Советский подводный флот 1918-1941

Опубликовано: 21 марта 2012
Просмотров: 50784

 

ПОД СОВЕТСКИМ ФЛАГОМ

 

Молодая республика Советов приступила к восстановлению народного хозяйства. Эта главнейшая задача решалась в сложной международной обстановке, в условиях враждебного капиталистического окружения. В декабре 1920 года на VIII Всероссийском съезде Советов В. И. Ленин говорил: «...Наша задача удержать существование одинокой социалистической республики, окруженной капиталистическими врагами, сохранить республику, неизмеримо более слабую, чем капиталистические враги кругом ее...»  Поэтому, решая задачу восстановления, а затем дальнейшего развития народного хозяйства, Коммунистическая партия и Советское правительство вынуждены были принимать необходимые меры по укреплению обороноспособности страны.

Огромное значение для восстановления Советского Военно-Морского Флота имели решения X партийного съезда (март 1921 года). Особое внимание было обращено на ремонт подводных лодок.

Восстановление подводных лодок имело свои особенности. После гражданской войны на Балтийском море оставались 12 подводных лодок типа «Барс», на Черном море - одна подводная лодка типа «АГ», на Каспийском море - четыре старые малые подводные лодки, на Белом море - одна итальянская лодка. Кроме того, в Петрограде находились недостроенные минзаг«Форель»и подводная лодка типа «Барс» - «Язь», в Николаеве - три комплекта оборудования и корпусных конструкций лодок типа «АГ» и одна подводная лодка типа «Морж» - «Нерпа».

В составе Балтийского флота из оставшихся подводных лодок типа «Барс» была организована бригада подводных лодок Балтийского моря. Подводным лодкам присвоили новые названия: «Коммунар» («Тигр»), «Батрак» («Волк»), «Товарищ» («Тур»), «Красноармеец» («Леопард»), «Комиссар» («Пантера»), «Пролетарий» («Змея»), «Большевик» («Рысь»), «Краснофлотец» («Ягуар»),  «Рабочий»  («Ерш»).

На Черном море была поднята и восстановлена подводная лодка «АГ», потопленная в гражданскую войну, достроены еще четыре лодки того же типа, а также отремонтирована единственная оставшаяся подводная лодка типа «Барс»- «Нерпа». Восстановление подводных лодок Черноморского флота велось на Николаевском государственном судостроительном заводе (бывшем заводе «Наваль»). Из восстановленных подводных лодок Черноморского флота организовали отдельный дивизион подводных лодок, состоявший из четырех подводных лодок типа «АГ» («Шахтер» - АГ-23. «Коммунист» - АГ-24. «Марксист» - АГ-25. «Политработник» - АГ-26) и подводной лодки типа «Барс» - «Политрук» («Нерпа»).

Четыре старые подводные лодки «Касатка». «Макрель». «Окунь». «Минога», находившиеся на Каспии, были разобраны в Баку, а механизмы их использованы для восстановления подводных лодок в Петрограде и Николаеве. Разобрана была и итальянская подводная лодка «Коммунар» («Святой Георгий») на Белом море из-за невозможности использования ее в условиях Севера или переправки на Балтику.

Восстановленные на двух морях 14 подводных лодок уже устарели по своим тактико-техническим элементам. Эти лодки были однокорпусными, большинство из них (за исключением четырех лодок типа «АГ») не имели поперечных водонепроницаемых переборок, деливших объем прочного корпуса на отсеки и обеспечивавших непотопляемость в надводном положении. Подводные лодки обладали малой надводной скоростью (скорость лодок типа «Барс» составляла 10-11 уз вместо запроектированной 18 уз из-за установленных на них менее мощных, чем предусматривалось проектом, дизелей), их палубные решетчатые торпедные аппараты конструкции Джевецкого оказались непригодными к использованию в боевой обстановке, а трубных аппаратов было недостаточно (два носовых и два кормовых или четыре носовых на лодках «АГ»). к тому же они были приспособлены для стрельбы торпедами малого 450-мм калибра.

Лодки долго погружались под воду. Отмечались большая чувствительность лодок типа «Барс» к изменениям дифферентующего момента из-за расположения главного балласта в оконечностях, а также плохая управляемость; отсутствовала система регенерации воздуха, что ограничивало пребывание лодки под водой до одних суток.

В то время единого мнения о путях создания подводного флота не было, и когда в 1925 г. народный комиссар по военным и военно-морским делам, Председатель Реввоенсовета СССР М. В. Фрунзе проводил совещание по этому вопросу с подводниками Балтийского флота, мнения разделились. Некоторые считали, что после десятилетнего перерыва в проектировании и строительстве подводных лодок Россия растеряла кадры кораблестроителей, в то время как за границей развитие подводного кораблестроения не прекращалось. Следовательно, целесообразнее купить зарубежную подводную лодку и, используя ее как прототип, а также учитывая опыт войны, проектировать свой корабль. Однако большинство участников совещания с такой позицией не согласились. Они доказывали, что капиталистические государства не продадут достаточно совершенный корабль, и, затратив огромные средства на покупку образца и постройку серийных лодок на его основе, достаточно боеспособный подводный флот создать не удастся. При этом вспоминали историю покупки царским правительством во время русско-японской войны подводных лодок у американской фирмы Лэка, оказавшихся не только низкого качества, но и уступавших по многим тактико-техническим элементам лодкам, спроектированным и построенным в России. В итоге было принято решение проектировать и строить подводные лодки своими силами.

За годы первой пятилетки советское подводное кораблестроение поднялось до уровня зарубежного.

В ноябре 1926 г. было создано специальное конструкторское бюро по проектированию подводных лодок во главе с талантливым инженером-кораблестроителем, впоследствии профессором, доктором технических наук Б. М. Малининым. А в декабре 1926 г. была утверждена шестилетняя программа развития военно-морского флота (1926-1932), в которой наряду с кораблями других классов предусматривалось строительство 22 подводных лодок.

Борис Михайлович Малинин

Кроме Б. М. Малинина в проектировании первых советских подводных лодок участвовали В. И. Говорухин, Э. Э. Крюгер, К. И. Руберовский, Ф. 3. Федоров, А. К. Шлюпкин, А. Н. Щеглов и др. Значительную часть работы выполняли молодые инженеры и конструкторы, воспитывавшиеся и обучавшиеся уже при советской власти: С. А. Базилевский, П. 3. Голосовский, В. П. Горячев, 3. А. Дерибин, В. В. Новожилов, В. Ф. Сегаль, В. П. Фуников и др. От военно-морского флота в разработке проектов участвовали опытные специалисты А. П. Шершов, Н. В. Алексеев, Л. А. Белецкий, К. Л. Григайтис, Т. И. Гушлевский, П. П. Киткин, В. Ф. Критский, Г. М. Трусов, М. А. Рудницкий, П. И. Сердюк и др. Для консультаций привлекались видные ученые А. Н. Крылов, П. Ф. Папкович, Ю. А. Шиманский. Это им - ученым, конструкторам и морякам разных поколений выпала честь стоять у колыбели советского подводного кораблестроения.

5 марта 1927 г. в присутствии С. М. Кирова и начальника военно-морских сил РККА Р. А. Муклевича состоялась закладка трех первых подводных лодок - «Декабрист», «Народоволец» и «Красногвардеец» - 1-й серии для Балтийского флота. Главным конструктором этих лодок был Б. М. Малинин. Для Черноморского флота строились «Спартаковец», «Революционе» и «Якобинец». Названия лодок символизировали важнейшие этапы революционного движения.

«Декабрист» Д-1

 

Р. А. Муклевич 18 ноября 1930 г. телеграфировал:

«Поздравляю Морские силы Балтийского моря с вступлением в строй подводной лодки Декабрист - первенца нового советского судостроения и техники. Уверен, что в руках революционных моряков Балтики Декабрист явится грозным оружием против наших классовых врагов и в будущих боях за социализм покроет славой свой красный флаг...»

По имени головной подводной лодки всех их стали называть подводными лодками типа «Д» («Декабрист») и условно обозначать «Д-1», «Д-2», «Д-3» и т. д. Вскоре эти лодки начали вступать в состав Советского Военно-Морского Флота *.

(*Подводные лодки типа «Д» были первыми подводными лодками отечественной постройки, корпуса которых разделялись прочными сферическими  переборками  на  семь отсеков.)

 

Подводная лодка «Фрунзовец» в достройке. 1933 г. в последствии Л-3

В период постройки подводных лодок типа «Декабрист» были разработаны проекты первых советских подводных минных заградителей. Им дали название «Ленинец» (тип   «Л»). Наряду с устройством для по становки мин заграждения на подводных лодках этого типа имелось и мощное торпедное вооружение.