Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 251384

 

У атлантического побережья США и даже в Карибском море и Мексиканском заливе почти безнаказанно орудовали немецкие подводные лодки. Американцы называли Карибское море «кладбищем кораблей». «Карибское море и Мексиканский залив были усеяны затонувшими танкерами и торговыми судами, — пишет Т. Роско. — ...В период с 1 января по 1 ноября 1942 года немецкие подводные лодки в Атлантике потопили около 878 судов союзников общим водоизмещением около 4 587 000 т». «...Ноябрь и декабрь 1942 года явились самыми тяжелыми месяцами с точки зрения количества потопленных судов в этой зоне Атлантики...», — вторит Роско американский историк контр-адмирал в отставке Морисон. Противолодочные силы американского флота оказались неспособными вести эффективную борьбу с немецкими подводными лодками.

Переход Карибским морем был очень напряженным, тем более что стоял полный штиль. По всему морю подводникам встречались пустые шлюпки и различные плавающие предметы с погибших кораблей.

На третьи сутки пути советские подводные лодки достигли Кубы и зашли в военно-морскую базу Гуантанамо, чтобы пополнить запасы топлива и пресной воды. Впереди был самый большой и трудный этап — переход северной частью Атлантики. В тот же день подводные лодки вышли в океан.

Примерно через час в корме подводной лодки «С-55», шедшей 15-узловым ходом, раздался резкий удар. Корпус лодки начал так сильно вибрировать, что во втором отсеке, использовавшемся в качестве кают-компании, попадали со стола тарелки.

— Стоп левый дизель! — приказал, выбежав на мостик, капитан 3 ранга Сушкин.

Вибрация  корпуса прекратилась. По приказанию   командира лодки за борт в водолазной маске опустился командир отделения рулевых старшина 2-й  статьи В.В. Добровольский. Старшина был предупрежден, что в случае обнаружения перископа или следа торпед подводная лодка даст ход правой машиной. Вахтенные усилили наблюдение за водной поверхностью. Понимая, что неподвижная подводная лодка представляет для противника прекрасную мишень, Добровольский, пренебрегая опасностью, не поднялся из воды до тех пор, пока не освободил левый винт от лопнувшего кольца облицовки вала. Попав под винт, это кольцо терло лопасти, что и явилось причиной сильной вибрации всего корпуса.

Командир отделения рулевых подводной лодки С-55 старшина 2 статьи В.В. Добровольский

«С-55» вновь дала ход. Но вскоре у американского эскортного корвета, который должен был вывести подводные лодки за 150 миль от Багамских островов, вышел из строя дизель и скорость его снизилась до 5 узлов. Пришлось возвращаться на Кубу, откуда только под вечер подводные лодки снова вышли в путь в сопровождении другого корабля.

Около 18 часов 8 декабря, когда подводные лодки «С-54» и «С-55», миновав архипелаг Багамских островов, вышли в Саргассово море, американский корвет застопорил ход. «С-55» должна была высадить на корвет американского матроса-сигнальщика — дальше лодкам предстояло следовать самостоятельно. И вдруг корвет, включив красный огонь, неожиданно сделал поворот вправо и начал сбрасывать глубинные бомбы. В тот же момент на подводной лодке «С-54» заметили след торпеды, которая прошла лишь в 25 метрах вдоль левого борта лодки, тогда как американцы бомбили правый фланг. Очевидно, гитлеровцам (если эта торпеда была выпущена немецкой подводной лодкой) было хорошо известно, в какой точке американский корабль заканчивает эскортирование и где советские подводные лодки будут вынуждены стопорить ход. Здесь их и поджидала немецкая подводная лодка. Но успеха фашистам добиться не удалось.

Сначала Атлантический океан был почти спокоен. Но постепенно волнение все более и более усиливалось и на третьи сутки перешло в сильнейший шторм. Вскоре подводные лодки потеряли друг друга из виду.

Крен доходил до 40—50°, подводные лодки временами полностью погружались в гигантские волны, вода сплошным потоком обрушивалась через люк в центральный пост, и помпы едва успевали откачивать ее за борт. Бывали моменты, когда при дифференте 10° на нос глубиномер в центральном посту показывал глубину 5—6 метров. Верхняя вахта стояла в легководолазных костюмах. И вдруг все стихло. Словно в доме, нещадно продуваемом сквозняком, неожиданно кто-то плотно прикрыл все окна и двери.

Небо прояснилось. На «С-56» штурман лейтенант Ю. В. Иванов — олимпийского спокойствия человек — даже  успел  взять  секстаном  несколько  высот  звезд.

Но это затишье продолжалось лишь считанные минуты, а затем ветер задул с новой силой, но только в противоположном направлении. Оказалось, что «С-56» прошла через центр циклона, так называемый «глаз бури». Лишь на восьмые сутки океан начал затихать.

Несмотря на перенесенный ураган, штурманы лейтенанты Ю. В. Иванов и В. А. Комиссаров точно вывели свои подводные лодки в точку встречи с канадским эскортом. 12 декабря открылись заснеженные берега Канады, и вскоре лодки вошли на рейд Хали факса, где моряков, лишь неделю назад изнывавших от тропической жары, встретила настоящая зима.

В Халифа ксе все 5 советских подводных лодок соединились. В Канаде советских моряков встречали так же приветливо, как и в США. Отовсюду сыпались десятки приглашений. Владелец одного из крупнейших театров города распорядился пропускать всех русских моряков бесплатно. Совместно с канадскими матросами советские моряки дали для личного состава гарнизона концерт самодеятельности.

Лодки нуждались в ремонте — были обнаружены повреждения листов обшивки подводкой части корпуса и гребных винтов. Только вечером 29 декабря советские подводные лодки покинули Галифакс. «С-51» и «Л-15» взяли курс к берегам Гренландии. От южной оконечности этого огромного, закованного в ледяной панцирь острова они должны были повернуть к Исландии. Остальные подводные лодки направились в; английский порт Розайт на побережье Северного моря, где им предстояло сменить износившиеся аккумуляторные батареи.

Океан снова встретил штормовой погодой. Еще более возросла опасность неожиданных атак немецких подводных лодок.

Рулевые-сигнальщики С-56 Д.С. Подковырин и В.И. Легченков.

В светлое время суток «С-51» и «Л-15» шли обычно в подводном положении. После десятидневного штормового перехода лодки подошли к берегам Исландии. Это было 8 января 1943 года.

«С-51» пробыла в Рейкьявике до 17 января. Вечером этого дня она начала последний переход — к берегам Родины. «Л-15» была вынуждена направиться на ремонт в английскую военно-морскую базу Гринок в Шотландии. Во время шторма «Л-15» потеряла кормовые горизонтальные рули, у нее треснула одна из лопастей левого винта. В открытом океане, когда волнение еще доходило до 5 баллов, боцман подводной лодки мичман С. А. Демичев и старший матрос И. И. Смольников в водолазных масках опускались за борт, пытаясь установить размеры повреждений и по возможности исправить их. Но своими силами подводникам этого сделать не удалось.