Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 256833

 

На исходе дня 1 апреля был обнаружен идущий навстречу вражеский транспорт водоизмещением более 10 тысяч тонн, охраняемый 2 тральщиками и несколькими сторожевыми катерами. Командир прильнул к окуляру перископа. По его плотно сжатым губам и глубоким бороздам на лбу все находившиеся в центральном  посту поняли,  что  бой  предстоит нелегкий.

— Аппараты, товсь! Что ж, чем больше охрана, тем более полновесным должен быть наш залп, — добавил командир, и моряки уловили в его голосе нотки решительности и азарта.

В центральном посту стало так тихо, что было слышно бархатистое шуршание воды за бортом и комариное пение гирокомпаса. В ожидании команды застыл с секундомером в руке матрос Е. А. Вавилов. И вот последовали одна за другой две короткие энергичные команды. Торпеды, выпущенные матросами С. Т. Камышевым и В. В. Чернишевым, ринулись к цели.

Торпедист Щ-404 старший матрос С.Т. Камышев

Опущен перископ, по его трубе посыпались вниз бусинки влаги. Лодка как взметнувшийся на дыбы норовистый конь рванулась вверх. Ее не удалось удержать, рубка высунулась из воды. Значит, обнаружены!

Старшина 2-й статьи Н. В. Белов с силой открыл кингстон цистерны быстрого погружения и клапан вентиляции. Лодка, увеличив ход, пошла на глубину. Взгляды всех находящихся в центральном постубыли устремлены на темную стрелку глубиномера, быстро двигавшуюся по кругу. Сверху донеслись взрывы трех торпед такой силы, что подводная лодка закачалась. Удовлетворенный вздох вырвался невольно у каждого, и многие мысленно представили, как высоко к небу взметнулись три столба дыма, воды и бесформенных обломков, как погружаются в пучину остатки вражеского судна.

Близкие разрывы серий глубинных бомб обрушились на подводную лодку. На глубине 47 метров, зашуршав гравием, «Щ-404» носом ткнулась в дно и потом плавно коснулась грунта килем. Командир распорядился уменьшить шумы. Бесшумно ступая по настилу палубы, люди прислушивались к забортным звукам. В отсеки отчетливо доносился шум винтов сторожевых катеров.

Все ближе и ближе ухали взрывы. Пришлось остановить гирокомпас. Где-то над самой головой раздался ужасный грохот — грозный, холодящий сердце. Так, пожалуй, грохочет, рассыпаясь по скале, обвалившаяся каменная глыба. Какая-то неведомая сила легко оторвала лодку от грунта и затем снова швырнула ее на дно. Погас свет. В отблесках слабого аварийного освещения можно было различить, что моряки, разобрав аварийный инструмент, по-прежнему на своих боевых постах, готовые немедленно вступить в борьбу за жизнь своего корабля.

— Осмотреться в отсеках! — разнесли переговорные трубы приказание командира.

Раздался второй такой же мощный взрыв, затем еще и еще... Сыпались плафоны. В лодке стоял лязг и грохот. Можно было, казалось, видеть, как круто прогибались шпангоуты, принимая на себя неимоверную силу очередной взрывной волны. Подводная лодка вздрагивала, ворочалась на грунте, приподнималась. Разошлись швы легкого корпуса у цистерн главного балласта, в которых находился соляр. Несколькими тонкими струйками соляр поднимался на поверхность и расползался там радужными пятнами, показывая противнику точное место подводной лодки.

Гитлеровцы били уже более часа, а конца все еще не было видно. Наконец после двухчасового бомбометания наступила такая тишина, что, казалось, тикание корабельных часов несомненно слышно притаившемуся над лодкой врагу. С подволока с металлическим звоном падали капли воды. У моряков были усталые, посеревшие лица. Лодку мерно покачивало течением. Было слышно, как трется, слегка поскрипывая, киль о грунт.

Вдруг по корпусу лодки заскрежетал какой-то металлический предмет. Очевидно, фашисты решили окончательно убедиться в гибели неподвижно лежащей на грунте подводной лодки, доказательством чего служило широко расплывшееся по поверхности моря соляровое пятно.

Медлить было нельзя. Командир решил оторвать лодку от грунта и немедленно уходить. Командир электромеханической боевой части инженер-капитан-лейтенант Г. А. Фокин стал создавать воздушную по душку в цистернах главного балласта. И сразу же опять загрохотали взрывы. Пришлось действовать по принципу — кто кого перехитрит. Воздух в цистерны давался в тот момент, когда грохотала очередная серия глубинных бомб. И вот лодке удалось медленно оторваться от грунта. Гребными электродвигателями дан средний ход. Пущен гирокомпас. Лодка все далее и далее уходила от опасного места, держа курс на север.

А гитлеровцы не унимались. Они все еще яростно вспарывали глубинными бомбами толщу воды в том месте, где до этого находилась подводная лодка.

6 апреля подводная лодка «Щ-404», о потопления которой уже успело хвастливо объявить берлинское радио, двумя артиллерийскими выстрелами возвестила о возвращении с победой из своего шестого боевого похода.

Щ-404 возвращается из похода...