Советский подводный флот 1918-1941

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 64481

 

 

 

СОВЕТСКИЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ

1918-1941 ГОДЫ

Раздел создан на основании книги кандидата исторических наук капитана 2 ранга Владимира Ивановича Дмитриева "Атакуют подводники" и других материалов.

 

ОТ АВТОРА

В годы первой и второй мировых войн наиболее эффективным средством вооруженной борьбы на море зарекомендовали себя подводные лодки. В Великую Отечественную войну советские подводные лодки потопили в семь раз больше транспортных судов врага, чем надводные корабли. На долю подводных лодок приходится более 30 процентов транспортного тоннажа и весьма значительная часть фашистских боевых кораблей, уничтоженных на Балтийском, Черноморском и особенно на Северном морских театрах.

Нарушение морских сообщений врага в Баренцевом, Балтийском и Черном морях являлось важной оперативно-стратегической задачей флотов на протяжении всей войны. Ответственную роль в выполнении этой задачи сыграли подводные лодки.

Героические дела советских подводников занимают достойное место в летописи боевой славы Советских Вооруженных Сил. На протяжении всей истории Советского Флота подводники были одним из самых мужественных, самых самоотверженных его отрядов.

За послевоенный период в результате дальновидной политики Коммунистической партии, выдающихся достижений советской науки и техники ударная мощь Военно-Морского Флота неизмеримо выросла. На флоте произошла подлинная техническая революция. Современный флот впитал в себя последние достижения ядерной энергетики, ракетной техники, радиоэлектроники и телемеханики. Его главной ударной силой стали подводные лодки. «Созданием нашего нового флота, основанного на ядерной энергетике, ракетной технике и радиоэлектронике, кладется конец безраздельному господству в океане традиционных морских держав»,— говорил Главнокомандующий ВМФ адмирал флота С. Г. Горшков.

 

Главнокомандующий ВМФ ( 1956 по 1985 год ) адмирал флота Советского Союза С. Г. Горшков.

Современный подводный корабль, оснащенный мощным   ракетно-ядерным  оружием, — это  комплекс сложной и многообразной техники, позволяющей экипажу в определенных условиях решать задачи не только оперативно-тактического, но и стратегического значения.

Произошло перераспределение ролей и количественного соотношения между надводными и подводными кораблями. Мощь флота определяется теперь прежде всего не количеством вымпелов, а качеством кораблей, оснащенностью их новейшей боевой техникой и самым современным оружием. Быстроходные атомные подводные лодки с невиданными дотоле боевыми возможностями, вооруженные мощными ракетами и самонаводящимися торпедами с ядерными зарядами, стали основой боевой мощи Советского Флота, олицетворением морского могущества нашей Родины.

«Советский подводный флот с атомными двигателями, вооруженный баллистическими и самонаводящимися ракетами, зорко стоит на страже наших социалистических завоеваний», — говорил Н. С. Хрущев на XXII съезде КПСС».

Советский народ гордится своими подводниками. В тех, кто сейчас несет почетную службу на подводных кораблях нашего флота, народ видит наследников и продолжателей славных традиций старших поколений советских подводников, совершивших при защите Отечества немеркнущие боевые подвига.

Горячая кровь братьев, отцов и дедов — ветеранов революции, героев гражданской и Великой Отечественной войн — течет в их жилах. И кто же из молодых моряков, выросших в послевоенное время, не жаждет узнать, как сражались с врагами Отчизны представители старшего поколения советских подводников, не мечтает служить в прославленных соединениях подводного флота, на героических кораблях, не стремится во всем походить на героев былых боев, своих предшественников по боевому строю!

Но все ли молодые моряки хорошо представляют, какой ценой, какой кровью, каким самоотверженным ратным трудом завоеваны те условия, в которых мы живем сегодня, какова значимость подвигов, о которых они слышат?

В подвигах отважных подводников нашли выражение лучшие качества, воспитанные у советских людей Коммунистической партией. Всему нашему народу известны имена И. А. Колышкина, М. И. Гаджиева, Г. И. Щедрина, И. И. Фисановича, В. Г. Старикова, С. П. Лисина, М. В. Грешилова, Я. К. Иосселиани, П. Д. Грищенко, В. К. Коновалова, Н. А. Лунина, В. Н. Котельникова, Е. Я. Осипова, Ф. А. Видяева, А. И, Маринеско и еще многих прославленных командиров. Их подвиги и поныне воодушевляют нашу молодежь и будят в ней горячие патриотические чувства.

Есть в Корабельном уставе такие слова: «Боевые, исторические и революционные подвиги и традиции корабля, а также отдельных его военнослужащих должны оставлять о себе память в последующих поколениях и служить примером воинской доблести, мужества, геройства и преданности Советской Родине». Бережно хранить и постоянно приумножать славные боевые традиции героев минувших сражений, самоотверженно отстаивавших свободу и независимость нашей Родины, — дело чести каждого советского подводника.

Подобно тому как в годы войны нас осеняли мужественные образы великих предков, так и теперь советских моряков вдохновляют на замечательные дела героические подвиги сотен и тысяч сынов и дочерей нашей Родины.

Рассказать о героических делах советских подводников, об их большом мужестве и самоотверженности, о славных традициях подводного флота - основная цель этого раздела. Однако раздел далеко не охватывает всей многообразной деятельности советских подводников и не претендует на всестороннее рассмотрение боевого пути советского подводного флота. В нём главным образом освещаются боевые походы и подвиги экипажей ряда подводных лодок, которые до сих пор были мало известны или незаслуженно забыты, а также характерные особенности постройки и конструкции некоторых подводных лодок.

Книга  была написана на основе архивных документов, трофейных материалов и иностранных источников. В некоторых случаях использованы отдельные отечественные  военно-исторические публикации  и личные воспоминания подводников — участников Отечественной войны.

Итоговые цифровые данные о результатах боевой деятельности советских подводных лодок в Великую Отечественную войну, приводимые в книге, в ряде случаев отличаются от ранее опубликованных в нашей литературе. «Исследование действительных потерь противника продолжается и по сей день, — указывается в «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945». — Оно показывает, что потери гораздо больше тех, которые приводятся в советской исторической литературе». Те данные о потерях противника от советских подводных лодок, которые читатель найдет в этом разделе, являются результатом многолетнего дополнительного исследования, проведенного автором книги.

Автор книги выражает глубокую признательность Героям Советского Союза вице-адмиралам Г. И. Щедрину и Н. П. Египко, капитанам 1 ранга Б. А. Алексееву, Я. К. Иосселиани, С. П. Лисину, В. Г. Старикову, капитанам 1 ранга И. С. Кабо, Ф. В. Константинову, А. Н. Тюренкову, С. Н. Хаханову, капитану 3 ранга запаса А. И. Маринеско за их советы и товарищескую помощь.

 


 

 

Не  думай,  что  всё  пропели,

Что  бури  все  отгремели, —

Готовься к великой цели,

А   слава  тебя  найдет...

Л. Ошанин

 

НАЧАЛО ЛЕТОПИСИ

15(28)января 1918 года В. И. Ленин подписал декрет об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а через две недели, 29 января (11 февраля), — декрет об организации Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Молодым Советским Вооруженным Силам предстояло получить боевое крещение в жестоких схватках с иностранными интервентами и внутренней контрреволюцией.

18 февраля 1918 года австро-германские войска начали наступление по всему фронту от Балтийского до Черного моря. Германские империалисты поставили себе целью свергнуть Советскую власть, расчленить Советскую Россию и отторгнуть ее западные области. Ближайшими задачами австро-германских войск были захват Прибалтики и нанесение удара по колыбели пролетарской революции — Петрограду.

3 марта 1918 года был подписан Брестский мирный договор.

По условиям Брестского договора Советское правительство обязывалось до 12 часов 12 апреля разоружить или вывести из портов Финляндии все боевые корабли Балтийского флота. Условия базирования флота были очень сложные. В Эстонии, где находились базы флота, резко обострилась классовая борьба.

Побережье Рижского залива и острова Моонзундского архипелага были заняты немцами. В Финляндии шла гражданская война, фронт приближался к Финскому заливу, к базам Балтийского флота Гельсингфорсу (Хельсинки), Ганга (Ханко), Котке. Открытую поддержку финским белогвардейцам оказывали германские империалисты. Было ясно, что в случае разоружения наши корабли сделаются легкой добычей немцев и белофиннов.

Финский залив был скован льдом, толщина которого местами достигала 80 сантиметров. На кораблях почти не было топлива, боеприпасов, многие корабли требовали ремонта, ощущался острый некомплект личного состава. Германское командование рассчитывало, что все это позволит ему захватить советский Балтийский флот, отрезанный от Кронштадта и Петрограда.

Исходя из обстановки, сложившейся на Балтике и под Петроградом, Коммунистическая партия и Советское правительство признали необходимым перевести Балтийский флот из Ревеля (Таллина) и Гельсингфорса в Кронштадт и Петроград, несмотря на тяжелую ледовую обстановку. Это не только исключало возможность захвата Балтийского- флота, но и усиливало оборону Петрограда.

Балтийские моряки, верные революционному долгу, с честью выполнили трудное и ответственное задание. Для Советской республики были спасены 211 лучших кораблей и вспомогательных судов.

Наибольшие трудности представлял переход подводных лодок сквозь льды. Подводные лодки не имели в то время водонепроницаемых переборок и в случае повреждения льдом корпусов или балластных цистерн им  угрожало затопление*.

(* Для обеспечения надводной и подводной непотопляемости подводной лодки, создания отсеков живучести и необходимых жизненных условий личному составу весь объем прочного корпуса подводной лодки делится поперечными водонепроницаемыми переборками на отсеки. Балластные цистерны предназначаются для приведения подводной лодки из надводного положения в подводное путем приема водяного балласта. Балластные цистерны разделяются на цистерны главного балласта и цистерны вспомогательного балласта, к которым относятся дифферентные и уравнительные цистерны.)

Корпуса лодок настолько обледеневали, что порой над громоздившимися на палубах ледяными глыбами возвышались только боевые рубки.

Но подводники неутомимо освобождали лодки от ледяных оков. Моряки спали, не раздеваясь, коченея от холода. О горячей пище не могло быть и речи — ели всухомятку, запивая сухари холодной водой. Нередко подводникам приходилось сходить на лед и ломами пробивать дорогу лодкам. Мужественно вели себя в походе командиры и матросы с подводных лодок «Тигр», «Тур», «Ягуар», «Рысь», «Пантера» — Б. М. Ворошилин, А. Н. Ждан-Пушкин, Н. К. Кочеджи, С. П. Языков, Г. М. Трусов, Ю. В. Пуарэ, Г. И. Гута, М. В. Лашманов и другие.

Подводная лодка "Тур"

Особенно опасной для подводных лодок была подвижка льда. Льды наползали на лодки, сжимали их. В корпусах образовывались огромные вмятины, вылетали заклепки, расходились швы. Ледяная вода врывалась внутрь лодок.

У всех подводных лодок во время перехода были повреждены крышки носовых торпедных аппаратов, разворочены форштевни*, изуродованы носовые балластные цистерны, погнуты вертикальные и горизонтальные рули**, обломаны лопасти винтов.

(* Форштевень — носовая   оконечность корабля,   служащая продолжением киля.

** Горизонтальные рули — устройства, позволяющие подводной лодке изменять глубину при погружении и всплытии и удерживать лодку на заданной глубине. Подводные лодки имеют две пары горизонтальных рулей, расположенных в носу и корме.

Вертикальный руль обеспечивает управляемость подводной лодки в горизонтальной плоскости в надводном положении и под водой.)

И все же, несмотря на эти трудности, двенадцать подводных лодок прибыли в Кронштадт. Они составили боевое ядро будущих подводных сил Советской республики.

Осенью 1918 года военно-политическая обстановка резко изменилась. Германия и ее союзники по первой империалистической войне потерпели поражение. Советская республика получила возможность аннулировать грабительский Брестский договор и начать освобождение  от  немецких  интервентов  оккупированных ими территорий. Однако поражение Германии в войне позволило империалистам США, Англии и Франции использовать освободившиеся силы и средства для усиления интервенции против Советской России.

С осени 1918 года важнейшее значение в обороне страны приобрел Южный фронт, и в особенности царицынский участок. Удерживаемый советскими войсками Царицын (Волгоград) разделял силы южной и восточной контрреволюции, не давая им образовать единый фронт.

 


 

В сентябре 1918 года по личному указанию В. И. Ленина на Волгу были посланы из Балтийского флота несколько миноносцев и подводные лодки «Макрель», «Минога», «Окунь» и «Касатка». Это значительно укрепило советские военно-морские силы на Нижней Волге и Каспии.

Подводные лодки "Минога" и "Акула"

21 мая 1919 года корабли английских интервентов и белогвардейцев совершили набег на форт Александровский (форт Шевченко), являвшийся временной базой Астрахано-Каспийской военной флотилии. Силы были неравные. Советские моряки могли противопоставить отлично вооруженным английским мониторам и быстроходным катерам лишь свои слабо вооруженные военные суда, наспех переоборудованные из старых грузовых пароходов. На подходах к форту завязался напряженный бой.

Героически сражались советские моряки, однако сдержать натиск врага им не удавалось. И тогда смело вышла навстречу врагу подводная лодка «Макрель», экипаж которой почти полностью состоял из коммунистов (17 человек из 19).

Подводная лодка "Макрель"...

 Отбив атаку вражеского самолета, мужественные подводники «Макрели», руководимые боцманом М. В. Лашмановым, заставили противника отступить. За умелые и энергичные действия Лашманов был награжден высшей в то время правительственной наградой — орденом Красного Знамени.

М.В. Лашманов

Во время этого же боя подводная лодка «Минога», маневрируя на мелководном рейде, намотала на винт трос и потеряла способность  управляться.  Водолазов не было, и оставалось одно — взорвать «Миногу», чтобы она не досталась противнику. Но советские подводники решили спасти свой корабль. Под воду опустился коммунист матрос  Исаев.

Появился вражеский самолет, сбросил несколько бомб, но Исаев продолжал свою самоотверженную работу. Силы оставляли мужественного подводника. После девятнадцатого спуска под воду он с трудом вынырнул на поверхность. Однако коммунист не отступил перед трудностями. Без водолазной маски он двадцать пять раз опускался в холодную осеннюю воду, проявив нечеловеческую выносливость, настойчивость и верность революционному долгу. Трос был распутан, подводная лодка смогла дать ход.

После капитуляции кайзеровской Германии у Кронштадта появились английские корабли, угрожая Петрограду с моря. Было очевидно, что с началом навигации 1919 года интервенты предпримут на Балтике военные провокации.

В Кронштадте был подготовлен отряд боевых кораблей, в который вошли 2 линейных корабля, 4 эскадренных миноносца и 6 подводных лодок: «Тур», «Ягуар», «Тигр», «Рысь», «Вепрь» и «Пантера». Подводные лодки, несмотря на штормовые погоды и низкие температуры, вызывавшие обледенение корпусов, вели систематические разведывательные действия. Первый поход совершила подводная лодка «Тур», проникшая 28 ноября 1918 года в подводном положении на Ревельский (Таллинский) рейд и доставившая ценные сведения командованию флота. Дважды в декабре выходила в разведывательный поход подводная лодка «Тигр».

В полдень 23 декабря с помощью ледокола вышла из Кронштадта подводная лодка «Пантера». Поход проходил в тяжелых штормовых условиях. Ледяная вода заливала мостик. Погнуло льдом носовой перископ*.

(* Перископ — оптический прибор в виде вертикальной зрительной трубы, служащий на подводной лодке при нахождении ее под водой для наблюдения за горизонтом, аа поверхностью моря и воздухом, а также для обеспечения торпедной стрельбы необходимыми исходными данными путем зрительного наблюдения цели. Современные океанские и морские подводные лодки оборудуются, как правило, двумя перископами (перископом атаки и зенитным). Лодки прибрежного действия обычно имеют один перископ, являющийся одновременно перископом атаки и зенитным перископом.)

На подходах к Ревельскому рейду лопнул левый штуртрос* и вышел из строя вертикальный руль. (*Штуртрос — трос, служащий для передачи усилий от штурвала к рулю.) Для того чтобы проверить рулевые приводы в кормовой цистерне, коммунисты боцман Г. И. Гутта и рулевой Д. С. Кузьмицкий, окатываемые с ног до головы студеной водой, сумели пробраться по обледеневшей палубе лодки в корму и затем проделали такой же путь обратно. Инженер-механик В. Саукс и моторный старшина первый выборный комиссар подводной лодки В. Г. Иванов после упорной двухчасовой работы устранили повреждения штуртроса.

  Единственная подводная лодка, принявшая участие в 3-х войнах - Первой мировой, Гражданской и Великой отечественной, с боевыми победами - это ПЛ (подводная лодка) "Пантера", вступившая в строй 5 августа 1916г

 

Поздно вечером 25 декабря «Пантера» возвратилась в Кронштадт. Она представляла собой сплошную глыбу льда, в которой трудно было распознать подводную лодку. За этот трудный поход всему личному составу подводной лодки «Пантера» командованием флота была объявлена благодарность.

 


 

Летняя кампания 1919 года была очень напряженной для подводных лодок. 24 июня в Копорском заливе «Пантера» смело вышла в торпедную атаку одновременно по двум английским подводным лодкам — «Е-8» и «Е-9», находившимся в надводном положении. Однако атака оказалась безуспешной — обе торпеды затонули, не дойдя до цели.

Английская ПЛ(подводная лодка) Е-8

Утром 31 августа «Пантера» вновь вышла в очередной боевой поход. Пройдя Большой Кронштадтский рейд, лодка погрузилась* и продолжала путь в Копорский залив под водой. (*Погружением подводной лодки называется переход ее из надводного положения в подводное и с меньшей глубины на большую в подводном положении. Погружение подводной лодки происходит в результате приема забортной воды (водяного балласта) в специальные цистерны, которые называются цистернами главного балласта. При помощи цистерн вспомогательного балласта и цистерн специального назначения компенсируются по весу и моменту забортной водой все принимаемые и расходуемые на подводной лодке грузы.)

В 19 часов, подняв перископ, командир подводной лодки А.Н. Бахтин обнаружил два английских эскадренных миноносца, стоявших на якоре восточнее острова Сескар. В лодке раздался резкий звонок.

Командир ПЛ "Пантера"  А.Н. Бахтин

 

— Боевая  тревога!

Солнце опускалось за горизонт, оставляя на воде золотисто-красную сверкающую дорожку. Бахтин решил выйти в атаку со стороны заходящего солнца. Оно слепило глаза сигнальщикам на вражеских кораблях и затрудняло обнаружение перископа подводной лодки. К тому же при таком маневре лодка приближалась к эсминцам со стороны острова Сескар, откуда противник менее всего мог ожидать нападения. Кроме того, это давало возможность, атакуя вражеские корабли на мелководном плесе, при отрыве от них быстро уйти в сторону больших глубин.

На горизонтальных рулях стоял отличный специалист Ф. Смольников, у приборов управления торпедной стрельбой — старейший минный машинист лодки Ф. Сакун. Комиссар «Пантеры» В. Иванов направился в носовую часть лодки. В кормовой части находился боцман Д. Кузьмицкий, руководитель партийной организации «Пантеры».

—  Открыть   передние   крышки   носовых   аппаратов! — приказал Бахтин.

Было 21 час 05 минут. Через четверть часа последовала новая команда:

—  Носовые аппараты — товсь! И почти сразу же:

— Правый аппарат — пли!

Еще полминуты, и снова команда:

—  Левый аппарат — пли!

Две торпеды устремились к вражеским кораблям. Раздался оглушительный грохот взрыва. В лодке от близкого взрыва все задребезжало, вышла из строя часть освещения, несколько шкафов сорвалось с креплений,  полетели  на  палубу  маховики  клапанов.

Атака "Пантеры" английских миноносцев...

Бахтин успел заметить в перископ, как взметнулись вверх у борта одного из эсминцев столбы огня, воды и дыма. И в ту же секунду «Пантеру» стремительно выбросило на поверхность.

—  Все свободные — в нос! Принять четыре тысячи литров в носовую дифферентную!— немедленно распорядился помощник командира А. Г. Шишкин.

Одновременно командир приказал увеличить ход и резко повернул лодку влево. Моряки бросились в носовую часть лодки — отсутствие на лодке переборок позволяло это. «Пантера» быстро пошла на погружение и на глубине 18 метров коснулась грунта.

Новейший эскадренный миноносец английского флота «Vittoria» («Виттория») водоизмещением 1365 тонн пошел на дно.

Миноносец «Vittoria»

Уцелевший эсминец начал преследовать лодку, стреляя ныряющими снарядами. Но «Пантера», оторвавшись от грунта, все дальше и дальше уходила под водой в сторону Шепелевского маяка.

С каждым часом в лодке становилось труднее дышать. Ночью командир принял решение всплывать*.

(* Всплытием   подводной лодки называется процесс перехода ее из подводного положения в надводное, позиционное или крейсерское, а также переход с больших глубин на меньшие. Всплытие в надводное положение осуществляется путем удаления воды из цистерн главного балласта при помощи сжатого воздуха.)

Продули среднюю цистерну, «Пантера» всплыла. Командир открыл люк и вышел вместе с комиссаром на мостик. «Пантеру» окутывала темнота. Но едва начали вентилировать подводную лодку и заряжать аккумуляторную батарею, как у острова Сескар вспыхнул прожектор. Его яркий луч скользнул по воде и осветил рубку* «Пантеры».

(*Боевая рубка устанавливается на прочном корпусе подводной лодки над центральным постом. Она служит главным командным пунктом подводной лодки. Из боевой рубки осуществляется управление подводкой лодкой в подводном положении, главным образом при торпедных атаках. Рубка, обеспечивает необходимую мореходность подводной лодке в крейсерском и позиционном положениях, так как поднимает ходовой мостик над палубой надстройки. Боевая рубка может использоваться и как шлюзовая камера с целью выхода личного состава из погруженной подводной лодки.)

Пришлось вновь срочно уходить на глубину.

Противник бросил на поиск и уничтожение советской подводной лодки значительные силы. Девять миноносцев и несколько гидросамолетов преследовали ее. У входа в минное поле «Пантеру» поджидала вражеская подводная лодка.

Только в 11 часов 1 сентября, пройдя траверз Толбухина маяка, «Пантера» смогла наконец всплыть в надводное положение.*

(*Позиционное положение — надводное положение удифферентованной подводной лодки с незаполненной цистерной быстрого погружения и заполненными цистернами главного балласта, за исключением цистерн средней группы (на современных подводных лодках все цистерны главного балласта для удобства разделены на три группы: носовую, среднюю и кормовую). Подводная лодка готова погрузиться в любой момент. Позиционное положение применяется с целью уменьшения времени погружения и видимости подводной лодки в надводном положении. Крейсерское положение-—надзорное положение удифферентован-ной подводной лодки с заполненной цистерной быстрого погружения и незаполненными цистернами главного балласта. Подводная лодка готова погрузиться в любой момент. Дифферентовкой подводной лодки называется процесс доведения остаточной плавучести (разности между весом подводной лодки в подводном положении и подводным водоизмещением) и дифферента (угла продольного наклонения подводной лодки, вызывающего разность в осадках носа и кормы) до заданных величин. Лодка, у которой остаточная плавучесть и дифферент доведены до заданных величин (остаточная плавучесть близка к нулю, дифферент 0,5—1° на  нос), называется удифферентованной.)

Но испытания на этом не кончились. В тот момент, когда подводная лодка уже проходила вдоль внешней стенки Кронштадтского порта, по правому борту послышался характерный скрежет минрепа*.

(*Минреп — трос,  соединяющий  мину  с  ее  якорем.)

Процарапав по всему борту, минреп зацепился за кормовые горизонтальные рули, подтягивая к корпусу лодки покачивающуюся в мутно-зеленой воде мину. Но взрыва не последовало — так же неожиданно минреп соскользнул с рулей.

"Рогатая смерть"  на минрепе...

Уклоняясь от преследования противника, «Пантера» пробыла под водой, не освежая воздуха, рекордный для того времени срок — свыше 30 часов, пройдя более 75 миль. За успешную атаку командир «Пантеры» А. Н. Бахтин был награжден орденом Красного Знамени. Восемнадцати подводникам, в том числе старшему помощнику командира А. Г. Шишкину и штурману А. И. Краснову, Петроградским Советом были вручены именные серебряные часы.

Экипаж ПЛ "Пантера". Балтийский Флот, 1934 год.

 

Так был открыт боевой счет советских подводников.

В годы гражданской войны и борьбы с иностранной военной интервенцией советские подводники вписали первые героические страницы в летопись бессмертной славы советского подводного флота.

 


 

ПОД СОВЕТСКИМ ФЛАГОМ

 

Молодая республика Советов приступила к восстановлению народного хозяйства. Эта главнейшая задача решалась в сложной международной обстановке, в условиях враждебного капиталистического окружения. В декабре 1920 года на VIII Всероссийском съезде Советов В. И. Ленин говорил: «...Наша задача удержать существование одинокой социалистической республики, окруженной капиталистическими врагами, сохранить республику, неизмеримо более слабую, чем капиталистические враги кругом ее...»  Поэтому, решая задачу восстановления, а затем дальнейшего развития народного хозяйства, Коммунистическая партия и Советское правительство вынуждены были принимать необходимые меры по укреплению обороноспособности страны.

Огромное значение для восстановления Советского Военно-Морского Флота имели решения X партийного съезда (март 1921 года). Особое внимание было обращено на ремонт подводных лодок.

Восстановление подводных лодок имело свои особенности. После гражданской войны на Балтийском море оставались 12 подводных лодок типа «Барс», на Черном море - одна подводная лодка типа «АГ», на Каспийском море - четыре старые малые подводные лодки, на Белом море - одна итальянская лодка. Кроме того, в Петрограде находились недостроенные минзаг«Форель»и подводная лодка типа «Барс» - «Язь», в Николаеве - три комплекта оборудования и корпусных конструкций лодок типа «АГ» и одна подводная лодка типа «Морж» - «Нерпа».

В составе Балтийского флота из оставшихся подводных лодок типа «Барс» была организована бригада подводных лодок Балтийского моря. Подводным лодкам присвоили новые названия: «Коммунар» («Тигр»), «Батрак» («Волк»), «Товарищ» («Тур»), «Красноармеец» («Леопард»), «Комиссар» («Пантера»), «Пролетарий» («Змея»), «Большевик» («Рысь»), «Краснофлотец» («Ягуар»),  «Рабочий»  («Ерш»).

На Черном море была поднята и восстановлена подводная лодка «АГ», потопленная в гражданскую войну, достроены еще четыре лодки того же типа, а также отремонтирована единственная оставшаяся подводная лодка типа «Барс»- «Нерпа». Восстановление подводных лодок Черноморского флота велось на Николаевском государственном судостроительном заводе (бывшем заводе «Наваль»). Из восстановленных подводных лодок Черноморского флота организовали отдельный дивизион подводных лодок, состоявший из четырех подводных лодок типа «АГ» («Шахтер» - АГ-23. «Коммунист» - АГ-24. «Марксист» - АГ-25. «Политработник» - АГ-26) и подводной лодки типа «Барс» - «Политрук» («Нерпа»).

Четыре старые подводные лодки «Касатка». «Макрель». «Окунь». «Минога», находившиеся на Каспии, были разобраны в Баку, а механизмы их использованы для восстановления подводных лодок в Петрограде и Николаеве. Разобрана была и итальянская подводная лодка «Коммунар» («Святой Георгий») на Белом море из-за невозможности использования ее в условиях Севера или переправки на Балтику.

Восстановленные на двух морях 14 подводных лодок уже устарели по своим тактико-техническим элементам. Эти лодки были однокорпусными, большинство из них (за исключением четырех лодок типа «АГ») не имели поперечных водонепроницаемых переборок, деливших объем прочного корпуса на отсеки и обеспечивавших непотопляемость в надводном положении. Подводные лодки обладали малой надводной скоростью (скорость лодок типа «Барс» составляла 10-11 уз вместо запроектированной 18 уз из-за установленных на них менее мощных, чем предусматривалось проектом, дизелей), их палубные решетчатые торпедные аппараты конструкции Джевецкого оказались непригодными к использованию в боевой обстановке, а трубных аппаратов было недостаточно (два носовых и два кормовых или четыре носовых на лодках «АГ»). к тому же они были приспособлены для стрельбы торпедами малого 450-мм калибра.

Лодки долго погружались под воду. Отмечались большая чувствительность лодок типа «Барс» к изменениям дифферентующего момента из-за расположения главного балласта в оконечностях, а также плохая управляемость; отсутствовала система регенерации воздуха, что ограничивало пребывание лодки под водой до одних суток.

В то время единого мнения о путях создания подводного флота не было, и когда в 1925 г. народный комиссар по военным и военно-морским делам, Председатель Реввоенсовета СССР М. В. Фрунзе проводил совещание по этому вопросу с подводниками Балтийского флота, мнения разделились. Некоторые считали, что после десятилетнего перерыва в проектировании и строительстве подводных лодок Россия растеряла кадры кораблестроителей, в то время как за границей развитие подводного кораблестроения не прекращалось. Следовательно, целесообразнее купить зарубежную подводную лодку и, используя ее как прототип, а также учитывая опыт войны, проектировать свой корабль. Однако большинство участников совещания с такой позицией не согласились. Они доказывали, что капиталистические государства не продадут достаточно совершенный корабль, и, затратив огромные средства на покупку образца и постройку серийных лодок на его основе, достаточно боеспособный подводный флот создать не удастся. При этом вспоминали историю покупки царским правительством во время русско-японской войны подводных лодок у американской фирмы Лэка, оказавшихся не только низкого качества, но и уступавших по многим тактико-техническим элементам лодкам, спроектированным и построенным в России. В итоге было принято решение проектировать и строить подводные лодки своими силами.

За годы первой пятилетки советское подводное кораблестроение поднялось до уровня зарубежного.

В ноябре 1926 г. было создано специальное конструкторское бюро по проектированию подводных лодок во главе с талантливым инженером-кораблестроителем, впоследствии профессором, доктором технических наук Б. М. Малининым. А в декабре 1926 г. была утверждена шестилетняя программа развития военно-морского флота (1926-1932), в которой наряду с кораблями других классов предусматривалось строительство 22 подводных лодок.

Борис Михайлович Малинин

Кроме Б. М. Малинина в проектировании первых советских подводных лодок участвовали В. И. Говорухин, Э. Э. Крюгер, К. И. Руберовский, Ф. 3. Федоров, А. К. Шлюпкин, А. Н. Щеглов и др. Значительную часть работы выполняли молодые инженеры и конструкторы, воспитывавшиеся и обучавшиеся уже при советской власти: С. А. Базилевский, П. 3. Голосовский, В. П. Горячев, 3. А. Дерибин, В. В. Новожилов, В. Ф. Сегаль, В. П. Фуников и др. От военно-морского флота в разработке проектов участвовали опытные специалисты А. П. Шершов, Н. В. Алексеев, Л. А. Белецкий, К. Л. Григайтис, Т. И. Гушлевский, П. П. Киткин, В. Ф. Критский, Г. М. Трусов, М. А. Рудницкий, П. И. Сердюк и др. Для консультаций привлекались видные ученые А. Н. Крылов, П. Ф. Папкович, Ю. А. Шиманский. Это им - ученым, конструкторам и морякам разных поколений выпала честь стоять у колыбели советского подводного кораблестроения.

5 марта 1927 г. в присутствии С. М. Кирова и начальника военно-морских сил РККА Р. А. Муклевича состоялась закладка трех первых подводных лодок - «Декабрист», «Народоволец» и «Красногвардеец» - 1-й серии для Балтийского флота. Главным конструктором этих лодок был Б. М. Малинин. Для Черноморского флота строились «Спартаковец», «Революционе» и «Якобинец». Названия лодок символизировали важнейшие этапы революционного движения.

«Декабрист» Д-1

 

Р. А. Муклевич 18 ноября 1930 г. телеграфировал:

«Поздравляю Морские силы Балтийского моря с вступлением в строй подводной лодки Декабрист - первенца нового советского судостроения и техники. Уверен, что в руках революционных моряков Балтики Декабрист явится грозным оружием против наших классовых врагов и в будущих боях за социализм покроет славой свой красный флаг...»

По имени головной подводной лодки всех их стали называть подводными лодками типа «Д» («Декабрист») и условно обозначать «Д-1», «Д-2», «Д-3» и т. д. Вскоре эти лодки начали вступать в состав Советского Военно-Морского Флота *.

(*Подводные лодки типа «Д» были первыми подводными лодками отечественной постройки, корпуса которых разделялись прочными сферическими  переборками  на  семь отсеков.)

 

Подводная лодка «Фрунзовец» в достройке. 1933 г. в последствии Л-3

В период постройки подводных лодок типа «Декабрист» были разработаны проекты первых советских подводных минных заградителей. Им дали название «Ленинец» (тип   «Л»). Наряду с устройством для по становки мин заграждения на подводных лодках этого типа имелось и мощное торпедное вооружение.

 


 

Переход на двухкорпусную и полуторакорпусную архитектуру, с разделением объема прочного корпуса водонепроницаемыми прочными переборками и запасом плавучести 20-30 % имел существенное значение в обеспечении надводной непотопляемости лодок и повышения их живучести.
Использование сталей повышенной прочности, разработка новых методов расчета, норм прочности и рациональных приемов конструирования увеличили рабочую глубину погружения до 75 м при предельной 90 м. Разрыв между рабочей и предельной глубиной погружения составил около 20 % против 50 % на лодках дореволюционной постройки, что свидетельствовало о повышении прочности и надежности корпусов новых лодок.

 

 

Коренные изменения по сравнению с лодками дореволюционной постройки претерпела система погружения и всплытия. Главный балласт стал размещаться в концевых и бортовых цистернах и заполняться самотеком через кингстоны. Этим был ликвидирован существенный недостаток старых лодок, подверженных влиянию изменения дифферентуюшего момента из-за расположения главного балласта в оконечностях. Для всплытия из подводного положения в позиционное предусматривалось продувание «средней» цистерны, а для срочного погружения - цистерны «быстрого погружения». Управление закрытием и открытием кингстонов и клапанов вентиляции балластных цистерн было механизированным и осуществлялось централизованно из центрального поста, также было централизовано управление системами продувания водяного балласта воздухом высокого давления. Все эти конструктивные меры сократили время перехода лодок из надводного в подводное положение, а также повысили надежность аварийного всплытия.

Подводные лодки строили в зависимости от тех задач, которые предстояло решать в войне. В предвоенном подводном кораблестроении для этих целей выделили три направления:
первое - большие, средние и малые торпедные подводные лодки для действий против надводных кораблей и транспортных судов на внутренних и морских коммуникациях противника;
второе - подводные лодки в качестве минных заградителей;
третье - крейсерские подводные лодки с увеличенным вдвое по сравнению со средними подводными лодками торпедным боезапасом и артиллерийским вооружением, обладающее большой автономностью и дальностью плавания; предназначены для ведения боевых действий в удаленных от своих баз морских и океанских районах.

Географическое положение Советского Союза с его разобщенными морскими театрами влияло на создание определенных классов и типов подводных лодок. Подводные лодки строили преимущественно в западных районах страны и доставляли на Тихоокеанский и Северный флоты по внутренним водным и сухопутным путям сообщения. Этим в известной мере объяснялось массовое строительство средних подводных лодок, доставлявшихся на удаленные морские театры железнодорожным путем посекционно, и подводных лодок типа «М». которые отправлялись туда на железнодорожных транспортерах в полном сборе.
В годы второй пятилетки, отмеченной особенно бурным развитием подводных сил страны, строили преимущественно малые и средние подводные лодки. В третьей пятилетке большую часть построенных подводных кораблей составляли уже средние, большие и крейсерские подводные лодки, что явилось практическим воплощением курса на строительство большого морского и океанского флота.
По проектам, созданным до 1941 года, было построено 326 подводных лодок, в том числе 206 до начала войны 1941-1945 гг, 54 были достроены во время войны и 64 построены в первые послевоенные годы. У конструкторов эти лодки классифицировались по сериям — с I по XV; на флоте же они получили буквенные обозначения: «Д». «П». «Л». «С». «Щ». «К». «М».
Подводные лодки 1-й серии (типа "Декабрист") вступили в строй ВМФ в 1930 году, последняя лодка по проектам этого периода была сдана ВМФ в 1952 году (ПЛ "М-294". XV серии)

 

Почти одновременно с лодками типа «Декабрист» стали вступать в строй советские подводные лодки типа «Щ» («Щука»), в числе которых были «Сазан» («Щ-201»), «Сельдь» («Щ-202»), «Нерпа» («Щ-205»), «Ерш» («Щ-303»), «Комсомолец» («Щ-304»), «Линь» («Щ-305»), «Пикша» («Щ-306»), «Дельфин» («Щ-309»), «Кумжа» («Щ-311») и другие. К 1940 г. в составе флотов насчитывалось 75 лодок этого типа, а всего было построено 86 единиц.

5 февраля 1930 года заложили три головные лодки III серии, получивших общее обозначение «Щука». Присутствовавший при этом Начальник Морских Сил  Р.А. Муклевич произнес слова, ставшие пророческими: «Мы имеем возможность этой подводной лодкой начать новую эру в нашем судостроении. Это даст возможность приобрести необходимые навыки и подготовить нужные кадры для развертывания производства».

В процессе постройки в корабли внесли ряд заметных усовершенствований. Четвертый отсек разделили легкой переборкой на два отсека - дизельный и электромоторный, в результате чего на лодке стало шесть отсеков. Недобор надводной скорости составил у лодок с немецкими дизелями фирмы MAN - 2,2 уз., с отечественными - 1,75 уз. Причина крылась как в неправильно подобранных винтах, так и в форме корпуса, приводившей к наложению волн оконечностей и булей. В результате скорость «щук» III серии составила 11,8 уз. над водой и 8 уз. под водой. При этом дальность плавания оказалась больше расчетной: 3130 миль вместо 3000 и 112 миль вместо 110 соответственно.  На испытании при погружении на полную глубину головная лодка получила деформацию выкружки кормового торпедопогрузочного люка. Тогда же раздавило спасательный буй первого отсека. По итогам испытаний пришлось провести местное усиление корпуса. Мореходные качества были признаны удовлетворительными. Отмечались стесненность внутреннего расположения механизмов, неудачная конструкция торпедопогрузочного устройства, большая шумность. Ряд просчетов попытались устранить сразу.  «Щ-303» получила другие винты и дополнительные наделки в носовой части булей для улучшения
обтекаемости.

На первых двух лодках, на «Щуке» и «Окуне», установили немецкие дизеля типа MAN W8V28/38, а на двух других, «Ёрш» и «Комсомолец», отечественные бескомпрессорные   восьмицилиндровые четырехтактные дизеля  38-В-8  изготовления Коломенского   машиностроительного завода.

Торпедное вооружение состояло из четырех носовых и двух кормовых торпедных аппаратов.  Задние крышки торпедных аппаратов закрывались откидными болтами на задрайках, а не кремальерными затворами, как на лодках I и II серий. Полная длина аппарата - 7520 мм., внутренний диаметр трубы по направляющим - 536 мм. Стрельба производилась сжатым воздухом. Время погрузки торпед 4,5 - 5 часов, подготовки повторного залпа - от 3 час. 20 мин. до 4 часов.  Общий запас торпед - 10 штук.

Батуми. Погрузка торпеды на "щуку" ...

Первоначально это были 533-мм торпеды типа 53-27, разработанные в Остехбюро. В зависимости от типа они имели вес 1675 или 1725 кг и вес ВВ 200 или 250 кг, скорость 43,5 узла и дальность хода 3700 метров. Основной недостаток торпед 53-27 - плохая герметичность и невыдерживание режима движения по глубине, поэтому с началом войны на Черноморском флоте их полностью запретили к применению, а на остальных флотах использовали весьма ограниченно, с установкой по глубине не менее 3 метров. На смену им еще в 1938 году приняли торпеду 53-38, являвшуюся копией закупленной в Италии в 1930 году торпеды 53Р. Новая торпеда при почти такой же длине, как 53-27, имела вес 1615 кг и вес ВВ - 300 кг, и скорость 44,5 узла при дальности 4000 метров. Также имелся режим в 34,5 уз. - 8000 метров или 30,5 узла -10 000 метров, но он на пл практически не применялся.

Торпеда 53-38

 

 

Именно эта торпеда на «щуках» в годы войны была основной. Поступившие на вооружение уже в ходе войны торпеды типов 53-38У, 53-39 и злектроторпеда ЭТ-80  на лодках типа «Щ» не использовались из-за габаритных ограничений.

 


 

Подводные лодки оснащались двумя перископами: командирским и зенитным, которые изначально имели длину 7,5 метров. Высота головок перископов от ватерлинии составляла 7,3 метра. Наблюдение велось только из центрального поста, подъем и опускание производились весьма шумной электрической лебедкой либо вручную.

"Щ-201" швартовка...

С 1939 года подводные лодки стали оснащать шумопеленгаторными станциями типа «Марс-12» с эллиптической базой из 12 приемников в носовой проницаемой оконечности. В зависимости от гидрологии моря станция могла пеленговать шумы крупного корабля на дистанциях 12,5 - 30 кбт, при точности пеленгования по направлению от 1° до 3°; дистанцию до цели она не определяла.

Автономность при нормальном запасе топлива, масла, пресной и дистиллированной воды составляла 20 суток. Очистка воздуха производилась 10 электро-вентиляторами или 9 машинами регенерации со специальными патронами РВ-2, наполненными каустической содой. Общий запас - от 900 до 1920 штук. Для этих же целей служила специальная система из 12 стальных баллонов емкостью 38 - 40 л. со сжатым до 150 атм. кислородом. Время наибольшего непрерывного пребывания под водой с полным использованием всей системы регенерации - 72 часа, без использования - около 12 часов. Для личного состава были устроены: одноместная каюта командира лодки, кают-компания, легкосъемные койки. На борту имелись постоянные и переносные электрогрелки, трубопровод парового отопления, питаемый с береговой базы для поддержания температуры в отсеках при закрытых люках не ниже + 14° С при наружной температуре до - 20° С, электрокамбуз для приготовления пищи, электропосуда, два пневматических подводных гальюна и один надводный в ограждении рубки, душевой трубопровод в ограждении рубки. Надстройка и рубка получились узкими.

Лодка оборудовалась спасательными и подъемными средствами: рымами для подъема лодки средствами базы, усиленными шпигатами в надстройке для подъема лодки мягкими понтонами ЗПРОН, наружной и внутренней аппаратурой для продувания отсеков и цистерн с помощью водолазных шлангов, двумя сигнальными буями, четырьмя подкильными поясами. Для выхода личного состава из затонувшей субмарины служили шлюзовые люки, тубусы и спасательная рубка; имелась также возможность выхода через все торпедные аппараты.

Главные недостатки лодок типа «Щ» всех серий:
1) большая шумность в подводном положении;
2) малая надводная скорость (это сильно ограничивало возможность погони за противником и отрыва от преследования);
3) очень слабое артиллерийское вооружение.

Сдаточные испытания показали и достоинства подводных лодок III серии: простота и прочность их конструкций, надежность механизмов. Подводные лодки III серии по своим тактико-техническим элементам и характеристикам были на уровне зарубежных аналогов этого класса, например, французских пл типа «Орион», строившимися одновременно с нашими подводными лодками.

 

В целях создания новых типов подводных лодок был разработан проект эскадренной подводной лодки, отличавшийся многими особенностями от предыдущих проектов. Проект эскадренной подводной лодки для совместных действий с надводными кораблями разработал в середине 1930 года Асафов А.Н., работавший как репрессированный сотрудник «Остехбюро» ОГПУ в гор. Ленинграде. Подводные лодки, построенные по этому проекту, в честь центрального органа Коммунистической партии получили названия «Правда» («П-1»), «Звезда»  («П-2»),  «Искра»  («П-3»).

Перед этими эскадренными подводными лодками ставились следующие задачи:-  участие в эскадренном бою путем атаки противника в период развертывания совместно с авангардными силами и при уходе противника после боя;   -  атака двигающегося в море десанта противника, действуя группой лодок или совместно с легкими силами.
По водоизмещению эта подводная лодка предполагалась близкой к водоизмещению пл типа «Декабрист» I серии и обладала очень большим запасом плавучести, порядка 80 - 90%. По замыслу автора проекта, большой запас плавучести давал возможность значительно уменьшить осадку, что должно было улучшить мореходные качества лодки, необходимые при ее действиях в составе эскадры надводных кораблей. Для обеспечения высокой надводной скорости кораблю были приданы обводы миноносца, а для высокой мореходности - высокий надводный борт Впервые на отечественных подводных лодках прочный корпус имел наружные шпангоуты и был разделен на семь отсеков.

ПЛ проекта "Правда"

 

Проект предусматривал вооружение подлодки шестью торпедными аппаратами с десятью торпедами, двумя 130-мм орудиями в башнях и 37-мм зенитным орудием. Она должна была развивать скорость до 24 узлов в надводном положении и иметь дальность плавания ходом 11 узлов 9650 миль над водой и 23 мили под водой.

Из-за неясности в вопросе размещения заказа на главные дизели и отсутствия основных данных по ним, разработка общего проекта задержалась. Но, не дожидаясь его, в середине января 1931 года приступили к изготовлению рабочих чертежей, а 21 мая уже заложили головной корабль, и 19 декабря еще два корпуса. В связи с серьезными техническими проблемами постройка подводных лодок IV серии была временно приостановлена.

В связи с недостаточной общей прочностью прочного корпуса, увеличением глубины погружения и необходимостью увеличения плавучего объема корпуса, проект требовал кардинальной переработки, при этом значительной переделке должны были быть подвергнуты основные корпусные конструкции, по которым уже имелся весьма значительный задел. Общая готовность головной подводной лодки составляла к тому времени 25%, а остальных двух лодок - 20 и 10% соответственно. При переделке проекта для увеличения запаса прочности были поставлены промежуточные шпангоуты. Поскольку спор о глубине погружения никак не разрешался, то было принято решение об опытном испытании корпуса на погружение, для чего 12 сентября 1935 года головную лодку без экипажа опустили на глубину 72,5 м на гинях спасательного судна-катамарана «Коммуна». Большую глубину погружения она обеспечить не могла, но и это превзошло все ожидания, оставив всех довольными. Рассмотрев материалы результатов испытаний, Начальник Морских Сил утвердил для подводных лодок типа «Правда» предельную глубину погружения 70 метров, а рабочую -50 метров.

 

П-1 в Ленинграде...

Конструктивные переделки, несоблюдение весовой дисциплины в ходе постройки привели к явной перегрузке подводной лодки. Это заставило отказаться от вспомогательного дизель-генератора и 130-мм башенной артиллерии. Для безопасного выхода торпед из носовых аппаратов пришлось укоротить нос на 2,3 метра так, чтобы длина волнорезов верхних торпедных аппаратов была не более 3,2 метров, в результате чего общая длина лодки уменьшилась с 90 до 87,7 метров.  Уже в ходе испытаний выявились и другие недостатки: лодка почти не управлялась по глубине при скорости хода менее 4 узлов, при волнении моря более 5 баллов из-за качки и оголения винтов она практически теряла боеспособность в надводном положении.
Позже, в ходе службы серии, у лодок была модернизирована надстройка и ограждение рубки.
Учитывая значительные недостатки, после передачи флоту все 3 подводные лодки IV серии не рассматривались как боевые и использовались в качестве учебных.
Недостатки: большое время погружения, малая рабочая глубина погружения, неустойчивость по глубине на подводном ходу, высокая шумность в подводном положении.

 

В 1930-1933 гг. был разработан проект и начато строительство подводных лодок среднего водоизмещения 9-й серии типа С ("средняя") с более высокими тактико-техническими элементами, чем у подводных лодок типа Щ. Своеобразна история создания этих кораблей. В июне 1933 г. группа советских .кораблестроителей получила возможность принять участие в испытаниях подводной лодки Е-1, построенной в Испании по проекту немецкой фирмы.

Е-1 в доке...

Тогда же с фирмой был заключен контракт на проектирование подводной лодки среднего водоизмещения по советскому техническому заданию. Однако из-за большого количества отклонений от задания проект возвратили фирме на доработку. В итоге делегация рекомендовала принятие проекта подводной лодки водоизмещением 700 тонн на базе испанской «E-1», переделанной под советское вооружение и механизмы. Такое решение объяснялось существенной экономией времени: фирме «IvS» требовалось всего четыре недели для разработки эскизного проекта и ещё 15 дней для выдачи строительных чертежей.

В апреле 1933 года «Союзверфь» и «Дешимаг»  заключили договор на разработку проекта. Договор вступил в силу 12 августа 1933 года, после завершения серии испытаний, показавших реальность гарантий, предоставляемых немецкой стороной. Разработка чертежей проекта «E-2», обозначенного теперь как тип «Н» (немецкая), или серия IX, была закончена специалистами СКБ к началу 1935 года. C 20 октября 1937 года тип «Н» переименовали в тип «С» — средняя. Под руководством инженера-кораблестроителя В. Н. Перегудова была создана специальная группа конструкторов, в состав которой входили 3. А. Дерибин, В. Ф. Критский, В. В. Перловский, А. Г. Соколов и др. Этой группой был разработан новый проект. В сентябре 1936 г. головная лодка типа С вошла в строй.

 

Головная лодка С-1

 


 

В 1930-1936 гг. строились предназначенные для Дальнего Востока подводные лодки небольшого водоизмещения 6-й серии, названные на флотах "Малютками", главным конструктором которых являлся А. Н. Асафов. На этих лодках впервые в истории отечественного кораблестроения корпуса изготовлялись цельносварными. Головная лодка проекта была заложена 29 августа 1932 года. Корпуса лодок делались клёпаными, несмотря на предложение А. Н. Асафова использовать электросварку. Лодки показали скорость ниже проектной (около 5 узлов), время погружения около 80 секунд, что было больше чем у лодок других классов, недостаточную мореходность. Для улучшения характеристик лодки была создана специальная комиссия, обследовавшая головную лодку проекта и предложившая ряд конструктивных изменений, в частности было принято предложение делать корпус сварным, были внесены изменения в систему наполнения балластных цистерн, изменены очертания кормовой части. Последние лодки серии строились с учётом предложений комиссии, которые позволили увеличить скорость лодки до проектных значений и улучшить время погружения в полтора раза.

Всего было построено 30 лодок, 28 из которых вошли в состав ТОФ и были отправлены на Дальний Восток в период с 1 декабря 1933 года по 30 ноября 1934 года. Две последние лодки серии остались на Черноморском флоте для подготовки подводников. Первая лодка вошла в строй в апреле 1934 г. Лодки типа «М» VI серии можно было в готовом виде перебрасывать с одного морского театра на другой по железной дороге или водным путем на специально приспособленных транспортах.

Подводная лодка «М-32» готовится к транспортировке. Ноябрь 1942 г.

В 1937 г. начали поступать на флоты более совершенные "Малютки" 12-й серии, проект которых был разработан по инициативе инженера П. И. Сердюка, а накануне Великой Отечественной войны под руководством главного конструктора Ф. Ф. Подушкина начато строительство "Малюток"15-й серии с более мощным вооружением и лучшими мореходными качествами с двухвальной энергетической установкой. Подводные лодки малого водоизмещения типа «М» («малютки») строились сериями VI, VI-бис, XII и XV*.(* Подводные лодки типа «М» XV серии (имели семь отсеков). Подводные лодки VI, VI-бис серий имели по четыре отсека, а XII серии — шесть отсеков.)

Подводные лодки "Малютки" считались крайне неудачным проектом:
1) плохая мореходность (волна накрывала ограждение рубки и через рубочный люк заливала аккумуляторную батарею);
2) малая скорость на поверхности и под водой;
3) длительность погружения (2 минуты);
4) большая длительность всплытия (11 минут!);
5) высокая шумность на подводном ходу;
6) очень слабое вооружение;
7) выброс лодки после пуска торпеды;
8) плохая вентиляция внутренних помещений;
9) плохая обитаемость;
10) крайне недостаточная дальность плавания.

 

 

В 1934 г. под руководством М. А. Рудницкого началось проектирование самых больших советских подводных лодок довоенной постройки 14-й серии типа К ("крейсерские"), названных моряками "Катюшами". При их проектировании был учтен опыт создания ранее упоминавшихся лодок 4-й серии. Эти подводные лодки (первая вступила в строй в мае 1940 г.) могли действовать в открытом океане на большом удалении от баз. В приемном акте головного корабля серии указывалось:

"...Подводная лодка находится на современном техническом уровне и по своим тактическим элементам значительно превосходит зарубежные лодки подобного типа, в особенности по вооружению и скоростям. Самая мощная и самая быстроходная."

По представленному  оперативно-тактическому заданию, новая лодка должна была:
-Атаковать боевые корабли и силы десанта противника при действиях в одиночку, группой и совместно с надводными силами в открытом море и океане.
-Действовать на коммуникациях в отдалённых районах.
-Нести разведывательную и позиционную службу.
-Проводить диверсионные операции (высадку разведывательных групп и действия на берегу).
-Быть в состоянии атаковать как торпедным оружием, так и выстановкой маневренных минных заграждений в ходе эскадренного боя по курсу вражеских кораблей.

 

Головная "Катюша". "К-1"  Первомайский парад 1940-го...

Лодки этого типа предназначались для долгих одиночных, автономных походов к коммуникациям противника и стали самыми крупными подводными лодками ВМФ СССР в тот период. На флоте лодки получили прозвище «Катюша». Всего в 1936—1938 годах было заложено 12 лодок этого типа, из которых до начала войны ввели 6, сосредоточенных в составе Северного флота. Ещё четыре лодки Балтийского флота были поставлены на вооружение уже в ходе войны, пятая вступила в строй уже к её концу и в боевых действиях не участвовала, а ещё одна достроена так и не была. Подводные лодки типа «К» активно использовались в ходе войны на коммуникациях противника в Балтийском море и у берегов Норвегии, всего за ними числится потопленными 16 судов общим тоннажем 27 236 брт и 9 боевых кораблей противника, а повреждёнными — 2 судна тоннажем 15 979 брт и 4 боевых корабля. К концу войны уцелели шесть лодок этого типа, которые оставались на вооружении советского флота до середины 1950-х годов.

Эти подводные лодки имели большое водоизмещение, развивали значительную скорость хода и обладали мощным торпедным, артиллерийским и минным вооружением.

Великая Отечественная война подтвердила эту оценку. Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко отмечал, что лодки типа К неизменно вызывали зависть у наших союзников.

Подводные лодки типа «Ленинец» — тип советских дизель-электрических подводных лодок-минных заградителей времён Второй мировой войны. Всего было построено 25 лодок типа «Л» по четырём различным проектам (серии II, XI, XIII и XIII-бис), из них 19 — до 1941 года. Подводные лодки типа «Ленинец» входили в состав всех четырёх флотов Советского Союза и приняли активное участие в Великой Отечественной войне. Многие корабли имели собственные имена.

Л-4 - "Гарибальдиец"

Новый проект вобрал в себя весь опыт проектирования, строительства и эксплуатации больших подводных лодок II серии. При сопоставлении этих проектов видно, что тактико-технические элементы подводных лодок XI серии изменились в основном в отношении увеличения торпедного боезапаса и дальности плавания, т. е. в направлении развития тех качеств, которые делают лодку способной помимо постановки минных заграждений вести активные боевые действия на коммуникациях противника в удаленных от баз районах.

В новый проект, по сравнению с подводными лодками II серии, был внесен ряд конструктивных изменений:   

-  изменен теоретический чертеж - удлинена носовая часть с наклонным форштевнем;  -  конструкция корпуса переработана с таким расчетом, чтобы обеспечивалась более рациональная разбивка на секции для перевозки по железной дороге;
-  прочная рубка сделана в виде горизонтального цилиндра;
-  аккумуляторные ямы сделаны изолированными по образцу подводных лодок I серии;
-  число запасных торпед доведено до десяти против шести на II серии;
-  оба перископа вынесены в рубку, благодаря чему увеличилась глубина погружения лодки при ходе под перископом и уменьшилась опасность таранных ударов по рубке надводными кораблями;

Погнутый перископ «Л-3» («Фрунзовец»). Результат столкновения с транспортом 13 ноября 1942 г.

-  сняты электротурбокомпрессоры низкого давления; продувание главного балласта осуществлялось газами от дизелей, работающими как компрессор;
 -  полностью переработана система сжатого воздуха и аварийного продувания;
-  сняты электромоторы экономического хода под водой, экономический ход стал осуществляться при работе главных электромоторов;
-  в целях борьбы с коррозией стальная арматура трубопроводов забортной воды заменена на бронзовую;

-  улучшена обитаемость лодки за счет изменения компоновки жилых отсеков;
-  глушитель сделан двухтельным, по образцу подводных лодок X серии;
-  перья рулей сделаны профилированными авиационного типа;
-    несколько опущены минные трубы;

-  улучшена конструкция пневматических машинок открывания кингстонов;

-  установлен добавочный пост управления вертикальным рулем в рубке;

-  увеличено число отсеков до семи за счет разделения кормового на две части

-  станция управления электромоторами разделена на две части, размещенных по бортам;
-  установлен отдельный дифферентовочный насос, производительностью 6 - 8 тонн в час;
-  исключены палубные цистерны, так как считаюсь, что они увеличивают время погружения подводной лодки, имеют малую живучесть, особенно во время артиллерийского боя и возможных таранных ударов, а действие всего вооружения подводной лодки в надводном положении может быть обеспечено и без наличия палубных цистерн.

и другие незначительные изменения... В остальном подводные лодки XI серии ничем не отличались от подводных лодок II серии.

Л-20

Время погружения и всплытия по сравнению с подводными лодками II серии изменилось незначительно.  При переходе лодки из крейсерского положения в подводное под топ перископа при заранее открытых кингстонах цистерн главного балласта без хода с использованием цистерны быстрого погружения составляло 70 - 75 секунд, а всплытие лодки в крейсерское положение при продутой средней цистерне путем продувания главного балласта одним дизелем - 5 мин. 55 секунд. Время аварийного продувания всего главного балласта на перископной глубине составляло 3 мин. 47 секунд.

Во время испытаний подводной лодки «Л-7» при проведении глубоководного погружения в районе острова Аскольд на глубине 75 метров забортным давлением раздавило красномедную трубу продувания главного балласта низким давлением диаметром 205x219 миллиметров. После этого трубы, подверженные полному наружному забортному давлению, стали предусматриваться стальными. Приемные комиссии по результатам испытаний отмечали следующие недостатки XI серии:
-  не выдержаны скорости и дальности плавания ими, оговоренные в спецификациях на постройку лодок;
- значительный шум при работе миносбрасывающего устройства. Предложено заменить штанговое устройство на тросовое, как показавшее при сравнительных испытаниях лучшие результаты;
- трещины на крышках цилиндров дизелей, усиленная коррозия блоков и цилиндровых втулок дизелей;
- заедание привода захлопки глушителя в связи с осаждением соли на рабочих поверхностях деталей привода захлопки и другие более мелкие недостатки.

Черноморские подлодки отличались от балтийских наличием прямого высокого флагштока на носу, а также отсутствием дополнительных шпигатов над якорной нишей.

 


 

Но были и совсем ошеломляющие проекты...

ЛЕТАЮЩАЯ ПЛ


В 1934 году курсант ВМИУ им. Дзержинского Б.П.Ушаков представил схематичный проект летающей подводной лодки (ЛПЛ), который впоследствии был переработан и представлен в нескольких вариантах для определения остойчивости и нагрузок на элементы конструкции аппарата.
В апреле 1936 года в отзыве капитана 1 ранга Сурина указывалось, что идея Ушакова интересна и заслуживает безусловной реализации. Через несколько месяцев, в июле, полуэскизный проект ЛПЛ рассматривался в Научно-исследовательском военном комитете (НИВК) и получил в целом положительный отзыв, содержавший три дополнительных пункта, один из которых гласил: «...Разработку проекта желательно продолжать, чтобы выявить реальность его осуществления путем производства соответствующих расчетов и необходимых лабораторных испытаний...» Среди подписавших документ были начальник НИВКа военинженер 1 ранга Григайтис и начальник кафедры тактики боевых средств флагман 2 ранга профессор Гончаров.
В 1937 году тема была включена в план отдела «В» НИВКа, но после его пересмотра, что было очень характерно для того времени, от нее отказались. Вся дальнейшая разработка велась инженером отдела «В» воентехником 1 ранга Б.П. Ушаковым во внеслужебное время.
10 января 1938 года во 2-м отделе НИВКа состоялось рассмотрение эскизов и основных тактико-технических элементов ЛПЛ, подготовленных автором, Что же представлял собой проект? Летающая подводная лодка предназначалась для уничтожения кораблей противника в открытом море и в акватории морских баз, защищенных минными полями и бонами. Малая подводная скорость и ограниченный запас хода под водой ЛПЛ не являлись препятствием, так как при отсутствии целей в заданном квадрате (районе действия) лодка могла сама находить противника. Определив с воздуха его курс, она садилась за горизонтом, что исключало возможность ее преждевременного обнаружения, и погружалась на линии пути корабля. До появления цели в точке залпа ЛПЛ оставалась на глубине в стабилизированном положении, не расходуя энергию лишними ходами.
В случае допустимого отклонения неприятеля от линии курса ЛПЛ шла на сближение с ним, а при очень большом отклонении цели лодка пропускала ее за горизонт, затем всплывала, взлетала и вновь готовилась к атаке.
Возможное повторение захода на цель рассматривалось как одно из существенных преимуществ подводно-воздушного торпедоносца перед традиционными субмаринами. Особенно эффективным должно было быть действие летающих подводных лодок в группе, так как теоретически три таких аппарата создавали на пути противника непроходимый барьер шириной до девяти миль. ЛПЛ могла проникать в темное время суток в гавани и порты противника, погружаться, а днем вести наблюдение, пеленгование секретных фарватеров и при удобном случае атаковать.

 

В конструкции ЛПЛ предусматривались шесть автономных отсеков, в трех из которых помещались авиамоторы АМ-34 мощностью по 1000 л.с. каждый. Они снабжались нагнетателями, допускавшими форсирование на взлетном режиме до 1200 л.с. Четвертый отсек был жилым, рассчитанным на команду из трех человек. Из него же велось управление судном под водой. В пятом отсеке находилась аккумуляторная батарея, в шестом – гребной электромотор мощностью 10 л,с. Прочный корпус ЛПЛ представлял собой цилиндрическую клепаную конструкцию диаметром 1,4 м из дюралюминия толщиной 6 мм. Помимо прочных отсеков, лодка имела пилотскую легкую кабину мокрого типа, которая при погружении заполнялась водой, При этом летные приборы задраивались в специальной шахте.
Обшивку крыльев и хвостового оперения предполагалось выполнить из стали, а поплавки из дюралюминия. Этиэлементы конструкции не были рассчитаны на повышенное внешнее давление, так как при погружении затапливались морской водой, поступавшей самотеком через шпигаты (отверстия для стока воды ). Топливо (бензин) и масло хранились в специальных резиновых резервуарах, располагавшихся в центроплане. При погружении подводящая и отводящая магистрали водяной системы охлаждения авиамоторов перекрывались, что исключало их повреждение под действием давления забортной воды. Для предохранения корпуса от коррозии предусматривалась окраска и покрытие лаком его обшивки. Торпеды размещались под консолями крыла на специальных держателях. Проектная полезная нагрузка лодки составляла 44,5% от полного полетного веса аппарата, что было обычным для машин тяжелого типа.
Процесс погружения включал четыре этапа: задраивание моторных отсеков, перекрывание воды в радиаторах, перевод управления на подводное и переход экипажа из кабины в жилой отсек (центральный пост управления).

Летно-тактические характеристики ЛПЛ

Экипаж, чел.    3
Взлетная масса, кг    15 000
Скорость полета, уз. (км/ч)    100 (~200)
Дальность полета, км    800
Потолок, м    2 500
Кол-во и тип авиамоторов    3xAM-34
Мощность на взлетном режиме, л.с.    3x1200
Макс. доп. волнение при взлете/посадке и погружении, баллы    4-5
Подводная ск-ть, уз    2-3
Глубина погружения, м    45
Запас хода под водой, миль    5-6
Подводная автономность, ч    48
Мощность гребного мотора, л.с.    10
Продолжительность погружения, мин    1,5
Продолжительность всплытия, мин    1,8
Вооружение:   
- 18-дюйм. торпеда, шт.    2
- спаренный пулемет, шт.    2

 

 

Поступавшая на флот новая техника быстро осваивалась советскими подводниками. На новых лодках подводники намного перекрывали теоретические расчеты и нормы, установленные для этих кораблей. В длительных и дальних походах они настойчиво совершенствовали свое воинское мастерство. В 1935— 1936 годах 300 подводников были награждены Советским правительством орденами и медалями за успехи, достигнутые в боевой и политической подготовке.

Флоту нужны были "кадры"... и они готовились в "бывших царских" морских заведениях... - Морском кадетском корпусе, Морском инженерном  училище в Ленинграде.

Здание Военно-морского училища им. М.В. Фрунзе. 1934 г.

 

Первый выпуск лейтенантов штурманов - подводников Военно-морского училища им. М.В. Фрунзе 1936 год... 

Командование училища:

Буриченков Г.А. - нач училища комдив
Круглов начальник штаба кап 2 ранга
Лаухин нач полит отдела
Доста  майор
Вавилов кап 2 ранга ?
Белеский ?
Воронов А.С.  огсекр?
Соколов  капитан 3 ранга?
Шапошников инженер 2 ранга
Левчин старший лейтенант ком группы

 

Первый выпуск лейтенантов штурманов-подводников 1936 года...

Аверкин
Андреев
Антонцев
Бабинский
Барков
Богдановский
Бычков
Ветчинкин П.П.
Вихман
Вишняков
Волков
Грачев
Головат
Горобец
Горов
Драучк ?
Жебруков
Жижинов
Заозеров
Ефанов
Ильин
Ильгов
Кабо И.С.
Калчанов
Квитковский
Кузнецов
Коновалов В.К.
Костромичев Н.А.
Котрехов
Леонов
Лисин С.П.
Магид
Малинин
Матрос И.М.
Махорин
Моисеенко
Морорчев ?
Мохов Н.К.
Мыльников А.И.
Ненашев
Перов
Перцев
Повничинков ?
Поликарпов
Резников
Соболев
Соколовский
Стабло
Ставровский
Степанов
Твердохлебов
Тимошенко
Травкин
Хайтов
Хрусталев
Федулов
Фисанович И.И.
Фришман
Шейхатович М.И.
Шелганцев
Шишкин
Шульгин
Шумилин
Циценовский
Яйло

 

Второй выпуск лейтенантов штурманов - подводников Военно-морского училища им. М.В. Фрунзе 1937 год...

Командование училища:

Буриченков Г.А. нач.уч. комдив
Круглов пом. нач уч. кап 3 ранга
Лаухин див комиссар
Воронов А.С. политрук
Коренев кап 2
Бессонов ст. политрук
Хлюстин инж фл.3 ранга
Никитин кап 2
Назаров кап 2
Исаков ст. лейт.

Второй выпуск лейтенантов штурманов-подводников 1937 года...

Алексеев В.И.
Батькович А.И.
Беляев Н.А.
Видяев В.И.
Винокуров В.И.
Виолин Е.Ф.
Волков А.И.
Гагаринов И.М.
Галустов Г.А.
Демьянович С.Ф.
Евстратов А.С.
Егоров П.В.
Жиляев В.П.
Лапицкий М.В.
Карпенко Ф.И.
Карташов Н.И.
Качур И.П.
Керенский П.А.
Клюшкин А.А.
Ковалев А.П.
Кондратюк А.И.
Кораблев В.А.
Кошелев В.Я.
Кудинов А.П.
Масич Д.С.
Носков М.А.
Павлов В.П.
Петелин А.И.
Правдюк В.В.
Ржанов В.А.
Рябухин Г.В.
Селиванов В.Н.
Слепенков З.Ф.
Смирнов Б.Г.
Тюрин Н.И.
Федоров Л.П.
Фридман А.И.
Цесаренко С.Ф.
Чалов В.П.
Чуланов В.Ф.
Шипин П.В.
Шлионский М.Л.
Шматов П.С.
Яшин

Долгое время одним из преподавателей училища был Воронов Алексей Сергеевич. В фотоальбоме  Воронов А.С.  можно проследить его долгий и прославленный жизненный путь...

Капитан 3 ранга Воронов Алексей Сергеевич 1938 год. г. Ленинград ВВМУ им. М.В. Фрунзе

 


 

В мире было неспокойно. Фашистская агрессия все шире распространялась по трем континентам земного шара — Европе, Азии и Африке. Начиная с 1931 года империалистические агрессоры развязали ряд так называемых «малых», «локальных» войн, которые все более и более приближали человечество к мировой войне.

18 июля 1936 года начался монархо-фашистский мятеж против Испанской республики. Испанские реакционеры, открыто поддержанные итальянскими и немецкими фашистами, выступили против законного республиканского правительства. На поддержку фашистских мятежников Италия и Германия перебросили более 300 тысяч солдат и офицеров.

Интервентов поощряла политика «невмешательства» правительств США, Англии и Франции, фактически направленная на поддержку реакционных сил Испании. Политика «невмешательства» означала попустительство агрессии, являлась политикой провоцирования второй мировой войны.

Война испанского народа, защищавшего свои демократические завоевания, суверенитет и независимость своей родины, была справедливой, национально-освободительной, революционной. Советский народ, глубоко сознавая, что борьба народа Испании является не частным делом испанцев, а общим делом всего прогрессивного человечества, оказал испанским патриотам большую моральную и материальную помощь и поддержку. Советский Союз помог Испанской республике кредитами, продал ей танки, самолеты, артиллерийские орудия и другое вооружение.

Замечательным примером единения боевых сил международного рабочего и демократического движения явилось создание в Испании интернациональных бригад, объединивших добровольцев-антифашистов из 54 стран мира. Главными организаторами интернациональных бригад были коммунисты.

В рядах интернационалистов, прибывших в Испанию для того, чтобы преградить путь фашизму, были и добровольцы из Советского Союза. Всего на фронтах Испании за свободу и демократию сражались 557 советских добровольцев—специалистов военного дела. Среди них были Р. Я. Малиновский, Д. Г. Павлов, П. И. Батов, Г. М. Штерн, летчики Л. К. Серов, Я. В. Смушкевич, М. М. Поливанов, В. С. Хользунов, П. П. Десницкий, И. И. Проскуров, Н. В. Остряков, танкисты С. М. Кривошеин, А. Новиков, М. Юдин и другие.

В Испании находились также 29 моряков, в том числе подводники И. А. Бурмистров, Н. П. Египко, Г. Ю. Кузьмин, С. П. Лисин, И. В. Грачев, В. А. Егоров. Анализируя героические дела советских добровольцев, Р. Я. Малиновский в то время отмечал, что они «сыграли огромную роль... как непосредственные бойцы, помощники испанского республиканского командования, участвуя лично в боях и операциях, и заслуженно завоевали большой авторитет у испанского народа».

Иван Алексеевич Бурмистров командир подводной лодки "С-1" военно-морского флота республиканской Испании, капитан 3-го ранга; первый из военных моряков, удостоенный звания "Герой Советского Союза".

За образцовое выполнение специальных заданий Советского правительства и за проявленное геройство Ивану Алексеевичу Бурмистрову и Николаю Павловичу Египко было присвоено звание Героя Советского Союза. Это были первые командиры Военно-Морского Флота, первые советские подводники — кавалеры Золотой Звезды Героя.

  Николай Павлович Египко Герой Советского Союза ... в будущем контр-адмирал

 

Зимой 1938 года весь мир следил за дрейфом первой в истории полярной станции «Северный полюс». Под конец дрейфа льдина, на которой находилась станция, раскололась, и ее обломок размером 200 на 300 метров с четырьмя мужественными советскими исследователями — И. Д. Папаниным, Э. Т. Кренкелем, П. П. Ширшовым и Е. К. Федоровым — с большой скоростью понесло в Гренландское море. Четыре советских человека ждали помощи на дрейфующем в океане расподающемся обломке льдины.

  И. Д. Папанин, Э. Т. Кренкель, П. П. Ширшов и Е. К. Федоров на льдине  в Гренландском море.

В море срочно вышла экспедиция специально снаряженных кораблей. Кроме ледокольных судов «Мурман» и «Таймыр» в состав экспедиции входили подводные лодки «Щ-402», «Щ-404» и «Д-3». Последней командовал старший лейтенант В. Н. Котельников.

Котельников Виктор Николаевич

5 февраля, преодолевая шестибалльный встречный ветер, «Д-3» вышла из Кольского залива. Ветер усиливался. Вскоре на море поднялся свирепый девятибалльный шторм. Леденящий ветер швырял подводную лодку на бушующих валах. Приходилось привязывать вахтенных командиров и рулевых, находившихся на мостике, чтобы их не смыло за борт.

Снеговые заряды тяжелой липкой пеленой обволакивали лодку. Верхняя палуба и рубка покрылись толстым слоем льда. Даже внутри подводной лодки мудрено было в такой шторм остаться сухим. Окатив тех, кто нес верхнюю вахту на мостике, ледяная вода тоннами  низвергалась через рубочный люк в центральиый пост*.(* Центральный   пост — один из отсеков подводной лодки,  расположенный в  средней  ее  части,  специально оборудованный  для  управления  лодкой  и   стрельбы   торпедами;    является главным   постом  управления  н   живучести   лодки.    Рубочный люк   (верхний) служит для доступа в боевую  рубку  с мостика подводной лодки. Нижний рубочный люк сообщает рубку с центральным постом. Оба люка имеют герметичные крышки;  в надводном положении люки открыты.)

Непрерывно работали осушительные помпы, откачивая воду за борт.

Д-3 "Красногвардеец"

От Нордкапа «Д-3» взяла курс на остров Ян-Майен. Подводная лодка шла по счислению*. (*  Счисление — графическое изображение пути корабля на карте,  позволяющее  в  каждый  данный  момент  знать  место  корабля (широту и долготу) и ориентироваться по карте в окружающей обстановке.) Очень редко штурману лейтенанту Ф. А. Видяеву удавалось найти «оконце» среди стремительно несущихся косматых туч, поймать секстаном* клочок ночного полярного неба с бледной звездой или силуэтом луны. (*Секстан — угломерный инструмент, служащий для измерения в море высот небесных светил и углов между предметами.)

О трудностях перехода можно судить по скупым, лаконичным записям командира подводной лодки:

«9 февраля. Бортовая качка. Крен* — 25 градусов. (*Крен — наклонение  корабля   в  поперечной  плоскости   на левый или правый борт.)

Установив радиосвязь с «Мурманом» и «Таймыром», идем к цели.

"Мурман" и "Таймыр" у льдины, на котором папанинцы провели зиму

 

10  февраля. Снежные заряды налетают ежечасно. В 13 час. 28 мин. в силуэте показавшегося судна опознан «Мурман». Идем параллельным курсом.

11  февраля. Шторм продолжается. Волной сорвало сходни и два спасательных круга. Обивали обледенелую антенну. Слой льда на верхней палубе доходит до ста миллиметров.

12  февраля. Капитан «Мурмана» И.Ф. Котцов радирует: «Вышло из строя рулевое управление». Отвечаю: «Иду на сближение оказать поддержку. Светите прожекторами». Вскорости завидели огни   «Мурмана».   Но помощь не понадобилась. «Мурман» сообщил:  «Повреждение исправлено». Идем дальше по назначению. Крен до 40 градусов. Валит снег.

13  февраля. При снежной пурге проводим пробное погружение. Все механизмы работают отлично. Настроение команды—превосходное. В 12 час. 55 мин. слева по борту, в пяти милях, открылся остров Ян-Майен (мыс Юнг-Фореланд). Несмотря на то что погода не давала возможности определиться, штурманское счисление оказалось точным — вышли прямо на остров».

Несколько дней боролись подводники с разбушевавшейся стихией. Наконец подводная лодка достигла кромки льда и во мраке полярной ночи моряки увидели зарево пылавшего на льдине смоляного бочонка. «Д-3» вошла в битый лед и, лавируя между сверкающими кристаллическими глыбами, стала прокладывать себе путь в разводьях.

До льдины с четверкой отважных советских людей оставалось уже совсем немного, когда командир подводной лодки получил приказание:   «Возвращайтесь!»

«Д-3» должна была лишь обеспечивать связь между судами экспедиции и только в крайнем случае, пройдя при необходимости подо льдом, заняться снятием личного состава станции «Северный полюс». Но к этому времени к льдине с трудом удалось пробиться «Мурману» и «Таймыру». Зимовщики станции «Северный полюс» после 274-суточного дрейфа были сняты со льдины.

Подводная лодка «Д-3», тепло попрощавшись по радио с экипажами ледокольных судов и передав сердечные приветы отважным покорителям полюса, повернула на восток. Советские подводники с честью справились с возложенным на них заданием, продемонстрировав отличную выучку и высокое воинское мастерство.

 


 

22 апреля 1939 года подводные лодки Северного флота «Д-2», «Щ-402», «Щ-403» и «Щ-404» вышли на выполнение специального правительственного задания по обеспечению радиосвязи с самолетом Героя Советского Союза В. К. Коккинаки, совершавшего перелет иа Москвы через Атлантику в США. Путь предстоял трудный и далекий: лодки должны были пройти вдоль Норвежского побережья, пересечь Норвежское море и только в Северном море лечь на обратный курс.

"Щ-402"...

«Щ-404» шла под флагом командира дивизиона капитана 3 ранга И. А. Колышкина. Еще будучи старшим лейтенантом, Колышкин командовал этой подводной лодкой, совершив на ней переход с Балтики на Север, а весной 1938 года передал «Щ-404» старшему лейтенанту Н. А. Лунину.

Николай Александрович Лунин

Норвежское море встретило советские подводные лодки жестоким 11-балльным штормом. Многотонная масса воды с силой стопудового молота обрушивалась на стальные корпуса. Лодки содрогались от страшных ударов.

Несколько дней свирепствовал шторм. На «Щ-404» поломало кормовую и носовую надстройки, сорвало надводный якорь*.(* Для размещения личного состава подводной лодки, а также оружия и технических средств, которые должны быть изолированы от забортной воды, служит прочный корпус. Кроме прочного  корпуса   подводные   лодки   имеют   легкий,   или   наружный, корпус  в  виде  легких  оконечностей,   надстройки  и  ограждения рубки. При погружении лодки вое свободное пространство между прочным и легким  корпусом заполняется  через  шпигаты водой. Надстройка простирается по всей длине подводной лодки и образует верхнюю палубу. На некоторых лодках старой постройки делали   два   самостоятельных   якорных   устройства:   надводный   и подводный якоря.)

"Щ-404"

Выполнив, несмотря на огромные трудности, задание, подводные лодки 5 мая вернулись в родную базу. За отличное выполнение правительственного задания экипажам подводных лодок была объявлена благодарность.

Так в буднях повседневной напряженной учебы и службы изо дня в день росло и крепло воинское мастерство советских подводников.

В количественном отношении подводные силы флотов разных стран существенно отличались друг от друга, что объяснялось их экономическими возможностями, а также взглядами военных ведомств на тенденции развития подводных лодок и ту роль, которая отводилась им в военных конфликтах. В предвидении агрессии против нашего государства и широких боевых действий на море в СССР было развернуто строительство подводных лодок. К началу Великой Отечественной войны советский ВМФ располагал 213 подводными лодками.

 

 


 

ЭКЗАМЕН  НА ЗРЕЛОСТЬ

 

Конфликт между СССР и Финляндией, переросший в конце ноября 1939 года в войну, явился следствием всей предшествовавшей политики финских правящих кругов. Государственная граница между Советским Союзом и Финляндией проходила всего в 32 километрах   от  Ленинграда.   Крупнейший  промышленный и культурный центр нашей страны, насчитывавший к тому времени столько же населения, сколько имелось во всей Финляндии, мог быть в любое время обстрелял артиллерией с финской территории. Эта угроза была вполне реальной, так как тогдашние правящие круги Финляндии, послушно шедшие на поводу у американских и англо-французских империалистов и состоявшие в тесной связи с гитлеровцами, не скрывали антисоветской направленности своей политики. Реакционные правители Финляндии, подстрекаемые поджигателями войны и полностью зависимые от иностранного капитала, превращали свою страну в плацдарм для нападения на СССР.

В связи с тем, что вход в Финский залив оставался незащищенным, находилась под угрозой и безопасность подступов к Ленинграду с моря. Не был также защищен единственный на севере незамерзающий порт Советского Союза Мурманск, так как прикрывающие его полуострова Рыбачий и Средний частично принадлежали Финляндии.

Советский Союз неоднократно обращался к правительству Финляндии с предложениями, направленными к улучшению отношений между обеими странами. Предложения Советского правительства не посягали на суверенитет Финляндии и содержали минимальные требования, необходимые для обеспечения безопасности северо-западных границ СССР в условиях уже начавшейся второй мировой войны. Однако правящие круги Финляндии заняли враждебную и непримиримую позицию в отношении СССР. Они не пошли навстречу разумным советским предложениям.

Играя на национальных чувствах финнов, реакционная пропаганда Финляндии довела антисоветскую истерию до предела, вызвав безответственные действия со стороны финской военщины. 26 и 29 ноября финские войска предприняли провокационные действия на советско-финляндской границе.

«Исторический опыт недавнего прошлого показывает, что нарушение добрососедских отношений между Советским Союзом и Финляндией каждый раз оказывалось лишь на руку агрессивным кругам империалистических держав, интересы которых не имеют ничего общего с национальными интересами Финляндии»,— говорил в 1957 году Н. С. Хрущев . Именно так и обстояло дело в ноябре 1939 года.

Военные действия между Созетским Союзом и Финляндией развернулись на Карельском перешейке и в Восточной Финляндии. Краснознаменный Балтийский флот должен был оказывать систематическую артиллерийскую поддержку наступлению приморских флангов Красной Армии, занять острова в восточной части Финского залива, прервать морские сообщения Финляндии в Балтийском море, а также не допустить в восточную часть Финского залива военно-морские силы Финляндии и других государств.

В ноябре 1939 года Балтийские субмарины развернулись в море для действий против Финляндии, причем боевые действия практически велись по правилам неограниченной подводной войны, поражалась любая цель, оказавшаяся в поле зрения. Командиры хорошо понимали, что в случае отсутствия боевого успеха могут последовать «оргвыводы». К тому же надо отметить, что качественный состав командного корпуса подводного флота серьезно снизился. С одной стороны, резкое увеличение количества кораблей заставляло назначать на должности их командиров офицеров, прослуживших на флота 3-5 лет после окончания училища. В подводников же на специальных курсах переобучивали моряков торгового флота, надводников, наконец, просто офицеров, желающих «идти под воду», что не мешало им во время ВОВ добиваться значительных успехов. Так, черноморской Щ-204 командовал бывший кавалерист. С другой стороны, основным критерием для назначения на должность становилось членство в ВКП(б) и партийный стаж. На флоте практически не осталось офицеров, окончивших морской корпус. С мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. было репрессировано более 3000 командиров всех степеней, т.е. примерно каждый шестой офицер.

В первые же четыре дня войны балтийские моряки овладели островами Гогланд, Большой Тютерс, Лавенсари (Мощный), Сескар (Лесной), Пенисари (Малый), Нерва (Нарвский) и Соммерс (Маяк). Занятие этих островов позволило значительно расширить операционную зону Краснознаменного Балтийского флота, улучшить связь между его восточными и западными военно-морскими базами, более надежно прикрыть фланг Красной Армии, действовавшей на Карельском перешейке.

Схема военных действий во время советско-финляндской войны.

Силы Краснознаменного Балтийского флота, базировавшиеся в Эстонии и Латвии*, с началом советско-финляндской войны были развернуты для действий на вражеских морских сообщениях.

(* В конце сентября и первой половине октября 1939 года были подписаны пакты о взаимопомощи с прибалтийскими государствами — Эстонией, Латвией и Литвой. Пакты предусматривали создание Советским Союзом на территории этих государств военно-морских баз и аэродромов.)

 Наиболее оживленными являлись коммуникации противника в Ботническом заливе. Финские транспорты конвоировались здесь шведскими миноносцами, сторожевыми кораблями и катерами.

Противник, перекрыв вход в Ботнический залив минными заграждениями, поставленными при содействии шведского флота, усилив противолодочную оборону, чувствовал себя в полной безопасности*.

(*О постановке минных заграждений в проливе Южный Кваркен шведы официально объявили 6 декабря 1939 года,)

Но враг просчитался. Он недооценил мужество, настойчивость и боевое мастерство советских подводников.

На коммуникациях противника действовали подводные лодки трех бригад. 1-й бригадой командовал капитан 1 ранга К. М. Кузнецов, военным комиссаром бригады был полковой комиссар А. И. Байков. Командиром 2-й бригады был капитан 1 ранга Д. М. Косьмин (27 декабря 1939 года его сменил Герой Советского Союза капитан 2 ранга Н. П. Египко), военным комиссаром — полковой комиссар П. И. Федосеев. 3-й бригадой командовал капитан 2 ранга Н. И. Виноградов, военным комиссаром бригады был бригадный комиссар А. О. Елсуков.

3 декабря 1939 года в Ботнический залив прорвались две подводные лодки— «С-1» и «Щ-319». Первая под командованием капитан-лейтенанта А. В. Трипольского (военный комиссар батальонный комиссар Н. К. Темнов) должна была действовать на подходах к порту Раума. «Щ-319», которой командовал капитан-лейтенант Н. С. Агашин (военный комиссар старший политрук А. Е. Табенкин), был отведен для действий район порта Кристина.

Два дня спустя вышла в боевой поход подводная лодка «Щ-323» под командованием старшего лейтенанта Ф. И. Иванцова. Военным комиссаром лодки был политрук Н. В. Крылов.

 

До этого Иванцов командовал подводной лодкой «М-79», которая едва не явилась жертвой провокационных действий финской военщины. В сентябре 1938 года «М-79», находясь в нейтральных водах в районе острова Сескар, была обнаружена финским броненосцем «Vainamoinen» («Вайнемайнен»), шедшим в сопровождении канонерской лодки.

Финский броненосец «Vainamoinen»

Броненосец стал быстро сближаться с советской подводной лодкой, находившейся в надводном положении. Когда до броненосца было уже не более 5 кабельтовых и не оставалось никакого сомнения в том, что он идет на таран*, Иванцов был вынужден дать сигнал срочного погружения.

(*Кабельтов—морская мера длимы, равная 0,1 морской мили, или 185,2 м. Таран — выдающаяся вперед подводная часть форштевня, служившая для_ нанесения тараннго удара неприятельскому кораблю. Идти на таран — пытаться пробить корпус другого корабля форштевнем или тараном.)

Подводная лодка ушла на глубину, а вслед за тем над ней прогрохотали винты финского броненосца. Затем броненосец развернулся на обратный курс и ушел по направлению к острову Гогланд.

Старший лейтенант Иванцов вел «Щ-323» ко входу в Ботнический залив. Море штормило. В 3 часа 20 минут 10 декабря, когда подводная лодка находилась в районе острова Утё, сигнальщик краснофлотец Морозов заметил огни какого-то судна. В ответ на требование остановиться на судне погасили ходовые огни, но впопыхах забыли выключить гакабортный огонь*.

(*Гакабортный    огонь — белый     огонь,    устанавливаемый на корме корабля с сектором освещения по дуге горизонта в  12  румбов (135°);   включается  в темное  время  суток на  ходу корабля.)

Ориентируясь по нему, командир повел подводную лодку на сближение с противником.

«Щ-323»

Вскоре удалось опознать транспорт водоизмещением около 2 тысяч тонн. В условиях плохой видимости и штормовой погоды добиться попадания торпедой было затруднительно, и Иванцов принял решение уничтожить вражеский транспорт артиллерией. Командир минно-артиллерийской боевой части Сухотин быстро подготовил данные для стрельбы, и 45-миллиметровое орудие старшины Медведева открыло огонь по транспорту.

Первыми же попаданиями на транспорте был разрушен ходовой мостик. В 4 часа 30 минут в результате нескольких прямых попаданий снарядов ниже ватерлинии* вражеский транспорт затонул.

(* Ватерлиния — цветная   полоса    вдоль  борта   судна,  совпадающая с  уровнем   воды  при   нахождении  судна   в   полном грузу.)

Это был первый боевой успех балтийских подводников в советско-финляндскую войну. Действуя в отведенном районе, подводная лодка «Щ-323» еще несколько раз останавливала подозрительные транспортные суда, но они оказались шведскими и были поэтому отпущены. За достигнутый боевой успех командир подводной лодки Иванцов и командир минно-артиллерийской части Сухотин были награждены орденом Красной Звезды.

 


 

Поздно вечером 10 декабря одержала победу подводная лодка   «Щ-322»  под командованием  капитан - лейтенанта В. А. Полещука. Военным комиссаром лодки был старший! политрук Ф. П. Козлов.

Командир дивизиона подводных лодок капитан 2-го ранга В.А. Полещук (слева) и командир подводной лодки “Лембит”  капитан 3-го ранга А. М. Матиясевич

Обнаружив на подходах к Хельсинки транспорт, шедший на запад, командир потребовал, чтобы он немедленно остановился. Транспорт не подчинился и увеличил ход. Расстояние между подводной лодкой и транспортом было не менее 30 кабельтовых. Командир решил в надводном положении догнать противника и атаковать. .. Началась погоня, продолжавшаяся более часа. Разрыв между лод- кой и вражеским транспортом уменьшался. Наконец  лодка обогнала транспорт и, развернувшись, атаковала его торпедой из носового аппарата с дистанции 6—7 кабельтовых. Торпеда разворотила правый борт вражеского судна в районе грот-мачты. Через 1 минуту 40 секунд транспорт противника тоннажем 7400 брутто-регистровых тонн скрылся под водой.

«Щ-322»

Подводным лодкам приходилось выполнять боевые задания в условиях суровой зимы с сорокаградусными морозами. Море встречало их сильными штормами, снежными вьюгами и туманами. Но, невзирая на эти исключительные трудности, подводные лодки, форсируя вражеские минные заграждения, выходили на морские сообщения противника в Ботническом заливе.

В начале января 1940 года в Ботнический залив вошла подводная лодка «Щ-309» под командованием капитан-лейтенанта С.С. Веселова. Военным комиссаром лодки был старший политрук С. А. Шалашков. Свирепый норд-вест доходил до 7—8 баллов, над морем стояла морозная мгла, что создавало особенно трудные условия для верхней вахты.

Шторм усиливался. Ветер крепчал и вскоре достиг 9—10 баллов. Крен подводной лодки доходил до 30—40 градусов. Из аккумуляторов* начал расплескиваться электролит. (*Группы аккумуляторов, соединенные последовательно и представляющие аккумуляторную батарею. Служат для питания гребныхэлектродвигателей дизель-аккумуляторной подводной лодки.) Видимость становилась все меньше и меньше. И вот уже ничего нельзя было различить далее 1 кабельтова. Затем пошел густой снег и видимость сократилась до нуля.

Не было никакой возможности определить место подводной лодки. Вдобавок ко всему началось обмерзание :— лед глыбами нарастал на надстройке, антенне, леерах. Погружаться с таким количеством льда на палубе было нельзя.

Под тяжестью льда оборвалась и рухнула в море антенна длинноволнового передатчика. Через полчаса то же произошло с антенной коротковолнового передатчика. Подводная лодка лишилась связи.

«Щ-309»

Но, несмотря на тяжелые условия плавания, «Щ-309» продолжала свой путь. Экипаж упорно боролся со штормом. Все свободные от вахты поочередно выходили наверх с ломами, топорами, кувалдами. Не-взирая на большой крен и мороз, подводники, окатываемые ледяными волнами, скалывали лед, боролись за живучесть своего корабля.

Командир отделения торпедистов старшина 2-й статьи И. С. Малявкин, привязанный крепкими шкертами*, скалывал лед на кормовой надстройке.

(* Шкерт – тонкий короткий конец (веревка))

Вдруг огромная волна обрушилась на корму подводной лодки. Когда вода схлынула, моряка на палубе не было. Под тяжестью огромной массы воды, навалившейся на плечи подводника, шкерты лопнули и старшина оказался за бортом. На лодке еще ничего не успели предпринять для оказания помощи попавшему в беду товарищу, как очередной вал поднял Малявкина на своем кипящем гребне и швырнул его к лодке. Коченеющими пальцами моряк успел ухватиться за обледеневший трос и затем быстро вскарабкался на скользкую ото льда палубу. Смелый, хорошо тренированный и закаленный подводник вышел победителем из этой схватки со стихией.

Кромка льда в Ботническом заливе проходила уже в 10—15 милях от берега. 17 января подводной лодке пришлось пробиваться через лед, толщина которого доходила до 80 миллиметров и продолжала увеличиваться. С преодолением таких небывалых трудностей были сопряжены все походы подводных лодок.

 


 

В это же время был между Москвой и Стокгольмом еще один - последний, если исходить из хронологии, вооруженный конфликт, который до сих пор не попал в учебники, известно немногим. А между тем представлял он собой самую настоящую войну, где люди гибли, попадали в плен и пропадали без вести.

Первые столкновения солдат регулярных армий СССР и Швеции имели место во время советско-финской войны 1939-1940 годов. Шведы, разумеется, были встревожены немотивированным нападением огромной державы на их маленького соседа. Логика подсказывала, что "следующими, к кому большевики придут организовывать советы и колхозы", могут стать уже они сами. Поэтому, пока пожары сражений не докатились до их границ, скандинавы решили оказать посильную помощь изнемогавшей в неравной борьбе жертве агрессии. Законы Швеции, несмотря на ее нейтралитет, разрешали гражданам страны служить добровольцами в войсках других государств. Именно в таком статусе два шведских батальона приняли участие в боевых действиях в Заполярье. Где они помогали Лапландской армейской группе финнов сдерживать напор многочисленных подразделений, входивших в состав советской 14-й армии. Наступление РККА там действительно вскоре захлебнулось. Однако истины ради заметим, что причина тому скорее суровая зима, чем помощь крохотных скандинавских формирований.

Наибольшего успеха в действиях на морских сообщениях  противника в Ботническом заливе достигла подводная лодка «Щ-311» под командованием капитан-лейтенанта Ф. Г. Вершинина. Военным комиссаром лодки был батальонный комиссар К. А. Ворогушин.

Командир «Щ-311» Вершинин Федор Григорьевич

В походе принимал участие командир дивизиона капитан-лейтенант А. Е. Орел. 28 декабря на подходах к порту Васа лодка преследовала во льду и около полуночи потопила артиллерией вражеский транспорт водоизмещением около 4 тысяч тонн.

Потопление подводной лодкой Щ-311 транспорта во время советско-финляндской войны 1939/1940года.С картины художника Б.И. Познякова

Через четыре часа «Щ-311» в том же районе атаковала артиллерией, а затем торпедой второй транспорт противника такого же водоизмещения, выбросившийся на камни.  От взрыва торпеды транспорт разломился пополам. (По другим данным в этом бою не удалось лодке потопить шведский танкер "Sigrid" ("Сигрид"))  5 января подводная лодка «Щ-311» во время густого снегопада огнем 45-миллиметровых пушек отправила на дно третий вражеский транспорт водоизмещением около 2 тысяч тонн, груженный бочками с горючим. Команде транспорта была дана возможность покинуть тонущее судно на шлюпках. (По шведским данным это был маленький частный пароходик "Fenris"("Фенрис") (484  брутто-регистровых тонн), перевозивший керосин между приморскими городами Эреншельдсвик и Хольмзунд.)

«Щ-311» и её командир Ф. Г. Вершинин

10 декабря подводная лодка «С-1» под командованием капитана 3 ранга А. В. Трипольского уничтожила артиллерией транспорт противника водоизмещением около 4 тысяч тонн с закрашенными надписями на носу и корме. 19 января, стоя без хода в сплошном льду, лодка была атакована двумя вражескими самолетами, шедшими на высоте 200 метров. Не имея возможности маневрировать и погружаться, подводная лодка вступила в бой с самолетами, выпустив по ним 48 снарядов из 45-миллиметрового орудия. Один из самолетов, сильно дымя и теряя высоту, скрылся за горизонтом, второй предпочел отказаться от атаки. Подводники вышли победителями из этого необычного боя.

Но ни все  выходили победителями... Так в 2011 году после 10 лет поисков шведские дайверы обнаружили место гибели советской подводной лодки С-2, затонувшей 3 января 1940 года в проливе Южный Кваркен во время советско-финской войны 1939–1940 годов.

С-2...

Эта субмарина стала первой потерей среди советских подводников во Второй мировой войне. И ещё первым случаем массовой гибели подводников в советском ВМФ — никто из экипажа не спасся.

С-2 на дне... палубное орудие

Уже известно, что у С-2 отсутствует носовой отсек — видимо она подорвалась на мине. Заданием субмарины был прорыв в Ботнический залив.

Матрос с С-2 Семин Иван Васильевич
 

Хотя подлодки с подобной судьбой обычно классифицируют как воинские морские могилы, шведская сторона не спешит рассекречивать координаты С-2. Сообщается также, что решение, поднимать ли находку на поверхность, будет принимать правительство Швеции.

 


 

Подводная лодка «Щ-324», которой командовали капитан 3 ранга А. М. Коняев и военный комиссар политрук И. Д. Юриных, 13 января атаковала торпедой конвой противника и затем сама подверглась атаке глубинными бомбами.

Коняев Анатолий Михайлович

Форсируя при выходе из Ботнического залива 19 января пролив Сёдра-Кваркен (Южный Кваркен) и Аландское море (Оландс-Хаф), «Щ-324» более 31 мили прошла подо льдом на 25-метровой глубине среди мелей и минных полей. Таким путем не ходил еще ни один подводный корабль в мире. Несмотря на чрезвычайно тяжелые условия, экипаж подводной лодки «Щ-324» отлично выполнил боевое задание.

«Щ-324»

Советское правительство высоко оценило боевые заслуги подводников. За решительность и героизм, проявленные в борьбе с врагом, балтийским подводникам Федору Георгиевичу Вершинину, Александру Владимировичу Трипольскому и Анатолию Михайловичу Коняеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Трипольский Александр Владимирович

Подводные лодки «Щ-311», «С-1» и «Щ-324» были награждены орденом Красного Знамени. Это были первые Краснознаменные подводные лодки в составе советского подводного флота. Их экипажи были награждены орденами и медалями СССР.

Орден Красного Знамени

 

Краснознамённый Военно-морской флаг 23 ноября 1926 года, постановлением Президиума ЦИК СССР, вместе с Почётным Революционным Красным Знаменем, был учреждён Почётный Революционный Военно-морской флаг

На морских сообщениях противника в Ботническом заливе подводные лодки Краснознаменного Балтийского флота действовали до второй половины января 1940  года, когда пролив Сёдра-Кваркен  покрылся льдом такой толщины, что форсировать его лодкам было уже невозможно. Нарушение морских сообщений Финляндии имело серьезное оперативное и даже стратегическое значение, если учесть, что финская армия снабжалась вооружением с Запада.

В результате решительного наступления войск Красной Армии сопротивление противника было сломлено. Финская армия оказалась в критическом положении. Перед советскими войсками открылся путь в центральную часть Финляндии и к ее столице. Но правительство СССР не воспользовалось поражением Финляндии. Социалистическое государство, одержавшее победу, само предложило мирные переговоры, которые велись в духе уважения суверенных прав Финляндии.

12 марта 1940 года в Москве был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. Он ликвидировал военный плацдарм на Карельском перешейке, обеспечивал безопасность Ленинграда, Мурманска и Мурманской железной дороги, существенно улучшал для Советского Военно-Морского Флота стратегическую обстановку на Балтийском море и на Севере.

Территориальные изменения после советско-финляндской войны

Советские подводники с честью выдержали суровую боевую проверку. Советско-финляндская война показала  боевые качества отечественных подводных лодок,  боевую выучку и героизм личного состава.

Список Героев Советского Союза — подводников пополнился еще тремя именами. В Советском Военно-Морском Флоте появились первые подводные лодки под Краснознаменным Военно-морским флагом. Они положили начало большому отряду Краснознаменных и гвардейских подводных кораблей, выросшему в годы Великой Отечественной войны.

 

 

В разделе использованы материалы сайтов:

http://www.town.ural.ru/ship/start/start.php3
http://www.submarines.narod.ru/
http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=4033&p