Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 256811

 

Океан штормил. Волны высотой до 12—15 метров обрушивались на подводные корабли. Иногда вокруг были видны только бурлящие гребни волн, а лодки оказывались в огромном водяном кратере. Затем, содрогаясь всем корпусом, подводные лодки выбирались на гребень волны, и в этот момент весь мостик вместе с верхней вахтой заливало водой. В центральный пост и дизельный отсек вода вливалась потоками.

Целые сутки боролись подводники со штормом. Наутро следующего дня появилось солнце, шторм начал стихать, и вскоре океанские волны уже покорно ложились под форштевни советских подводных лодок.

Через несколько дней похода подводные лодки бросили якоря в Авачинской губе на рейде Петропавловска-Камчатского. Выл пройден первый этап трудного и длительного перехода. 17 октября, когда подводные лодки после короткой трехдневной стоянки снова выходили в океан, личному составу была объявлена конечная цель похода — Северный флот.

Тихоокеанцы встретили это известие с огромным воодушевлением. Не было на Дальнем Востоке моряка, который не мечтал бы встать в один строй с теми, кто громил немецко-фашистских захватчиков в Заполярье, на Балтике или на Черном море.

—  Сбылась  наша мечта,  —  говорили кандидаты в члены партии старшина торпедистов старший матрос П. Ф. Воеводин, моторист матрос Ф. Г. Гаврюшин, комсомолец электрик матрос В. В. Савенко.

—  Буду мстить за своих родных! — заявил старшина группы трюмных старшина 1-й статьи В. М. Бучин.

—  Сделаем все, чтобы наша подводная лодка была гвардейской! — Такое обещание дал от имени экипажа  моторист  подводной  лодки «С-51» комсомолец матрос А. С. Зюркалов.

В вечерних сумерках медленно таяли очертания родных, надолго покидаемых берегов. На горизонте, прямо по корме, еще долго виднелась дымящаяся Ключевская сопка, а затем скрылась и она. Миновали Командорские острова. Кругом, насколько хватал глаз, катились волны Берингова моря.

На третьи сутки перехода утром на горизонте был замечен силуэт какого-то судна. Чтобы не обнаруживать себя, лодки ушли на перископную глубину. Сблизившись с судном, опознали в нем советский лесовоз, шедший от берегов Америки. Но ведь судно могло оказаться и иностранным, предосторожность никогда не мешает.

День 21 октября повторился у моряков дважды — пересекли линию перемены дат. Второй этап перехода советские подводные лодки закончили в Датч-Харборе.

Американские моряки приняли советских подводников гостеприимно и радушно. Шли беседы на самые разнообразные темы. Смешивалась английская и русская речь, но основным языком были жесты и мимика.

Обменивались на память сувенирами, к которым американцы выражали особое пристрастие, — мелкими деньгами, почтовыми марками, форменными пуговицами.

Офицеры и старшины 3-го дивизиона подводных лодок ТОФ с американскими офицерами в Коко-Соло (Панама). 2 декабря 1942. Стоят: в центре командир 3-го дивизиона ПЛ ТОФ Герой Советского Союза капитан 1 ранга А.В. Трипольский, слева от него — командир подводной лодки «С-51» И.Ф. Кучеренко и командир подводной лодки «С-56» Г.И. Щедрин, справа — (между американскими офицерами) командир подводной лодки «С-55» Л.М. Сушкин и командир подводнй лодки «С-54» Д.К. Братишко

 

Особенно восторгались американцы чистотой, порядком и четкой организацией службы на советских подводных лодках, а также... русским борщом. Однако находились и такие, которые упорно не хотели верить, что на подводных лодках штатный личный состав, а не специально подобранный экипаж из коммунистов, что установленные на подводных лодках дизеля изготовлены в Советском Союзе. А советским морякам было странно увидеть на берегу бухты этого далекого американского острова обыкновенную русскую сельскую церквушку с колокольней-луковицей.

И тогда комиссар подводной лодки «С-56» старший политрук Д. Т. Богачев рассказал морякам:

— Русские люди, начавшие в XVI веке освоение Сибири, уже в первой половине XVII века достигли северо-американского материка и явились первыми европейцами, открывшими, исследовавшими и освоившими его западное побережье. Карта Аляски и Алеутских островов, пестрящая русскими названиями, красноречиво свидетельствует о славном подвиге великого русского народа.

Было время, когда российские владения простирались от северных берегов Аляски до основанного в 1812 году близ залива Св. Франциска форта Росс. Земли, открытые и освоенные русскими людьми, получили название Русской Америки.

Но в 1867 году Русская Америка, составлявшая вместе с Алеутскими островами и островами Берингова моря 1518,8 тысячи квадратных километров, равная по площади одной пятой части Соединенных Штатов Америки, была тайно от народа продана царским правительством за 7 миллионов 200 тысяч долларов (около 11 миллионов рублей по курсу 1867 года), то есть менее чем по пять центов за гектар. Население этого огромного района было брошено на произвол судьбы. О русских поселенцах царские чиновники «забыли», не организовав их отъезд на родину; лишь впоследствии некоторым из русских удалось с большим трудом вернуться в Россию.

Так Аляска и Алеутские острова, почти столетие принадлежавшие России по праву первооткрытия, перешли за бесценок к американцам. Вот почему, — закончил Богачев свой рассказ, — на берегу острова Уналашка вдруг оказалась русская церквушка.

По приглашению американцев советские моряки осмотрели стоявшие рядом подводные лодки, одна из которых только что вернулась из похода к берегам Японии. На лодках бросились в глаза грязь, валявшиеся всюду окурки, поразила ржавчина на механизмах .

Американская ПЛ USS Trout (SS 202)

Странно было видеть, что на берегу форма одежды американскими военнослужащими — и офицерами и матросами — не соблюдалась. Поведение американских моряков в клубе тоже было не вполне приличным.