Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 251382

 

НЕОБЫЧНОЕ ЗАДАНИЕ

 

21 февраля 1942 года подводная лодка «Щ-402» под командованием коммуниста капитан-лейтенанта Н. Г. Столбова вышла в очередной боевой поход.

Командир 4-го ДПЛ капитан 3 ранга Н.И. Морозов и командир «Щ-402» старший лейтенант Н.Г. Столбов. Полярный, лето 1941 г.

У мыса Нордкап, обнаружив конвой в составе 5 транспортов и 4 кораблей охранения, направлявшийся на восток, Столбов решительно атаковал и двухторпед-ным залпом отправил на дно транспорт водоизмещением около 8 тысяч тонн. Атака оказалась для фашистов настолько неожиданной, что вражеские корабли даже не пытались преследовать лодку.

Щ-402

Спустя три часа командир вышел в атаку по второму конвою, состоявшему из 6 транспортов и такого же числа боевых кораблей. Смело прорвав охранение, «щука» проникла внутрь конвоя и двумя торпедами уничтожила самый крупный транспорт водоизмещением до 6 тысяч тонн.

Через несколько дней, когда подводная лодка была занята поиском противника в районе Лаксе-фьорда, Столбов заметил в перископ два фашистских тральщика, осуществлявших контрольное траление. Сблизившись до 5 кабельтовых, командир атаковал торпедой головной корабль. Но в этот момент на втором тральщике обнаружили подводную лодку.

На «щуку» обрушился град ударов. В отсеках звенело стекло бьющихся плафонов, лопались электрические лампочки, осыпалась с подволока пробка, покрывавшая изнутри корпус лодки против отпотевания. У   «Щ-402»  были  повреждены  булевые цистерны*, в которых находилось топливо. (*Були — легкий корпус полуторакорпусной подводной лодки,  расположенный  на  значительной длине бортов в  виде  полусферических  наделок;   предназначаются  для   размещения   бортовых цистерн главного балласта.) Соляр начал подниматься на поверхность моря. Заполнилась водой уравнительная цистерна, и подводная лодка получила около 4 тонн отрицательной плавучести с дифферентом на корму, доходившим до 30".

Затем все стихло. Но эта тишина оказалась обманчивой. Через 50 минут вражеские корабли обрушили на «щуку» еще 30 глубинных бомб. С трудом подводной лодке удалось оторваться от противника. После всплытия «Щ-402» вынуждена была продуть за борт остатки топлива из двух поврежденных цистерн.

9 марта у подводной лодки по расчетам должно было оставаться еще около 9 тонн соляра. Этого количества могло хватить на 4—5 дней. Однако когда на следующий день были вскрыты лазы в топливных цистернах и произведен замер, то оказалось, что в действительности имеется всего лишь 3,5 тонны соляра. Командир был вынужден принять решение следовать в базу.

В 22 часа 11 минут 10 марта дизель остановился— топливо кончилось. Наступила непривычная напряженная тишина. Слышно было, как мерно хлюпает у борта вода. Подводную лодку слегка покачивало, медленно разворачивая бортом к волне. Без хода, в 20 милях от вражеского побережья, «Щ-402» стала прекрасной мишенью для самолетов и кораблей противника.

— Для перехода в базу требуется две — две с половиной тонны соляра, — доложил командиру инженер-капитан-лейтенант А. Д. Большаков. — У нас есть около двух тонн смазочного масла, используем его вместо топлива.

Необходимые технические расчеты командиру электромеханической боевой части помогли сделать главный старшина С. Д. Кукушкин, старшины Степаненко и Акинин. На основании этих расчетов мотористы с помощью трюмных, электриков и торпедистов быстро изготовили оригинальное приспособление для подачи разведенного керосином из запасных торпед масла к форсункам двигателя.

Снова заработал дизель. Столбов спешил увести лодку подальше от опасного берега. Но и масла хватило лишь на 40 часов хода. В 5 часов 45 минут 13 марта дизель опять остановился.

На больших глубинах Баренцева моря не встанешь на якорь. Подводная лодка была вынуждена лечь в дрейф.

Столбов по радио доложил штабу Северного флота о бедственном положении «щуки». Личному составу было объявлено решение командира: если не успеет подойти помощь, подводная лодка будет до конца сражаться с любым противником и погибнет в бою, причинив при этом фашистам наибольший ущерб.

Комиссар лодки старший политрук А. А. Долгополов прошел по отсекам. Теплые, задушевные слова, с которыми обращался он к морякам, еще теснее сплачивали экипаж. Особенно стойко держались коммунисты. Они показывали пример выдержки и мужества, воодушевляли товарищей. В эти тяжелые для корабля минуты партийная организация «Щ-402» приняла кандидатами в члены Коммунистической партии подводников Ивашева, Хромеева, Чернавцева.

В своих заявлениях моряки писали:

«В критическую минуту хочу быть вместе с нашей партийной организацией. Моторист А. М. Чернавцев».

«Хочу бороться вместе с партией. Радист Н. К. Хромеев».

«Если придется погибнуть, то хочу погибнуть членом партии. Торпедист Е. Д. Ивашев».

Командование Северного флота, лолучив донесение командира «Щ-402», немедленно приняло необходимые меры. На помощь  «Щуке» была направлена «К-21».

К-21

Прославленный подводник-североморец Н. А. Лунин, в то время еще капитан 3 ранга, только 4 марта 1942 года принял подводную лодку «К-21». До этого он командовал подводной лодкой «Щ-421», однотипной с терпящей бедствие  «щукой».

Лунин Николай Александрович

Лунин был опытным и бывалым моряком. Он славился быстротой ориентировки и принятия решений, крепкой морской хваткой. В любой сложной обстановке Лунин действовал умно, со смекалкой, воевал «с горячим сердцем и с холодной головой», как характеризовал его командир бригады подводных лодок контр-адмирал Н. И. Виноградов. На боевом счету подводной лодки «Щ-421» к марту 1942 года числилось 7 транспортов противника (в том числе транспорт "Consul Schulte" («Консул Шульте») тоннажем 2975 брутто-регистровых тонн).

Немного о последнем походе Щ-421...

Щ-421...

21 марта 1942 года подводная лодка “Щ-421” вышла в свой шестой боевой поход. Ей было поручено обеспечивать фланговое охранение, шедшего в Мурманск, союзного конвоя PQ-13, а затем действовать на коммуникациях противника. В этом походе лодкой командовал капитан-лейтенант Ф.А. Видяев.

Командир Щ-421 Видяев Фёдор Алексеевич

На лодки также находился командир дивизиона капитан 2-го ранга И.А. Колышкин. 28 марта, патрулируя в районе Порсангер-фьорда, лодка обнаружила конвой противника, состоящий из большого, вместимостью около 7000 брутто-регистровых тонн, транспорта в охранении двух сторожевых кораблей. “Щ-421” атаковала транспорт двумя торпедами, на лодке слышали взрыв, но, уклоняясь от атак кораблей охранения, Видяев результата не видел. За два с половиной часа вражеские сторожевики сбросили на лодку 44 глубинные бомбы. Постоянно маневрируя, лодка оторвалась от противника и осталась на позиции.

4 апреля на лодку поступила радиограмма из штаба флота о награждении “Щ-421” орденом Красного Знамени. Все ждали возвращения домой, но в 20 часов 58 минут 8 апреля, на двадцатые сутки крейсерства, когда лодка в подводном положении шла на подзарядку батарей, под кормой раздался взрыв антенной мины. Экипаж спас лодку от гибели и ей удалось всплыть в 5 милях от вражеского берега, однако взрыв полностью лишил ее хода. Ветром и приливным течением лодку начало сносить на прибрежные камни. Послав на базу радиограмму о своем положении, подводники, по предложению капитан-лейтенанта А.М. Каутского, сшили из чехлов дизелей парус и подняли его на перископе. Почти 13 часов подгоняемая благоприятным ветром лодка под парусом медленно удалялась от вражеского берега.

Щ-421 под парусом, картина П.П. Павлинова, 1945.


9 апреля в 10 часов 50 минут к месту аварии пришла подводная лодка “К-22”, ставшая гвардейской в одном приказе с награждением “Щ-421”. Из-за сильного ветра и большой волны буксировать “Щ-421” не удалось.

Встреча К-22 и Щ-421...

Когда над лодками появился вражеский самолет, спасательные работы пришлось прекратить, а экипаж “Щ-421” перевести на “К-22”. После этого, командир “К-22” капитан 2 ранга В.Н. Котельников потопил аварийную лодку торпедой. На следующий день “К-22” благополучно вернулась на базу в Полярный.

“Щ-421” была единственной за всю войну подводной лодкой Северного флота, погибшей без человеческих жертв. Ф.А. Видяев 10 июня 1942 года был назначен командиром “Щ-422”. На ней он совершил 6 боевых походов. В июле 1943 года “Щ-422” на базу не вернулась...

И далее... На капитана 3 ранга Лунина было возложено необычное задание: отыскать в море подводную лодку «Щ-402» и передать ей соляр и масло, а если почему-либо выполнить это окажется невозможно, то привести «щуку» в базу на буксире.