Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 251364

 

 

НАВЕЧНО В СТРОЮ

 

В то время как «Азиатская эскадра» (как шутки ради североморцы назвали дивизион подводных лодок Тихоокеанского флота) пересекала Северную Атлантику, с каждой пройденной милей все более и более приближаясь к цели своего небывалого перехода, за Северным полярным кругом советские подводники продолжали  упорную  борьбу  с  ненавистным  врагом.

15 января 1943 года в 3 часа подводная лодка «Щ-404» под командованием капитана 3 ранга В. А. Иванова вышла в боевой поход.

ПЛ Щ-404 справа её командир В.А.Иванов

Море, лизавшее небольшими волнами борта «щуки», было спокойным. Уже вне видимости своих берегов, на рассвете, лодка погрузилась. Началась походная морская жизнь. Уверенно форсировал командир минные поля противника, ведя подводную лодку в глубь Порсангер-фьорда— в самое логово врага.

Много военных миль осталось уже за кормой подводной лодки «Щ-404». Ведь этот боевой поход был одиннадцатым по счету.

...22 июня 1941 года подводная лодка «Щ-404», пополнив в течение двух часов боеприпасы и продовольствие, вышла в числе первых к горлу Белого моря. Из Белого моря шел лед. «Щ-404» встала на якорь в Иоканкском заливе.

Позиции подводных лодок Северного флота в 1941 г.

Фашистские корабли пытались прорваться к горлу Белого моря. В июле 5 вражеских эскадренных миноносцев внезапно напали в районе Гавриловских островов на отряд из двух рыболовных траулеров — «РТ-32» и «РТ-67», сопровождаемых сторожевым кораблем «Пассат». Отряд направлялся в Иоканку. На борту «Пассата» на родную лодку возвращались лейтенант М. А. Бродецкин, старшина 2-й статьи Рыбаков и матрос Трофименко.

Сторожевой корабль «Пассат», вооруженный двумя 45-миллиметровыми пушками и двумя пулеметами, смело  устремился  навстречу вражеским  кораблям.

Сторожевой корабль «Пассат»

Три из них открыли огонь по головному «РТ-67», два других эскадренных миноносца, находясь мористее, прикрывали эти действия.

«Пассат» самоотверженно вел неравный бой, защищая безоружные рыболовные траулеры. Носовую и кормовую части сторожевого корабля охватило пламя. «Пассат» начал быстро погружаться носом. Но ни на минуту не прекращало бить по врагу кормовое орудие «Пассата», у которого виднелся только один человек. Это был электрик с подводной лодки «Щ-404» матрос Трофименко.

До последней минуты оставался Трофименко на тонущем корабле, продолжая вести ответный огонь по фашистам, пока палуба под ногами моряка не ушла под воду. В течение пяти долгих часов держался отважный подводник на воде, студеной на Севере, как известно, и летом, и был затем подобран, советскими моряками. За подвиг, совершенный в неравном артиллерийском бою с кораблями противника, матрос М. А. Трофименко был награжден орденом Красной Звезды.

17 сентября 1941 года «Щ-404» вышла после ремонта из Архангельска в Иоканку. Море встретило неласково. При выходе из горла Белого моря лодка сразу же попала в жестокий шторм. Подводную лодку кидало на волнах, как щепку, крен доходил до 50°. Завывал ветер в радиоантеннах. Набегающие встречные волны, перекатываясь через ходовой мостик, с шумом обрушивались в люк центрального поста.

ПЛ Щ-404

Отдался стопор якорь-цепи, якорь начал биться о баллер горизонтального руля*.

(*Баллер руля — ось вращения руля.)

Нужно было немедленно выбрать якорь и закрепить его. Это добровольно вызвались сделать рулевые комсомольцы Гондюхин и Фоменко. Обвязавшись бросательными концами, отважные моряки, держась за леера, стали пробираться по палубе в носовую надстройку.

Белые гребни громадных волн накрывали их. Холодная вода проникала в нос и рот, стесняла дыхание, больно хлестала по глазам. Но Гондюхин и Фоменко помнили только о своем воинском долге. С трудом удерживаясь на ногах, моряки нечеловеческими усилиями выбрали якорь и надежно закрепили его.

Старший матрос И. Е. Гондюхин, уже шесть лет плававший на «Щ-404», был любимцем экипажа. Для него — сына архангельского колхозника-помора — море было родной стихией. Зоркий сигнальщик, виртуозный рулевой, отважный артиллерийский наводчик, он недаром носил на груди значок «Отличного подводника». Да, он был отличным подводником — сильным и выносливым, старательным и умелым, решительным и расчетливым, отзывчивым и скромным. Он словно не знал ни усталости, ни страха и всегда был готов добровольно пойти на любое трудное и опасное задание. Он страстно любил жизнь и презирал смерть.

Старший матрос И. Е. Гондюхин

29 марта 1942 года «Щ-404» вышла из Полярного в очередной боевой поход. И опять море встретило ее 8-балльным штормом. Гигантские волны с шумом ударяли по корпусу лодки. Замерзающие на лету брызги острыми льдинками впивались в лицо. Но вахтенные не отворачивались от ветра. Тяжелая холодная волна с головой накрывала моряков, в сапогах хлюпала вода. Отряхиваясь и отфыркиваясь, вахтенные ни на минуту не ослабляли наблюдения. Лодка упорно шла на запад.

Зона действия подводных лодок Северного флота на коммуникациях противника...

31 марта подводная лодка под перископом осуществляла поиск врага в районе Тана-фьорда. В полдень в один из коротких просветов между снежными зарядами помощник командира капитан-лейтенант И. Е. Сухорученко обнаружил в перископ транспорт противника, шедший в охранении двух тральщиков и сторожевого корабля. Немедленно была объявлена торпедная атака.

— Носовые и кормовые аппараты — товсь! — разнеслось по отсекам подводной лодки.

Транспорт уходил, стрелять носовыми торпедными аппаратами было уже поздно. Командир принял решение атаковать врага кормовыми аппаратами. Лодка легла на боевой курс. Короткая команда «Пли!» — и торпедисты мичман Я. Н. Нифантьев и старшина 2-й статьи Д. М. Грамм выпустили торпеды.

Боцман главный старшина В. Д. Юдин, полностью переложив рули на погружение, загонял лодку на 20-метровую глубину, когда послышались глухие взрывы торпед. Но фашисты не бомбили, видимо так и не поняв, откуда последовал удар.

Командир всплыл под перископ: там, где только что находился транспорт, плавало лишь несколько бочек. А прямо за кормой лодки, застопорив ход, раскачивался на волне вражеский сторожевой корабль. Досадно, что в кормовых аппаратах уже нет торпед. Опустив перископ, Иванов начал разворачивать лодку под водой, решив атаковать фашистов носовыми аппаратами.

Как только «Щ-404» описала циркуляцию, командир вновь поднял перископ. И опять сторожевой корабль оказался за кормой подводной лодки. Что это — случайность, или враг затеял хитрую игру? Командир решил еще раз повторить свой маневр, лодка вновь развернулась под водой. Но как только начали всплывать под перископ, корпус лодки потряс мощный взрыв. Значит, фашисты давно уже прослушивали подводную лодку и перехитрили!

«Щ-404» устремилась на глубину. А бомбы рвались одна за другой. Корпус лодки стонал и потрескивал от близких разрывов. Глубина уже перевалила за 100 метров, грохот взрывов стал глуше, но еще долго акустик продолжал докладывать о шуме винтов вражеских кораблей. Гитлеровцы продолжали упорно искать советскую подводную лодку.

Бомбардировка подводной лодки...

Лишь с наступлением темноты «Щ-404» всплыла. Была произведена зарядка аккумуляторной батареи, трюмные пополнили запасы воздуха высокого давления и с рассветом подводная лодка погрузилась.