Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 256826

 

17 мая 1944 года из Полярного вышли подводные лодки «М-201» и «С-15». В 17 часов 37 минут 25 мая, когда обе лодки находились в отведенных им районах ожидания, радисты подводных лодок одновременно приняли от самолета-разведчика радиограмму: «В районе мыса Нордкин конвой противника в составе 5 транспортов, 5 миноносцев, 6 сторожевых кораблей, 10 сторожевых катеров, 4 тральщиков. Курс 80°, ход 8 узлов».

Командир подводной лодки «М-201» капитан-лейтенант Н. И. Балин принял решение к 24 часам выйти в район поиска у маяка Маккаур. Штурман рассчитал, что вражеский конвой будет проходить этот район около часа ночи. В 18 часов 30 минут от командования бригады последовало приказание, переданное через базовую радиостанцию: «Атаковать конвой противника, идущий от Нордкина курсом ост». В это время «М-201» уже спешила к вражеским берегам. Ровно в полночь, закончив форсирование минного поля, «малютка» вышла к маяку Маккаур и приступила к поиску противника.

М-201 пришла из похода...

 

Командир М-201 капитан-лейтенант Балин Николай Иванович

Подводная лодка «С-15» находилась в смежном с «М-201» районе ожидания. Командир «С-15» капитан-лейтенант Г. К. Васильев также решил полным ходом выходить на перехват конвоя. На подходе к минным заграждениям противника подводная лодка погрузилась. В 23 часа 50 минут «С-15» подошла к мысу Харбакен.

Подводная лодка «С-15» возвращается из четвертого боевого похода 11 апреля 1944 года.

 

Командир «С-15» капитан-лейтенант Васильев Георгий Константинович

Теперь конвой не мог беспрепятственно проскочить в Вардё. У маяка Маккаур фашистов поджидала «М-201», у мыса Харбакен—«С-15».

Зона действия подводных лодок Северного флота на коммуникациях противника.

В напряженном ожидании прошел час, второй, третий. В 3 часа 05 минут акустик подводной лодки «М-201» доложил о шуме винтов тральщиков. Через несколько минут, всплыв под перископ, Балин смог рассмотреть вражеские корабли. Конвой шел примерно в 45 кабельтовых. Над конвоем барражировал самолет. Транспорты и корабли охранения, растянувшись, двигались тремя группами. Точное количество и классы кораблей установить было трудно.

«М-201» легла на боевой курс. Сближаться пришлось со скоростью 3 узла, так как увеличить обороты не позволяла малая плотность аккумуляторной батареи.

Лишь когда расстояние между лодкой и конвоем сократилось до 18 кабельтовых, раздалась долгожданная команда:

—  Первый аппарат — пли!

А через 10 секунд была выпущена и вторая торпеда. Одна из торпед, имевшая контактный взрыватель, была установлена на глубину 3 метра, вторая, с неконтактным взрывателем,:—на глубину 5 метров. В момент залпа корма головного сторожевого корабля противника створилась с форштевнем идущего следом транспорта.

Уйдя на глубину 45 метров, «М-201» легла на контркурс для отрыва от врага. И в этот момент послышался взрыв.

Сторожевые корабли бросились за подводной лодкой. Открыла огонь артиллерия остальных кораблей конвоя. В грохот рвущихся глубинных бомб вплетались хлопки разрывов ныряющих снарядов, короткими звенящими ударами бившие по стальному корпусу лодки.

До 9 часов 30 минут преследовал противник подводную лодку. Акустик насчитал около 270 отдельных взрывов в районе атаки вражеского конвоя.

Конвой, потерявший от торпед подводной лодки «М-201» головной сторожевой корабль, продолжал двигаться на восток. А спустя 40 минут после внезапной атаки фашистские корабли в районе Сюльте-фьорда подверглись новому торпедному удару. Подводная лодка «С-15» атаковала конвой с дистанции 14 кабельтовых сразу четырьмя торпедами. Три из них попали в цель — транспорт "Solviken" («Сюльвикен») до порта назначения не дошел.

Судно «Dessau», выведенное из строя торпедами «С-15» 24 августа 1944 года.

Капитан-лейтенант Васильев приказал всплыть под перископ, чтобы проконтролировать результаты торпедной атаки. Сквозь маленькое круглое стеклышко окуляра перископа командир увидел не более как в 10 кабельтовых два вражеских сторожевых корабля, шедших параллельным с лодкой курсом.

—  Ныряй, — как-то по-будничному спокойно приказал командир, опуская обратно в шахту блестящую трубу перископа. Строгий, даже несколько суховатый, командир всегда  говорил негромко,  но поразительно четкими отточенными фразами — ни одного лишнего слова. Только в 1943 году пришел Васильев, тогда еще старший лейтенант, на эту лодку помощником командира, и вот менее чем через год — он в самостоятельном боевом походе.

И вдруг случилось непредвиденное. Неожиданно отказал электромотор носовых горизонтальных рулей, одновременно вышел из строя аксиометр* кормовых горизонтальных рулей.

(*Аксиометр — прибор,   показывающий   положение  руля относительно диаметральной  плоскости  корабля  в  градусах.)

На какой-то миг моряки, закупоренные внутри сигарообразного стального корпуса лодки, потеряли ориентировку. А так как рули оказались положенными на всплытие, подводная лодка, получив дифферент на корму, показала из-под воды свой форштевень. Немедленно была заполнена цистерна быстрого погружения, и «С-15» камнем полетела вниз. Когда стрелка глубиномера подкатывалась к отметке «40 метров», совсем близко над головой грохнули первые разрывы глубинных бомб.

Между тем лодка, несмотря на то что цистерна быстрого погружения была продута, продолжала стремительно лететь на глубину. От быстрого падения даже немного захватывало дух, как при спуске в скоростном лифте. Достигнув за одну минуту глубины 103 метра, «С-15» грузно упала на грунт.

Гитлеровцы продолжали прицельное бомбометание. За 20 минут они сбросили 79 бомб, причем 45 взорвались в непосредственной близости от лодки. Еще 60 бомб были сброшены несколько в стороне. Оказались разбитыми 16 аккумуляторных баков в первой и 10 баков во второй группе батареи. Сопротивление изоляции первой группы аккумуляторной батареи снизилось до нуля.

В лодку в различных местах — через фланцы, клапаны — начала поступать вода. Была обнаружена фильтрация соляра внутрь отсека. Вышли из строя машинные телеграфы, аксиометры, лампы нормального и боевого освещения, вырубились предохранители, были сорваны с мест выключатели, манометры, тахометры и многие другие приборы, лопнула станина мотора помпы охлаждения дизеля левого борта, отказало подъемное устройство зенитного перископа, а различных мелких повреждений насчитывалось более шестидесяти.

Едва моряки запускали какие-либо механизмы, бомбометание возобновлялось с прежним ожесточением. В лодке, погруженной в полную темноту, все было выключено. Не разрешалось даже громко разговаривать. Установилась гнетущая, тревожная тишина.

Только через восемь часов удалось подводной лодке оторваться от грунта, устранив к этому времени основные повреждения, восстановив дифферентовку, осушив трюмы и колодцы аккумуляторной ямы. На глубине 75 метров лодка форсировала опасный район и через 15 часов всплыла наконец в надводное положение.

27 мая, одновременно с подводной лодкой «М-201», «С-15» возвратилась в базу.

Командир бригады ПЛ СФ капитан 1 ранга И.А. Колышкин встречает «С-15» из боевого похода.

Торпедные атаки подводных лодок «С-15» и «М-201» были первыми успешными атаками с использованием данных воздушной разведки.