A+ R A-

Как это было...


Здесь необходимо, видимо пояснить, что длительное нахождение вдали от родины в достаточно непростых условиях, без связи с родными и близкими, делали каждую встречу с прибывшими с родины людьми настоящим праздником. Поэтому, завидев на рейде судно с красным флагом, я тут же связывался с лоцманом порта Намибе немцем из Ростока Ральфом (с которым крепко сдружился после того, как отремонтировал его сломанную после неудачного катания на большой волне доску для серфинга, склеив её эпоксидным клеем), и узнавал у него какое судно пришло и когда он его планирует провести к причалу под разгрузку.  И как только очередное судно швартовалось, я тут же ехал в порт и радость встречи с соотечественниками трудно передать словами. Моряки щедро делились с нами черным хлебом, селедкой и водкой, а мы в свою очередь бананами, цитрусовыми, манго и прочими дарами местной природы,

 


 Радист ангольского каботажного судна «Engels» Владимир Евдокимов со связкой привезенных мной бананов.


 Фото Alexandre Soviético (Александр Бучнев) на ангольском каботажном судне
«Engels».


вывозили экипажи в нашу знаменитую баню с уникальной парилкой, устраивали волейбольные турниры между судовой командой и нашей сборной по волейболу. А ещё из радиорубки судна можно было поговорить по радиотелефону с родными и близкими, оставшимися на далекой родине. Помню, что большой популярностью у советских моряков пользовались рога обыкновенных местных коров, которые отличались от рогов наших коров очень большим размером. Я просто мешками возил их с бойни на пароходы, где моряки их отмывали, а затем во время долгого перехода домой  в Союз,  тщательно шлифовали осколками стекла, превращая в шикарные сувениры!



Alexandre Soviético (Александр Бучнев) - фото в радиорубке ангольского
каботажного судна «Engels».

 


В общем, на советских и ангольских судах с советскими экипажами мы были частыми гостями. Это была крепкая дружба, которая продолжается до сих пор.

И вот в первых числах июня 1986 года на рейде появилось наше советское судно – универсальный сухогруз Черноморского морского пароходства «Капитан Чирков», а вскоре на рейд встало кубинское судно «Habana», которое привезо оружие и боеприпасы для контингента кубинских войск, помогавших Анголе в войне с вооруженными группировками UNITA и юаровскими войсками и диверсионными группами. У причала порта в это время разгружались какие-то два судна – по-моему сухогрузы из Италии и Греции – сейчас уже точно не помню;  помню только, что разгрузка шла очень медленно (!)    На мой вопрос когда же «Капитан Чирков» будет пришвартован к причалу,  лоцман Ральф невразумительно отвечал, что капитан порта Намибе никак не может ускорить разгрузку, так как возникла непредвиденная проблема с одним из крановщиков портового крана. (!)
И ситуация не менялась вплоть до 5-го июня, когда к стоящим на рейде судам присоединилось ещё одно судно Черноморского пароходства - «Капитан Вислобоков», которое как и предыдущие суда привезло оружие и боеприпасы для предстоящей военной операции вооруженных Сил Анголы на юге страны в районе Менонге и Куито-Куанавале, а также для вооруженных отрядов СВАПО и Африканского Национального Конгресса, которые действовали на территории Намибии, а базы имели на юге Анголы.
Но как только подошел «Капитан Вислобоков» капитан порта тут же дал «добро» лоцману Ральфу  на проводку всех трех судов к причалу и вечером 5-го июня они благополучно пришвартовались у 750-метрового причала порта Намибе: сначала «Habana», потом «Капитан Чирков», а за ним «Капитан Вислобоков»,  почти так, как на этом снимке.
 


Снимок причала порта Намибе (Moçâmedes). 


Этим вечером я не поехал к морякам – швартовка, судовые хлопоты – не до меня:  решил отложить радостную встречу на следующий день. Кто бы знал! Утром я как обычно проснулся в 4 часа утра и стал собираться на аэродром – предстояло обеспечить тренировочные полеты ангольских летчиков. И вот в начале 5-го (на часы я, естественно не смотрел) когда я брился в ванной комнате, раздался очень сильный взрыв. Надо сказать, что оконные рамы в отеле «Вельвичия» были очень мощные, из красного дерева с толстыми стеклами. Они задрожали, но выдержали. Я выскочил из ванны на лоджию и в это время раздалась ещё серия взрывов – уже в районе Sako Mar, где находилось нефтехранилище «Sonangol» и оттуда стал подниматься густой черный дым


Снимок района Sako Mar, где расположена база нефтепродуктов ангольской
фирмы «Sonangol» в Намибе, Ангола. 

 

Яндекс.Метрика