A+ R A-

Как это было...


Одно судно из числа анголольских каботажных пароходов с советскими экипажами «Karl Marx» ныне обрело свой покой на кладбище кораблей в окрестностях Луанды. Его фото (как и фото отеля «Калахари») мне прислал работающий ныне в Анголе мой друг Игорь Нарчук.


«Karl Marx» на кладбище кораблей в окрестностях Луанды, Ангола.
 


Вот такая история. А теперь я всё-таки хотел бы вернуться к роли во всей этой истории капитана порта Намибе и его возможных пособников. У меня сформировалась твердая уверенность в его причастности к тем давним событиям. И я подтверждаю это следующими фактами:

1. Капитан порта держал два судна на рейде (чего раньше никогда не было !) до тех пор, пока не подошло третье и пока юаровские боевые пловцы не произвели минирование всех трех судов.

2. Обстрел нефтехранилища «Sonangol» было произведено из гранатометов советского производства «РПГ-5», которые юаровские боевые пловцы наверняка не тащили с собой под водой почти 5 километров, а получили их от «сообщников» уже выйдя на сушу и только установили на них часовые механизмы и самоликвидаторы. И ещё информация к размышлению, не знаю поймете ли меня: у Владимира Высоцкого есть песня «Но был один, который не стрелял»!
Так вот:  не считая кубинского судна «Habana» на каждом советском судне не сработало по одной мине, и не выстрелил один из пяти гранатометов, нацеленных на нефтехранилище «Sonangol». Что-то подозрительно высокий процент отказа для таких  профи, как элита спецназа ЮАР!  Не находите? Про то, что не был взорван (как было запланировано) железнодорожный мост я уже не говорю. Может быть «им»  есть смысл начать новое, «внутреннее» расследование и поискать русских агентов в рядах юаровского спецназа? А? (Шутка!)


Теперь несколько слов об итогах.
Оценок верховного командования ВС СССР данного случая мне слышать не доводилось, за исключением того, что мне известно о награждении орденами и медалями всех членов группы советских боевых пловцов, принимавших участие в разминировании судов (трое были награждены орденами Красной Звезды, а остальные медалями),   а также группы мичмана Аксенова из экипажа ПМ-64: мичман был награжден Орденом Красной Звезды, а Степаненко и второй водолаз – медалями «За боевые заслуги» и «Ушакова».
Но будучи военным человеком я с достаточной степенью вероятности могу попробовать эти оценки предположить:
Главная цель спланированной и проведенной в порту Намибе (Moçâmedes) акции сорвать наступление ангольских вооруженных сил на юге Анголы достигнута не была.
Второстепенные цели, а именно:
-полностью и на длительное время заблокировать порт Намибе (Moçâmedes) подорвав и затопив у причала все три судна с полными трюмами боеприпасов;
-полностью уничтожить нефтехранилище и топливоперекачивающую станцию «Sonangol», лишив топлива морские суда, привозящие военные и другие грузы, а также самолеты, базирующиеся на аэродроме «Yuri Gagarine»
-взорвать железнодорожный мост и железнодорожное полотно ветки Намибе – Лубанго, с тем, чтобы надолго прекратить доставку прибывающих в Намибе морем военных грузов через Лубанго дальше на юг страны;
-нанесение значительного ущерба экономике и вооруженным силам Анголы, Кубы и СССР;
(подрыв пяти опор линии электропередачи я даже к второстепенным целям отнести не могу, так как считаю это отвлекающим моментом в данной операции) были достигнуты далеко не в полной мере.
Результат, достигнутый проведением диверсионной операции:
       1.    На три года заблокировано всего 50 метров 750-метрового причала порта Намибе (Moçâmedes).
       2.    Куба потеряла судно с дедвейтом 6000 тонн и около 5000 тонн снарядов для своих 162-мм орудий.
       3.    СССР был вынужден продать на металлолом судно «Капитан Вислобоков» дедвейтом 12730 тонн производства 1967 года, а также в течение года ремонтировать получившее повреждения второе судно «Капитан Чирков» дедвейт 16618 тонн производства 1972 года, которое затем эксплуатировалось до 1998 года, а потом было переименовано в «IRENE 5» и продано третьей стороне.
      4.    На нефтехранилище «Sonangol» две ёмкости были уничтожены полностью (в них взорвались топливные пары, которые разорвали их), две другие ёмкости, так же как и здание топливоперекачивающей станции, получили незначительные повреждения.
      5.    На железнодорожной ветке было повреждено взрывом мины несколько метров железнодорожного полотна, которое было достаточно быстро восстановлено;  взрыв железнодорожного моста, который мог надолго прервать железнодорожное сообщение с югом страны,  третьей диверсионной группе осуществить не удалось из-за усиления охраны моста дополнительными силами кубинских войск.
      6.    Электроснабжение города, нарушенное в результате подрыва пяти опор лини электропередачи, было восстановлено на второй день.
      7.    Потерь личному составу вооруженных сил Анголы, контингенту кубинских войск, советских военных советников и специалистов или моряков пострадавших судов нанесено не было.

Столь незначительный ущерб может быть обусловлен по моему мнению:
      1.    Высокой выучкой и слаженными действиями экипажей подвергшихся нападению 
советских судов, и в первую очередь исключительно грамотными действиями 
капитанов советских судов «Капитан Чирков» (Н.И. Винокур) и «Капитан
Вислобоков» (М.С. Галимов), которые вопреки требованиям капитана порта отдать
швартовы и отойти от причала продолжили борьбу за живучесть своих судов и тем
самым предотвратили их опрокидывание и гибель.
      2.    Правильной организацией караульной службы в подразделении контингента
кубинских войск, направленного для усиления охраны железнодорожного моста в 
помощь военнослужащим вооруженных сил Анголы, что не позволило третьей
диверсионной группе выполнить поставленную задачу подрыва моста.
      3.    Низким уровнем технического обеспечения и подготовки к проведению диверсионной операции, которые привели к тому, что две из восьми мин, установленных на советские суда, а также один из пяти гранатометов не сработали. Я допускаю, что не был учтен в полной мере климатический фактор и смазка во взрывных механизмах действительно загустела.
В данной публикации помимо фотографий из моего фотоархива размещены фотографии,  предоставленные Евгением Денисенко, Александром Подосёновым и Игорем Нарчуком. Я признателен Евгению Денисенко и Александру Подосёнову, поделившимися со мной своими воспоминаниями.
Я буду искренне рад, если кто-нибудь из участников или свидетелей описанных мной событий откликнется.   Мой e-mail:     Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Буду признателен за любые уточнения или поправки и заранее приношу свои извинения, если что-то упустил, напутал или кого-то забыл упомянуть – всё-таки четверть века минуло…
Мне довелось видеть интервью непосредственного участника тех событий с «той» стороны – боевого пловца Йохана Эстера, офицера 4-го разведывательного полка коммандос ЮАР, в котором он подтверждает свое участие в той диверсионной операции: «Мы нырнули и сделали это за одну ночь. Мы подплыли, установили магнитные мины, взвели и уплыли. Мы потопили три корабля».  Как видно из моего повествования Йохан Эстер «маленько» прихвастнул – правильнее было сказать подорвали!
С искренним уважением,  Александр Бучнев (в 1985-1987 годах  Alexandre Soviético)

 

Яндекс.Метрика