Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 251388

 

Утром 5 ноября открылся американский берег. Местоположение Сан-Францисской военно-морской базы было легко определить по многочисленным аэростатам заграждения, блестевшим высоко над землей в лучах солнца. Подводные лодки встретил и провожал до самого входа в бухту патрульный дирижабль.

Ровно в 10 часов подводные лодки вошли в пролив Золотые Ворота (Голден Гейт) и ошвартовались у одного из многочисленных пирсов Сан-Францисской судостроительной верфи «Неви Ярд» в Оклендском заливе, примерно в 40 милях от города.

Сан-Францисская судостроительная верфь в 1942 году...

 

Приветливо встретили советских подводников простые американцы, которых больше всего поражали товарищеские взаимоотношения между офицерами и матросами подводных лодок. Много подарков было передано подводникам, много добрых и искренних пожеланий услышали они в дни своего короткого отдыха.

9 ноября в офицерском клубе Сан-Францисской военно-морской базы командир американской флотилии подводных лодок дал банкет в честь советских подводников. Признавая высокое мастерство наших подводников, подтвержденное океанским переходом, американцы торжественно вручили капитану 1 ранга Трипольскому и командирам советских подводных лодок нагрудные знаки подводников флота США.

В один из дней советские моряки посетили университет. Их окружила толпа молодежи. Каждый предлагал свои услуги, желая помочь познакомиться с жизнью и учебой американских студентов. Профессор славянских языков пригласил подводников в свой кабинет. Книжные полки кабинета были заставлены произведениями В. И. Ленина, Л. Н. Толстого, А. М. Горького, А. С. Пушкина, Т. Г. Шевченко. Осторожно профессор стал расспрашивать, знакомы ли советские моряки с произведениями Достоевского,    Лермонтова, Грибоедова. Й каково было его удивление, когда старшина группы мотористов подводной лодки «С-56» мичман Ю. Г. Елин на память прочел «Медного всадника» и несколько отрывков из «Демона». А когда матросы, назвав десяток американских авторов, попросили рассказать, над какими книгами они сейчас работают, изумлению и восторгу профессора не было предела. Расставаясь с моряками, профессор заявил:

— При всей моей симпатии к Советскому Союзу, при самом тщательном изучении его жизни, я никак не ожидал встретить столь высокую культуру у среднего человека — обыкновенного матроса. Ваше посещение обогащает меня превосходным материалом, с которым я могу выступать на диспутах, часто проводимых мною в защиту Советского Союза.

Однако советские подводники видели немало примеров и того, насколько плохо многие американцы знают нашу страну и какие превратные представления имеют о нашей жизни. Часто, например, спрашивали моряков, почему они, русские, — и вдруг без бород, почему комиссары лодок имеют такую же форму одежды, как и остальные офицеры, а не носят красных штанов.

Эти рабочие ремонтировали советские подводные лодки...

Через три дня, 12 ноября, подводные лодки покинули гостеприимный красивый Сан-Франциско. До траверза Сан-Диего их сопровождал американский корвет — в этом районе периодически обнаруживались немецкие и японские подводные лодки.

С каждой пройденной милей подводные лодки приближались к экватору. И с каждым днем заметно поднималась температура воздуха и воды. Вскоре температура наружного воздуха уже достигала +35°. В отсеках нечем было дышать — термометр показывал + 45—50°.

Однажды под суппорт лага* подводной лодки «С-55» попала огромная черепаха.

(*Лаг — прибор  для  определения  скорости  хода  или  пройденного  расстояния  относительно  воды.  Суппорт — приспособление,  на  котором  лаг  крепится  под  днищем  корабля.)

Подводный механизм был сломан и забит кусками панциря.

Переход совершался в надводном положении, так как это было быстрее, хотя все ясно представляли себе, что опасность подстерегает подводные лодки буквально на каждом шагу. 18 ноября в полдень сигнальщик подводной лодки «С-56» заметил белый след торпеды на расстоянии 4—5 кабельтовых от борта. Но внимательный и зоркий вахтенный офицер лейтенант П. П. Скопин быстро и спокойно отдал нужное приказание — торпеда прошла всего в 50 метрах за кормой.

Была ли это японская, немецкая или американская торпеда — сказать трудно.

Еще когда подводные лодки покидали Владивосток, был отмечен выход в Тихий океан немецкой подводной лодки, базировавшейся на одну из японских военно-морских баз. При выходе советских подводных лодок из Петропавловска вновь была получена радиограмма, предупреждавшая о выходе немецкой подводной лодки из Хакодате. Но небезынтересны и другие факты.

Через два дня после прибытия советских подводных лодок в Коко-Соло (Панамский канал) туда пришла американская подводная лодка «Кэтфиш». Один из матросов с этой лодки рассказал советским морякам, что «Кэтфиш» дважды обнаруживала советские подводные лодки на переходе из Сан-Франциско к Панамскому каналу и выходила в учебные атаки на них. Командир американской подводной лодки также подтвердил, что видел советские лодки на переходе, но места, где это произошло, не указал. Если к тому же добавить, что «Кэтфиш», вышедшая из Сан-Франциско раньше советских подводных лодок с полным комплектом боеприпасов, принимала в Коко-Соло шесть торпед, израсходованных где-то на переходе, то напрашивается вопрос, по какой цели они были выпущены. Официальных сообщений о боевых успехах, достигнутых американскими подводниками в этот период, не было. Даже если эти торпеды были поставлены на большое углубление и предназначались для тренировки личного состава «Кэтфиш», то и в этом случае сам факт использования советских подводных лодок в качестве мишеней не выдерживает критики.

На подходах к Панамскому каналу к подводным лодкам «С-51» и «С-56» присоединились догнавшие их «С-54» и «С-55». А 25 ноября подводные лодки встретились с американским сторожевым катером, который повел их в канал. Штурманы подводных лодок продемонстрировали высокое мастерство, приведя лодки к месту этой встречи точно в назначенное время. Тихий океан остался за кормой.

Командиры советских подводных лодок (в черной форме) с офицерами ВМС США (в белой форме) в Панаме. Слева направо: командир С-54 капитан-лейтенант Дмитрий Кондратьевич Братишко, командир С-51 капитан 3 ранга Иван Фомич Кучеренко, командир группы подводных лодок капитан 1 ранга Александр Владимирович Трипольский, командир С-56 капитан-лейтенант Григорий Иванович Щедрин, командир Л-15 капитан 3 ранга Василий Исакович Комаров, командир С-55 капитан 3 ранга Лев Михайлович Сушкин