Советский подводный флот 1918-1941

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 46649

 

В мире было неспокойно. Фашистская агрессия все шире распространялась по трем континентам земного шара — Европе, Азии и Африке. Начиная с 1931 года империалистические агрессоры развязали ряд так называемых «малых», «локальных» войн, которые все более и более приближали человечество к мировой войне.

18 июля 1936 года начался монархо-фашистский мятеж против Испанской республики. Испанские реакционеры, открыто поддержанные итальянскими и немецкими фашистами, выступили против законного республиканского правительства. На поддержку фашистских мятежников Италия и Германия перебросили более 300 тысяч солдат и офицеров.

Интервентов поощряла политика «невмешательства» правительств США, Англии и Франции, фактически направленная на поддержку реакционных сил Испании. Политика «невмешательства» означала попустительство агрессии, являлась политикой провоцирования второй мировой войны.

Война испанского народа, защищавшего свои демократические завоевания, суверенитет и независимость своей родины, была справедливой, национально-освободительной, революционной. Советский народ, глубоко сознавая, что борьба народа Испании является не частным делом испанцев, а общим делом всего прогрессивного человечества, оказал испанским патриотам большую моральную и материальную помощь и поддержку. Советский Союз помог Испанской республике кредитами, продал ей танки, самолеты, артиллерийские орудия и другое вооружение.

Замечательным примером единения боевых сил международного рабочего и демократического движения явилось создание в Испании интернациональных бригад, объединивших добровольцев-антифашистов из 54 стран мира. Главными организаторами интернациональных бригад были коммунисты.

В рядах интернационалистов, прибывших в Испанию для того, чтобы преградить путь фашизму, были и добровольцы из Советского Союза. Всего на фронтах Испании за свободу и демократию сражались 557 советских добровольцев—специалистов военного дела. Среди них были Р. Я. Малиновский, Д. Г. Павлов, П. И. Батов, Г. М. Штерн, летчики Л. К. Серов, Я. В. Смушкевич, М. М. Поливанов, В. С. Хользунов, П. П. Десницкий, И. И. Проскуров, Н. В. Остряков, танкисты С. М. Кривошеин, А. Новиков, М. Юдин и другие.

В Испании находились также 29 моряков, в том числе подводники И. А. Бурмистров, Н. П. Египко, Г. Ю. Кузьмин, С. П. Лисин, И. В. Грачев, В. А. Егоров. Анализируя героические дела советских добровольцев, Р. Я. Малиновский в то время отмечал, что они «сыграли огромную роль... как непосредственные бойцы, помощники испанского республиканского командования, участвуя лично в боях и операциях, и заслуженно завоевали большой авторитет у испанского народа».

Иван Алексеевич Бурмистров командир подводной лодки "С-1" военно-морского флота республиканской Испании, капитан 3-го ранга; первый из военных моряков, удостоенный звания "Герой Советского Союза".

За образцовое выполнение специальных заданий Советского правительства и за проявленное геройство Ивану Алексеевичу Бурмистрову и Николаю Павловичу Египко было присвоено звание Героя Советского Союза. Это были первые командиры Военно-Морского Флота, первые советские подводники — кавалеры Золотой Звезды Героя.

  Николай Павлович Египко Герой Советского Союза ... в будущем контр-адмирал

 

Зимой 1938 года весь мир следил за дрейфом первой в истории полярной станции «Северный полюс». Под конец дрейфа льдина, на которой находилась станция, раскололась, и ее обломок размером 200 на 300 метров с четырьмя мужественными советскими исследователями — И. Д. Папаниным, Э. Т. Кренкелем, П. П. Ширшовым и Е. К. Федоровым — с большой скоростью понесло в Гренландское море. Четыре советских человека ждали помощи на дрейфующем в океане расподающемся обломке льдины.

  И. Д. Папанин, Э. Т. Кренкель, П. П. Ширшов и Е. К. Федоров на льдине  в Гренландском море.

В море срочно вышла экспедиция специально снаряженных кораблей. Кроме ледокольных судов «Мурман» и «Таймыр» в состав экспедиции входили подводные лодки «Щ-402», «Щ-404» и «Д-3». Последней командовал старший лейтенант В. Н. Котельников.

Котельников Виктор Николаевич

5 февраля, преодолевая шестибалльный встречный ветер, «Д-3» вышла из Кольского залива. Ветер усиливался. Вскоре на море поднялся свирепый девятибалльный шторм. Леденящий ветер швырял подводную лодку на бушующих валах. Приходилось привязывать вахтенных командиров и рулевых, находившихся на мостике, чтобы их не смыло за борт.

Снеговые заряды тяжелой липкой пеленой обволакивали лодку. Верхняя палуба и рубка покрылись толстым слоем льда. Даже внутри подводной лодки мудрено было в такой шторм остаться сухим. Окатив тех, кто нес верхнюю вахту на мостике, ледяная вода тоннами  низвергалась через рубочный люк в центральиый пост*.(* Центральный   пост — один из отсеков подводной лодки,  расположенный в  средней  ее  части,  специально оборудованный  для  управления  лодкой  и   стрельбы   торпедами;    является главным   постом  управления  н   живучести   лодки.    Рубочный люк   (верхний) служит для доступа в боевую  рубку  с мостика подводной лодки. Нижний рубочный люк сообщает рубку с центральным постом. Оба люка имеют герметичные крышки;  в надводном положении люки открыты.)

Непрерывно работали осушительные помпы, откачивая воду за борт.

Д-3 "Красногвардеец"

От Нордкапа «Д-3» взяла курс на остров Ян-Майен. Подводная лодка шла по счислению*. (*  Счисление — графическое изображение пути корабля на карте,  позволяющее  в  каждый  данный  момент  знать  место  корабля (широту и долготу) и ориентироваться по карте в окружающей обстановке.) Очень редко штурману лейтенанту Ф. А. Видяеву удавалось найти «оконце» среди стремительно несущихся косматых туч, поймать секстаном* клочок ночного полярного неба с бледной звездой или силуэтом луны. (*Секстан — угломерный инструмент, служащий для измерения в море высот небесных светил и углов между предметами.)

О трудностях перехода можно судить по скупым, лаконичным записям командира подводной лодки:

«9 февраля. Бортовая качка. Крен* — 25 градусов. (*Крен — наклонение  корабля   в  поперечной  плоскости   на левый или правый борт.)

Установив радиосвязь с «Мурманом» и «Таймыром», идем к цели.

"Мурман" и "Таймыр" у льдины, на котором папанинцы провели зиму

 

10  февраля. Снежные заряды налетают ежечасно. В 13 час. 28 мин. в силуэте показавшегося судна опознан «Мурман». Идем параллельным курсом.

11  февраля. Шторм продолжается. Волной сорвало сходни и два спасательных круга. Обивали обледенелую антенну. Слой льда на верхней палубе доходит до ста миллиметров.

12  февраля. Капитан «Мурмана» И.Ф. Котцов радирует: «Вышло из строя рулевое управление». Отвечаю: «Иду на сближение оказать поддержку. Светите прожекторами». Вскорости завидели огни   «Мурмана».   Но помощь не понадобилась. «Мурман» сообщил:  «Повреждение исправлено». Идем дальше по назначению. Крен до 40 градусов. Валит снег.

13  февраля. При снежной пурге проводим пробное погружение. Все механизмы работают отлично. Настроение команды—превосходное. В 12 час. 55 мин. слева по борту, в пяти милях, открылся остров Ян-Майен (мыс Юнг-Фореланд). Несмотря на то что погода не давала возможности определиться, штурманское счисление оказалось точным — вышли прямо на остров».

Несколько дней боролись подводники с разбушевавшейся стихией. Наконец подводная лодка достигла кромки льда и во мраке полярной ночи моряки увидели зарево пылавшего на льдине смоляного бочонка. «Д-3» вошла в битый лед и, лавируя между сверкающими кристаллическими глыбами, стала прокладывать себе путь в разводьях.

До льдины с четверкой отважных советских людей оставалось уже совсем немного, когда командир подводной лодки получил приказание:   «Возвращайтесь!»

«Д-3» должна была лишь обеспечивать связь между судами экспедиции и только в крайнем случае, пройдя при необходимости подо льдом, заняться снятием личного состава станции «Северный полюс». Но к этому времени к льдине с трудом удалось пробиться «Мурману» и «Таймыру». Зимовщики станции «Северный полюс» после 274-суточного дрейфа были сняты со льдины.

Подводная лодка «Д-3», тепло попрощавшись по радио с экипажами ледокольных судов и передав сердечные приветы отважным покорителям полюса, повернула на восток. Советские подводники с честью справились с возложенным на них заданием, продемонстрировав отличную выучку и высокое воинское мастерство.