Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 251390

 

За успешные боевые действия против немецко-фашистских захватчиков подводная лодка «Д-3» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 января 1942 года первой на Северном флоте была награждена орденом Красного Знамени. В тот же день, 17 января, старейшему подводнику-североморцу коммунисту капитану 2 ранга Ивану Александровичу Колышкину, руководившему боевыми действиями подводной лодки «Д-3» во время ее первых боевых походов, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза. И. А. Колышкин был первым советским подводником, удостоенным Золотой Звезды Героя в Великую Отечественную войну.

Орден Боевого Красного Знамени.

 

Краснознамённый Военно-морской флаг. 23 ноября 1926 года, постановлением Президиума ЦИК СССР, вместе с Почётным Революционным Красным Знаменем, был учреждён Почётный Революционный Военно-морской флаг

«Многие командиры-подводники,:—отмечал командующий флотом адмирал А. Г. Головко, — ...обязаны Колышкину своими успехами. И не только успехами.

Война — дело серьезное и жестокое, она беспощадна к тем, кто допускает ошибки. За каждой ошибкой на войне, тем более на подводной лодке, может быть роковой исход для корабля, значит, для всего экипажа. Присутствие Колышкина обеспечивающим в походах уберегло не одного командира от опрометчивого шага, от  преждевременного  риска, гарантировало успех».

В историческом журнале подводной лодки «Д-3» имелась такая запись, сделанная еще в далекие предвоенные годы:

«Пройдет время, Северный флот пополнится кораблями, моряки-североморцы совершат немало новых подвигов во славу Родины, среди командиров и краснофлотцев Северного флота появятся новые орденоносцы н даже Герои Советского Союза. И среди многих новых, впервые прославленных имен североморцев, которые прогремят по всей стране как символ доблести, бесстрашия и победы, — мы верим и знаем, — будут и имена подводников «Д-3», и, может быть, и твое имя, товарищ.

Мы верим и знаем. И порукой тому — наша любовь к своему испытанному боевому кораблю, к суровым полярным морям, к растущему Северному флоту, флоту трех океанов, к великой и могучей Родине, стране большевиков, стране героев, творцов и созидателей».

Именно так все и было. Приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота Краснознаменной подводной лодке «Д-3» 3 апреля 1942 года было присвоено звание гвардейской. «Д-3» стала первой гвардейской Краснознаменной подводной лодкой в истории Советского Военно-Морского Флота.

Знак "Гвардия"

 

Гвардейский Краснознамённый Военно-морской флаг. Хотя приказом Наркома ВМФ СССР от 20 июня 1942 года, учреждался только Гвардейский Военно-морской флаг, 21 июня 1942 года подводной лодке «Д-3» был присвоен Гвардейский Краснознамённый Военно-морской флаг и только 16 ноября 1950 года, вышло постановление Совета Министров СССР, которым этот флаг был официально утверждён.

 

В мае 1942 года командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко вручил капитану 3 ранга М. А. Бибееву и военному комиссару лодки старшему политруку Е. В. Гусарову орден Красного Знамени, которым была награждена «Д-3».

— Мы утроим, мы удесятерим наши усилия! Жизни наши принадлежат тебе, Родина! - взволнованно заявил,  принимая  орден,  Бибеев.

Под Краснознаменным Военно-морским флагом ушли гвардейцы-подводники в очередной боевой поход и не вернулись. В бою, сражаясь с ненавистным врагом, отдали они свою жизнь за Родину.

Всего в 1941 году подводные лодки Северного флота совершили 74 выхода для действий на морских сообщениях противника. За шесть месяцев 1941 года подводники-североморцы без потерь со своей стороны потопили торпедами и артиллерией 32 транспортных судна противника общим тоннажем 95 809 брутто-регистровых тонн, 2 тральщика, траулер-охотник за подводными лодками, сторожевой корабль и сторожевой катер. Потопление 16 транспортных судов общим тоннажем 44 609 брутто-регистровых тонн, 600-тонного тральщика, траулера-охотника за подводными лодками и сторожевого катера подтверждено двусторонними данными. От общего объема тоннажа, потерянного гитлеровцами в 1941 году на Северном морском театре, это составило почти 65 процентов.

Показательно, что швейцарский историк Юрг Майстер в своей книге «Война на море в восточноевропейских водах 1941—1945 гг.», изданной в Западной Германии, вынужден признать, что действовавшие в Заполярье «немецкие подводные лодки в 1941 году добились успешно двух верных потоплений и одного вероятного советских торговых судов».

Немецко-фашистское командование, первоначально недооценивавшее силы и возможности советского Северного флота, с декабря 1941 года было вынуждено срочно приступить к постановке минных заграждений для прикрытия в первую очередь наиболее открытых участков своей морской коммуникации.

К востоку от меридиана 20", в зоне действия подводных лодок Северного флота, гитлеровцы в январе— марте 1942 года поставили в водах Северной Норвегии оборонительное минное заграждение, состоявшее в общей сложности из 2183 мин и 210 минных защитников. Это составило около 60 процентов от общего числа мин, поставленных противником в течение 1942 года на Севере. О произведенных минных постановках гитлеровцы открыто объявили по радио, надеясь таким образом запугать советских подводников.

Мины ставились в основном восточнее мыса Нордкап, в 3—5 милях от берега, в пределах 150-метровой изобаты. Минными полями, преимущественно состоявшими из антенных мин, противник пытался также преградить советским подводным лодкам входы в глубокие фьорды.

Всего же гитлеровцы для прикрытия своих коммуникаций на участке от Тромсё до Петсамо поставили в 1942—1944 годах 59 минных заграждений, состоявших из 7653 мин, причем в 1944 году из этого количества было поставлено лишь 320 мин.

Наиболее выступающие мысы по трассе движения конвоев гитлеровцы оборудовали сигнально-наблюда-тельными постами и установили на них береговую артиллерию. В состав охранения конвоев немецко-фашистское командование стало включать эскадренные миноносцы и авиацию.