Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 256821

 

14 января 1942 года подводная лодка «С-102» под командованием капитан-лейтенанта Л. И. Городничего одним четырехторпедным залпом предположительно (результаты атаки проконтролировать не удалось) добилась попадания одновременно в два транспорта.

Командир ПЛ С-102 (июль 1941 – октябрь 1945). Городничий Леонид Иванович

Анализируя подобные атаки, командиры подводных лодок стали уже намеренно маневрировать перед выпуском торпед таким образом, чтобы торпеды обязательно перекрывали курсы сразу нескольких кораблей конвоя. Это достигалось как выбором более эффективных углов атак, так и увеличением числа выпускаемых торпед.

1 февраля 1943 года командир подводной лодки «Л-20» капитан 3 ранга В. Ф. Тамман вышел в торпедную атаку одновременно по транспорту и одному из сторожевых   кораблей    охранения.    Было   выпущено шесть торпед,  однако удалось потопить только один транспорт.

Командир ПЛ Л-20  Тамман Виктор Фёдорович

И лишь капитан 3 ранга Сушкин сумел добиться 29 марта 1943 года наибольшего успеха в нанесении торпедного удара одновременно по нескольким целям. В 11 часов 24 минуты с дистанции в 10 кабельтовых «С-55» выпустила одну за другой четыре торпеды. Транспорт водоизмещением в 8 тысяч тонн сразу же пошел ко дну, второй получил повреждения. Это была первая на Севере успешная торпедная атака одновременно двух целей. Шесть с половиной часов три сторожевых корабля и самолет противника преследовали «С-55». На нее было сброшено 107 глубинных бомб, но Сушкин сумел вывести лодку из-под удара.

С-55 выходит на позицию для атаки транспорта...

2  апреля  подводная  лодка  на глубине   60 метров форсировала вражеское минное поле. Неожиданно из электромоторного  отсека  по переговорной трубе  тревожно донеслось:

—  Заклинило левый винт.

—  Видимо,   намотали   на   винт  минреп, — обеепокоенно сказал командир, обращаясь к капитан-лейтенанту Скворцову.

На минуту представилось, как на конце этого намотанного на винт стального троса где-то, возможно совсем близко от борта, покачивается в зеленоватой воде смертоносное чудовище. Каждую секунду может произойти взрыв. Всего лишь небольшой толчок — и через пробоину в развороченном взрывом борту внутрь лодки неудержимо устремится вода. А если от взрыва сдетонируют соседние мины, то подводную лодку вообще разнесет на куски...

—  Будем   всплывать,    комиссар, — твердо   сказал Сушкин. —Буксировать   за   собой   этот   довольно   неприятный груз вряд ли целесообразно.

Осторожно «С-55»  всплыла. Море было пустынно.

Капитан-лейтенант Скворцов собрал в одном из отсеков коммунистов. Коротко объяснив обстановку, он сказал:

—  Очистить винт и освободиться от мины нелегко. На это тяжелое и ответственное дело пошлем только добровольцев. Кто согласен?

Руки подняли все. Составили список. Вскоре в этом списке оказался уже весь личный состав лодки — и коммунисты, и беспартийные.

Как нарочно, усилилась волна. Два часа ныряли моряки в легководолазных костюмах в ледяную воду с зубилами и молотками в руках, но перерубить стальной трос не удавалось.

Дали радиограмму в базу. Командующий флотом приказал подводной лодке немедленно возвращаться. В базе водолазы осмотрели винты — мины не было, возможно, она оторвалась в пути, но с левого винта было снято около 100 метров минрепа.

С-55 возвращение в родную базу...

Ровно через месяц после первой успешной атаки, 29 апреля, капитан 3 ранга Сушкин повторил у мыса Слетнес свой тактический прием — одновременный торпедный удар сразу по двум целям. Подводная лодка «С-55» выходила в атаку по конвою, состоявшему из четырех транспортов, которые охранялись двумя миноносцами и четырьмя сторожевыми кораблями, а с воздуха прикрывались шестью самолетами. Конвой двигался 8 узловым ходом курсом 280°. Транспорты шли строем уступа*. (*По   другим    данным,    состав    конвоя    был    следующим: 2 транспорта, 3 сторожевых корабля, 5 тральщиков, 6 самолетов, в том  числе 4   «Ме-110»  и  2   «Арадо» )

Самолет Arado240

На этот раз Сушкин решил сблизиться на более короткую дистанцию — 5—6 кабельтовых. В 17 часов 44 минуты, войдя внутрь вражеского охранения, «С-55» выпустила четыре торпеды. В подводной лодке были отчетливо слышны три взрыва. Почти одновременно транспорт водоизмещением 10 тысяч тонн и пароход «Штурцзее» начали погружаться в воды Баренцева моря

Но победа досталась нелегко. Гитлеровцы до 21 часа 38 минут ожесточенно преследовали «С-55». На лодку было сброшено около 90 глубинных бомб. Они рвались так близко, что взрывной волной подводную лодку, уходившую от преследования на 30-метровой глубине, выбрасывало на глубину 20 метров.

Боцману подводной лодки мичману А. Я. Князеву, стоявшему на горизонтальных рулях, стоило огромного, нечеловеческого напряжения удержать «С-55» на ровном киле в огромном клокочущем от страшных взрывов водовороте. Но мичмана Князева, имевшего шестнадцатилетний «боцманский стаж», недаром еще на Тихом океане подводники прозвали «гирогоризонтальщиком»* за его умение с поразительной ловкостью управлять горизонтальными рулями.

(*«Гирогоризонтальщик» —шутливая  аналогия с гирокомпасом, гироазимутгоризонтом,   гировертикалью, гирорулевым, то есть приборами, действие которых основано на свойстве гироскопа сохранять неизменным направление оси своего вращения в пространстве.)

И все-таки вражеские бомбы накрыли лодку. Взрывами глубинных бомб у «С-55» была разворочена носовая часть, заклинило крышки носовых торпедных аппаратов, вышел из строя эхолот.

С-55 скоро родной дом...

В надводном положении, вздымая искореженной носовой надстройкой высокий пенистый бурун, подводная лодка взяла курс на базу. Несмотря на серьезные повреждения, поступления воды внутрь прочного корпуса не было. Стальной корпус корабля, любовно построенного руками советских рабочих, оказался надежным и крепким. Но крепче стали были люди, плававшие на этом корабле.