Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 256815

 

НЕУТОМИМЫЙ ДИВИЗИОН

 

Когда говорят о подвиге, то чаще всего имеют в виду сильный мгновенный порыв. Но есть подвиги, длящиеся сутками, неделями, месяцами, годами, причем каждый день требует от людей большого мужества, самоотверженности, презрения к смертельной опасности. Именно таким непрерывным подвигом была боевая деятельность экипажей подводных лодок типа «М» — самых маленьких подводных кораблей Северного флота. Вооруженные лишь двумя торпедами и одной 45-миллиметровой пушкой, имея ограниченный запас автономности, «малютки» настойчиво выискивали и уничтожали врага.

Неутомимые труженики военного моря «малютки» действовали наиболее активно по сравнению с подводными лодками других типов. Достаточно сказать, что из 74 боевых походов, совершенных в 1941 году подводными лодками Северного флота для действий на морских сообщениях противника, 38 походов, то есть более 50 процентов, сделали  «малютки». Всего же в 1941—1942 годах 6 подводных лодок дивизиона «малюток» 82 раза выходили на поиск вражеских транспортов.

Израсходовав обе торпеды, «малютки» становились почти безоружными. А угроза нападения противолодочных сил противника — авиации и подводных лодок — особенно возрастала на подходах к нашим берегам. Прорываться в базу иногда приходилось с боем.

Приняв в аппараты две новые торпеды, быстро пополнив запасы продовольствия и пресной воды, «малютки» опять прокладывали курс на запад. Каждый поход «малюток» был наполнен героическими делами матросов, старшин и офицеров, которые, не задумываясь, шли на риск во имя достижения победы.

Действовать «малюткам» приходилось преимущественно в Варангер-фьорде, где гитлеровцами была создана наиболее мощная система противолодочной обороны. Условия боевой деятельности «малюток» затруднялись еще и тем, что они даже не были вооружены гидролокаторами*, позволявшими обнаруживать мины. (*Гидролокатор — комплекс приборов, при помощи которых определяется местоположение (направление и расстояние) тела, находящегося в воде.)

29 боевых походов — больше, чем какая-либо другая подводная лодка Северного флота, — совершила в годы Великой Отечественной войны подводная лодка «М-171», 18 — подводная лодка «М-172», 17 — подводная лодка «М-174», 16 — «М-176», 13 — подводная лодка «М-173».

М-171 на параде в Ленинграде...

21 января 1942 года подводная лодка «М-171» под командованием капитан-лейтенанта В. Г. Старикова вышла в свой седьмой боевой поход.

Герой Советского Союза гвардии капитан 3 ранга  Валентин Георгиевич Стариков.  Во время службы на Балтийском флоте участвовал в Зимней войне 1939-40 годов, с  31 октября 1939 года — командир подводной лодки 3-го дивизиона отдельной бригады подводных лодок Северного флота М-171.

 

Зима 1941/42 года была на редкость суровая. Морозы доходили до 40—50 градусов. По нескольку суток подряд свирепствовали жестокие штормы. Едва стихал шторм, как на море наползал плотный туман. Участились длительные снежные заряды.

Форма одежды подводных асов...

Трудно приходилось подводникам — корпуса подводных лодок быстро покрывались    толстым    слоем льда, уменьшая остойчивость* лодок. (* Остойчивостью называется способность подводной лодки плавать под водой и над водой в положении устойчивого равновесия и возвращаться к нему по прекращении действия внешних сил,  вызвавших  крен или дифферент подводной лодки.) Клапаны вентиляции закупоривались льдом. Покрывалась наледью  антенна, лишая подводные лодки связи. Обледенение было  одним  из  самых  грозных  врагов подводников.

Обычная работа после похода - скалывание льда... Щ-403 в Полярном...

Море встретило «малютку» сильным штормом и частыми снежными зарядами. На корпусе лодки быстро нарастал лед. Волны оторвали в надстройке листы легкого корпуса, залили нижнюю головку перископа. Сорванные со своих мест листы создавали такой шум, что не могло быть и речи об использовании акустической аппаратуры до тех пор, пока море не успокоится. Залитая водой головка перископа снизила видимость на 80—90 процентов. Не раз пытались моряки закрепить сорванные листы, однако шум уменьшился мало. Попытка просушить перископ также большого успеха не принесла.

Подводная лодка фактически потеряла «зрение» и «слух» и вынуждена была действовать главным образом в надводном положении, лишившись своего основного преимущества — скрытности.

Несколько дней продолжалась борьба со штормом. И все это время командир почти не покидал рубку, неоднократно заходя во многочисленные фьорды в поисках врага.

Но вот шторм начал стихать. В 23 часа 26 января, когда «М-171» находилась в районе мыса Харбакен, вахтенный радист старшина 2-й статьи В. Г. 0блицев принял радиограмму о том, что в район крейсерства подводной лодки с запада идет конвой противника. Об этом сообщала подводная лодка «Щ-422», находившаяся в соседнем районе.

— Конвой должен появиться в нашем районе через час-полтора, то есть ночью, — быстро рассчитал командир. — Будем ждать.

Прошел час, другой, но противник не появлялся. Видимо, конвой отстаивался в одной из бухт. Однако, несомненно, транспортные суда гитлеровцев направлялись либо в Вардё, либо далее, в Варангер-фьорд.

Следовательно, пройти незамеченным конвой не мог. И подводники продолжали настойчиво ждать.

Наконец около 17 часов гидроакустик старшина 1-й статьи А. М. Лебедев доложил о шуме винтов. Командир прижал к глазам бинокль и с трудом различил во мгле едва приметные двигающиеся точки:

— Торпедная атака!

Вот уже конвой противника просматривается невооруженным глазом: несколько транспортов, а впереди них и со стороны открытого моря — корабли охранения. Более точно установить состав конвоя из-за плохой видимости не удалось. «Ничего не поделаешь, придется прорывать охранение в надводном положении. На перископ надежды мало», — размышлял командир.

Из позиционного положения «М-171» с дистанции около 10 кабельтовых атаковала двумя торпедами самую крупную цель. Стариков быстро задраил за собой люк, и подводная лодка пошла на глубину.

Взрыв!

Впоследствии по двусторонним данным удалось достоверно установить, что «М-171» потопила транспорт противника водоизмещением около 4 тысяч тонн. Корабли охранения, не сумев обнаружить быстро погрузившуюся подводную лодку, сбросили лишь две глубинные бомбы и были вынуждены отказаться от преследования.

3 апреля 1942 года комсомольскому экипажу подводной лодки «М-171», успешно совершившей к этому времени одиннадцать боевых походов, было присвоено звание гвардейского. В тот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР командир лодки комсомолец капитан-лейтенант Валентин Георгиевич Стариков — «бывший «фабзайчонок», молчаливый, доброжелательный, справедливый и решительный человек», как охарактеризовал его командующий флотом, — был удостоен звания Героя Советского Союза.

Подводники М-171  (слева направо:) радист гв. стар. 1 ст. А.М. Лебедев, акустик гв. красн. И.М. Курочкин, штурм. элект. гв. стар. 2 ст. Г.В. Зубков и трюмный гв. красн. Д.М. Мамкин после награждения. Полярный, апрель (?) 1942г.

27 апреля гвардейская подводная лодка «М-171» вновь вышла в боевой поход. Скрылись за горизонтом серые скалистые берега. Стал заметно крепчать ветер. С северо-запада быстро наползали тяжелые свинцовые тучи. И вскоре на «малютку» обрушился восьмибалльный шторм.