Советский подводный флот 1941-1945 часть1

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 251380

 

26 ноября 1941 года на подходах к Квенанген-фьорду «К-23» потопила артиллерией тральщик противника. В январе 1942 года «К-23» вторично вышла для действий на морских сообщениях гитлеровцев. 19 января в Порсангер-фьорде подводниками был обнаружен одиночный транспорт. Выйти в торпедную атаку не было возможности. Тогда командир приказал всплыть, и «К-23» в надводном положении погналась за врагом, спешившим укрыться в одной из бухт. С дистанции в 6 кабельтовых был открыт огонь из двух орудий главного калибра. Уже с третьего выстрела комендоры подводной лодки достигли прямого попадания. Поврежденный транспорт загорелся и повалился на борт.

Схема маневрирования подводной лодки «К-23» при постановке мин в Порсангер-фьорде 6—7 января 1942

По причалу, у которого пытался найти опасение вражеский транспорт, Потапов дал двухторпедный залп. Одна из торпед попала в причал и полностью его разрушила.

Во время этого боя огнем носового 100-миллиметрового орудия, сделавшего 21 выстрел, руководил флагманский артиллерист бригады подводных лодок Северного флота коммунист капитан-лейтенант В. И. Перегудов. Огнем кормового орудия управлял командир минно-артиллерийской боевой части подводной лодки лейтенант В. Д. Колчин.

Подводную лодку пытался преследовать эскадренный миноносец противника, сбросивший на нее четыре глубинные бомбы, но «К-23» сумела оторваться от врага.

И вот «К-23» снова в море. На борту лодки находился командир дивизиона капитан 2 ранга Гаджиев. В 14 часов 10 минут 12 мая от подводной лодки «К-23» была получена радиограмма: «Транспорт торпедами, два сторожевых корабля артиллерией уничтожил... Имею повреждения от стрельбы. Командир 1 ДПЛ». Подводной лодке немедленно было приказано возвратиться в базу. Но от «К-23» больше никаких сообщений не поступило.

По отдельным сведениям, появившимся в иностранной печати, а также по некоторым архивным материалам можно приблизительно представить обстоятельства, при которых погибла  «К-23».

Находясь в районе Оксе-фьорда, на подходах к Лаксе- и Порсангер-фьордам, «К-23» 12 мая обнаружила шедший в восточном направлении конвой противника в составе транспорта водоизмещением около 6 тысяч тонн в охранении 2 сторожевых кораблей. После успешной атаки и потопления транспорта торпедами «К-23» подверглась преследованию сторожевых кораблей. Очевидно, в результате взрывов глубинных бомб бортовые цистерны с топливом, довольно хрупкие на подводных лодках типа «К», были повреждены. Поднявшийся на поверхность моря соляр обозначил место лодки. Это обстоятельство, видимо, заставило командира дивизиона капитана 2 ранга М. И. Гаджиева, командира лодки капитана 3 ранга Л. С. Потапова и комиссара лодки батальонного комиссара Д. М. Галкина принять решение всплыть, отразить атаку сторожевых кораблей артиллерией и затем, пользуясь большой надводной скоростью, оторваться от противника. Иного выхода у советских подводников не было.

Бой ПЛ "К-23" с кораблями противника Художник П.П. Павлинов

Стремительно и совершенно неожиданно для врага из воды поднялись стволы четырех орудий подводного крейсера. Над морем загрохотали артиллерийские выстрелы. Оба сторожевых корабля противника были потоплены.

Но в этом артиллерийском бою подводная лодка, вероятно, получила серьезные повреждения в результате попадания вражеских снарядов. Расстояние от Оксе-фьорда до точки Ш = 71°52', Д = 27°35', где «К-23» была обстреляна самолетом противника, она прошла за 3 часа 10 минут, то есть имея скорость 13,5 узла. Такой скоростью подводные лодки типа «К» ходили только в том случае, если работал один главный дизель средним ходом. Несомненно, если на лодке были бы исправны оба главных дизеля, она не стала бы отходить от вражеского берега днем в надводном положении, не используя при этом полную мощность обеих машин.

В 15 часов 50 минут «К-23» была обстреляна самолетом противника, а затем в целях уклонения от приближающихся трех кораблей 11-й немецкой флотилии охотников за подводными лодками срочно погрузилась, несмотря на пробоину в прочном корпусе. Легкий масляный след выдавал лодку, и три вражеских корабля, периодически поддерживаемые самолетами, продолжали преследование. Во второй половине дня 13 мая подводная лодка, атакованная глубинными бомбами, погибла .

До последней минуты экипаж «К-23» вел борьбу с врагом. Указом  Президиума  Верховного Совета СССР 23 октября 1942 года командиру дивизиона подводных лодок Северного флота коммунисту капитану 2 ранга Магомеду Имадутдиновичу Гаджиеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. «Я одного только боюсь, уходя в море, — возвращения домой без победы! Остальное не страшно», — так всегда говорил Гаджиев.

Боевые соратники Гаджиева:— Н. И. Виноградов, И. А. Колышкин, Н. И. Морозов, М. П. Августинович, Л. И. Городничий, А. М. Каутский, В. Н. Котельников, Н. А. Лунин, К. И. Малофеев, В. Г. Стариков, И. И. Фисанович и другие товарищи послали письмо на родину героя — в аул Мегеб, Дагестанской АССР.

«Нам, делившим с Магомедом горе и радость в суровые дни Великой Отечественной войны, — писали подводники, — хочется поведать вам об этом большом и сильном воине, любимом нашем товарище, славой которого овеяны наши боевые знамена...

Магомед Имадутдинович был благородным воином, его пылкое сердце было полно нежной любви к своей Родине и неумолимой ненависти к ее заклятым врагам — фашистским варварам. Гаджиев горячо любил жизнь и потому презирал смерть...

Это был человек великой страсти, высокой принципиальности...

За все это Гаджиева любили, Гаджиеву верили, за Гаджиевым шли в огонь и в воду...

Победа неразлучна с именем этого храброго воина. Торпедные атаки, артиллерийские дуэли и минные постановки Магомеда Гаджиева служат для нас, североморцев, постоянным образцом того, как надо воевать...»

Гибель «К-23» показала, что в условиях возросшей противолодочной обороны противника стало нецелесообразным применение подводными лодками артиллерии для действий по надводным целям. Всплывая для использования артиллерийского оружия, лодка превращалась в слабо защищенный надводный корабль, что противоречило самой сущности подводной лодки, поскольку лишало ее главного качества— скрытности при нанесении удара. Поэтому по мере развития противолодочных сил и средств противника, и особенно технических средств обнаружения и наблюдения, надобность в артиллерии для подводных лодок уменьшалась с каждым днем *. (*В дальнейшем подводники Северного флота для атаки вражеских транспортов и боевых кораблей применяли только торпедное  и  минное  оружие.  Исключение  составляет  безуспешный  обстрел  подводной  лодкой  «К-21»  мотоботов  12  апреля  1943  года )