Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 256836

 

БАЛТИЙЦЫ ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ

 

Подводную лодку «К-22» коммунист капитан 3 ранга В. Н. Котельников принял 15 мая 1941 года на Балтике.

Котельников Виктор Николаевич командир К-22

До этого ему уже неоднократно приходилось проводить корабли с Балтики на Север и обратно. Во второй половине августа 1941 года подводная лодка «К-22», поставленная в плавучий док, была направлена Беломорско-Балтийским каналом на Север. 25 октября «катюша» (так называли моряки подводные лодки типа «К») вошла в воды Баренцева моря, а спустя четыре дня уже вышла из Полярного в свой первый боевой поход.

Балтийские моряки знакомились с суровым Севером. Вот как описал это первое знакомство командир отделения комендоров подводной лодки «К-22» старшина 1-й статьи И. И. Гераскин:

«Я стою на сигнальной вахте. Мое внимание обращено только на горизонт. Как не привыкший к морским «ухабам», я с каждым ударом волны вынужден переходить с одного борта на другой. Давно скрылись родные берега. Ветер разыгрывается с каждой минутой.

Сигнальщик за работой... на сигнальной вахте...

Нас сильно болтает. Корпус лодки гудит под ударами волн, вода еле успевает проваливаться через отверстия надстройки. Чуть не смыло за борт вахтенного командира лейтенанта Тищенко. Огромные водяные валы, заходя с кормы, накрывают нас, отрывают от настила мостика, а потом с силой увлекают назад. В такие мгновения нужны не только спокойствие и выдержка, но и огромное напряжение физических сил. Временами, когда задирается корма, слышно, как оголившийся винт рвет воздух».

6 декабря «К-22» под флагом командира бригады подводных лодок Северного флота капитана  1  ранга Н. И. Виноградова ушла во второй боевой поход. «Катюша» имела задание минировать узкие проходы Рольвсёсунда у базы противника Гаммерфест, а затем действовать на вражеских коммуникациях. Придя в заданный район, подводники приступили к постановке мин.

К-22 после похода швартуется в родной гавани...

Началась непривычная для балтийцев полярная ночь. По черному небу метались, как хвостатые кометы, причудливые полосы северного сияния. Они вспыхивали какими-то сказочными золеными и розовыми цветами, повисали в зените жемчужными мерцающими дугами.

Скрываемая темнотой полярной ночи, «катюша» ставила мины из надводного положения. Отлично руководил подчиненными командир минно-артиллерийской части лодки лейтенант Г. И. Сапунов, быстро и умело действовал минер старший матрос С. С. Приемышев. Они :— командир и его подчиненный — друзья детства. Однако это не мешало одному быть до конца требовательным, второму — беспрекословно исполнительным.

Вот уже в цистерне остались всего две мины. И в это время сигнальщики обнаружили прямо по носу огни какого-то судна. Котельников быстро принимает решение — не срывая минной постановки, атаковать врага.

Торпеда устремилась к цели. В лунной дорожке виден ее пенистый след:— торпеда идет точно на противника. Но ожидаемого взрыва нет. Видимо, это мелкосидящее каботажное судно и торпеда прошла у него под килем.

— Артрасчеты, наверх! — командует Котельников.

Через несколько секунд загремели выстрелы. Четко работают командиры орудий старшие матросы Я. М. Сарычев и А. И. Кабанов, наводчики П. Б. Иванов и В. П. Астахов.

Артрасчет К-22 на месте...

Вражеское судно загорается, стопорит ход и, объятое пламенем, погружается в воду. Выполнив задание по постановке мин и одержав свою первую победу, «К-22» покидает район минной постановки *. (*9 декабря 1941 года на минах, поставленных подводной лодкой «К-22», подорвался и затонул транспорт противника водоизмещением 5 тысяч тони.)

Продолжая осуществлять поиск противника на подходах к Гаммерфесту, Котельников 11 декабря обнаружил в перископ морской 500-тонный буксир, натужно тащивший баржу, груженную бочками. «Торпеда такую цель не возьмет — осадка мала, — размышляет Котельников. — А уничтожить нужно».

И вот всего в четырех милях от вражеских берегов, со всех сторон тесно обступивших пролив, у самой военно-морской базы противника из-под воды поднимается мокрый корпус советского подводного крейсера, и вслед за тем гремят раскаты орудийных выстрелов. Эхо в горах многократно повторяет их. И невооруженным глазом видно, как на буксире и барже мечутся насмерть перепуганные фашисты, поднимая в ужасе вверх руки. Объятые пламенем, буксир и баржа быстро тонут. Неожиданно от тонущей баржи отделяется ранее не замеченный мотобот. Всего три выстрела потребовалось орудию старшего матроса Сарычева для того чтобы разнести его в щепки.

И вдруг из-за скалы вырвались катера-охотники противника, стремительно гоня перед собой белые пенистые буруны.

— Срочное погружение!

Подводную лодку преследуют. Тяжело плюхаются в воду глубинные бомбы:— личный состав «К-22» впервые слышит звук их взрывов. Первая серия бомб ложится очень близко. Подводный крейсер содрогнулся. Вышли из строя указатели кормовых горизонтальных рулей. Но пятидесятилетний мичман В. Н. Носов, начавший службу на подводных лодках Балтийского флота еще в 1922 году, недаром слывет лучшим рулевым-горизонталыциком флота. Он уверенно ведет «катюшу» на заданной глубине.

Двадцать семь глубинных бомб, разорвавшихся в непосредственной близости, не причинили подводной лодке значительного вреда.

Условное изображение бомбометания морских охотников...

— Ну, теперь мы стреляные, — шутили подводники.