  100  квадратных миль, причем  огромное  пятно  двигалось  по направлению к Англии. Ожидалось, что к концу недели оно  достигнет побережья Корнуолла - основного приморского курортного района Англии.

    

  «Torrey Canyon»... разломился пополам...

 

Невзирая  на нараставшее напряжение,  спасательные работы продолжались, но во вторник в полдень произошел взрыв машинного отделения. Многие при этом были  ранены, а двое - Родригес Виргилио  и Ханс Сталь были сброшены взрывом за  борт. Тридцатишестилетний  Сталь,  которого  подняли  из  воды  после оставшегося невредимым Виргилио, скончался, прежде чем  его успели доставить в  больницу  в  английском  городе  Пензанс. Причиной взрыва, по всей вероятности,  явилась  искра,  воспламенившая  пары нефти  в  подпалубном пространстве. Компания "Вейсмюллер" уже затратила на спасательные работы  50 тыс. дол. и не  намеревалась  по этой причине  отказываться от продолжения попыток спасти судно на столь ранней стадии операции.

     К среде, 22 марта,  уровень воды в машинном отделении поднялся с 1,8 до 16,7  м. Единственное,  что,  возможно,  еще могло бы  спасти судно,  -  это продувка его грузовых танков сжатым воздухом (как в случае с "Маре нострум") с  тем,  чтобы танкер  всплыл на  воздушной подушке. Летчики Дэвид  Иствуд и Томас  Прайс  доставили  вертолетами  на  палубу  "Торри  кэньона"  6-тонные компрессоры, снятые со спасательных судов.

     Тем временем  был срочно образован научно-технический комитет в составе 14  человек  под  председательством  главного научного советника английского премьер-министра  Солли  Цукермана. Совет  должен был рассмотреть возможные действия в случае  провала операции  по спасению танкера. Единственный выход заключался  в  уничтожении  судна  вместе с 80 тыс. т  нефти,  все  еще находившейся в его  грузовых танках. Если уничтожить  танкер  не удастся, то следует попытаться  расправиться с нефтью  непосредственно на  побережье. На армию, решили члены комитета, в  этом случае будет возложена ответственность за очистку пляжей  и  300-метровой  полосы воды  вдоль них, а ВМС очистят от нефти поверхность воды за пределами этой зоны.

     В конце  пасхальной  недели, 24-26  марта,  компания "Вейсмюллер" предприняла  последнюю попытку спасти танкер. Этому благоприятствовал очень высокий прилив -  уровень воды был  почти на  два метра  выше, чем в  момент аварии  "Торри кэньона". Оставалась  нерешенной  только одна проблема: куда отбуксировать судно,  когда  оно  будет  снято с камней. Танкер, даже  в его нынешнем  плачевном состоянии, стоил не менее 10  млн.  дол.  (естественно, только после того, как его стянут на воду), однако ни одна страна в мире  не позволила  бы отбуксировать в  свои прибрежные  воды  эту  извергающую нефть громадину.

     Планы  спасения  танкера  закончились полной  неудачей.  Несколько  раз буксиры  "Утрехт", "Стентор" и "Титан" (общая  мощность  их  двигателей достигала почти 7 тыс. л. с.) пытались стянуть танкер с камней, но, несмотря на работавшие  с полной нагрузкой компрессоры,  подававшие  сжатый  воздух в грузовые танки судна, и высокий прилив, "Торри кэньон" так и не сдвинулся ни на дюйм. В воскресенье днем в корпусе танкера образовалась отчетливо видимая трещина, вызванная, вероятно, не прекращавшимися уже 8 суток ударами судна о камни. К  полудню 27 марта танкер развалился пополам, и теперь  обе половины судна разделяло  8  м  воды. Оставалась  еще  надежда  спасти кормовую часть судна, но она соскользнула со скалы в море и затонула.

    

Жалкое зрелище... «Torrey Canyon»...

 

Еще в пятницу штормовой ветер со скоростью более 70 км/ч погнал нефть к побережью Корнуолла, где она почти на 100 км залила пляжи. В газетах  начали появляться первые  сообщения  о  печальной судьбе  морских птиц, попавших  в полосу нефти.

     28 марта, в  9 ч утра, компания "Вейсмюллер" приняла решение прекратить дальнейшие попытки. Поскольку компания ничего не  спасла, она  ничего и не получила. В  тот  же день концерн  "Юнион  ойл" отказался от своих  прав  на танкер в пользу страховщиков - американского синдиката по страхованию  судов и некоторых страховых компаний Ллойда. Почти немедленно  авиация  британских ВМС  начала  бомбардировку судна  с целью воспламенить и  уничтожить  нефть, прежде чем она полностью уничтожит пляжи. Такие действия напоминали стрельбу из пушек по воробьям, но в то же  время были единственным выходом, поскольку план  использовать  подрывные  заряды,  которые  можно  точно  рассчитать  и заложить, был отвергнут, как слишком рискованный.

     Бомбардировщики  английских ВМС  "Бакэнир", заходившие  на  цель  со скоростью 900 км/ч, с высоты 760 м сбросили на танкер 41 бомбу массой по 450 кг. К взрывчато-зажигательной смеси, которой были снаряжены бомбы  добавили алюминий,  чтобы  усилить  пламя. Установленные  с  задержкой  на  0,035  с взрыватели  должны  были взорвать бомбы после того,  как те пробьют палубу танкера. В цель попало 30 бомб.

     Следом за  бомбардировщиками  шли  реактивные  истребители "Хантер" британских  ВВС, сбрасывавшие  в  пламя пожара  подвешенные  под их крыльями алюминиевые баки с авиационным бензином. Более 20 тыс. л бензина должны были способствовать распространению огня. Густые столбы дыма в течение двух часов поднимались  в  небо  над  охваченным пламенем танкером.

 

 

«Torrey Canyon» в огне...

 

 На следующий  день налеты авиации возобновились. В  огонь полетели ракеты  и еще  23,5 тыс. л авиационного  бензина. Напалм, сброшенный  в плавающую на воде  нефть, не воспламенил ее. 30 марта на танкер обрушилось еще 50 т бомб.

     Бомбардировка обошлась британскому правительству в 200 тыс. фт. ст.

     С 7 по 13 апреля водолазы из плимутской  военно-морской базы во главе с лейтенантом Сирилом Лафферти произвели обследование лежавших на глубине 20 м остатков танкера, чтобы определить, сколько нефти еще осталось в его танках. Лишь в  некоторых из  них  обнаружили слой полузатвердевшей нефти. "Торри кэньон" был мертв.

     Но  связанная  с  ним  эпопея  еще  только разворачивалась.  Как только закончилась бомбардировка, началась массированная операция  по  очистке побережья  Корнуолла.  Одновременно  пытались спасти  морских птиц, перья которых были  пропитаны  нефтью или детергентом.  Все  оказалось  напрасным. Только  что очищенные пляжи снова  заливались нефтью, принесенной прибоем, а птицы - те просто умирали.

     Во  главе ударных сил, брошенных на очистку побережья, шли 1000 морских пехотинцев,  а за ними следовали 1200 английских солдат.  К  труднодоступным участкам люди добирались по спущенным со скал канатам, а в некоторых случаях их вместе с запасами детергента спускали с вертолетов. Толку от добровольцев из числа населения было мало, а иногда они  просто мешали. Более эффективной оказалась  помощь  женского  добровольческого  корпуса. Третье авиационное соединение ВВС США выделило 86 человек, 34 грузовика и полмиллиона долларов. На борьбу  с нефтью были в полном  составе направлены 78 английских пожарных команд.

     В конце концов совместные усилия  увенчались  успехом. В середине  мая войска  возвратились на свои квартиры, и к началу июня пляжи были очищены от нефти. После вполне понятного малолюдья в начале сезона к концу лета курорты возобновили нормальную деятельность.

  Как  показали результаты  проведенной  операции, применение  химических средств явилось, по-видимому, наилучшим способом  борьбы с крупными загрязнениями нефтью. Беда в данном случае заключалась лишь в том, что нефти оказалось слишком  много. Еще до  начала  бомбардировки  танкера ее вытекло около  50  тыс. т;  примерно 15 тыс.  т из этого  количества испарилось или рассеялось естественным путем. Таким образом,  на поверхности моря осталось 35  тыс. т. В ходе операции  было  израсходовано приблизительно  3,5 тыс. т детергентов-эмульгаторов  -  количество, достаточное для диспергирования или связывания 15 тыс. т нефти. 20 тыс. т нефти было выброшено на берег.

 

 

Яндекс.Метрика