Тесный океан 1

Опубликовано: 18 февраля 2011
Просмотров: 73232

 

Значительно ближе к месту происшествия оказалось грузовое судно "Cape Ann" («Кэйп-Анн») (компания "United Fruit Company" («Юнайтед фрут компани») длиной 119 метров, плававшее уже двенадцать лет. Теперь оно возвращалось из Бремергафена после рейса  по фрахту компании «Исбрандсен лайн». На  борту судна  была  команда из сорока четырех человек, но радист был только один — Чарльз Файл. В 10 часов вечера он закрыл свою радиорубку, не забыв, однако, проверить включение на частоте 500 килогерц автоматического приемника сигнала тревоги. В 23 часа 23 минуты, когда он читал в своей каюте, примыкавшей к радиорубке, автомат вдруг сработал, прозвенев резко, как будильник. Швырнув в сторону книгу, радист подбежал к приемнику и успел принять радиограмму «Стокгольма», а также  сигнал   бедствия SOS «Андреа Дориа». Громкое отчетливое звучание радиосигналов подсказало опытному радисту, что «Кэйп-Анн» находится поблизости от места происшествия. Чтобы уточнить место столкновения, он передал:

«ПОВТОРИТЕ КООРДИНАТЫ».

Сигнал бедствия SOS с координатами был повторен. Радист Чарльз Файл ответил:

«ВАС ПОНЯЛ, СЛЕДИТЕ ЗА МНОЙ, БУДЬТЕ НА ПРИЕМЕ».

Капитана «Кэйп-Анн» радист нашел на мостике у радиолокатора. В течение последних 12 часов, с тех пор как его судно водоизмещением 6600 тонн попало в туман, капитан Joseph A. Boyd  (Джозеф Э. Бойд) не покидал мостика. Несмотря на тридцатитрехлетний опыт плавания, капитан беспокоился. Он слышал, как в радиорубке сработал автоматический сигнал тревоги, но покинуть хотя бы на секунду радиолокатор, когда туман застилал нос «Кэйп-Анн», он никогда бы не решился. Однако, узнав о радиограмме, он поставил у радиолокатора своего третьего помощника Роберта Престона, а сам поспешно нанес на карту место «Кэйп-Анн» и место «Андреа Дориа». Итальянский лайнер находился всего в пятнадцати с половиной милях к юго-западу, на несколько градусов в сторону от курса «Кэйп-Анн».

Капитан "Cape Ann" - Joseph A. Boyd

— Держать двести сорок восемь градусов! — отдал капитан распоряжение рулевому.

Капитан Джозеф Э. Бойд сообщил о столкновении по телефону в машинное отделение, потребовав развить максимальную скорость, и приказал дать тревогу для команды. Когда «Кейп-Анн», все увеличивая скорость, с четырнадцати до семнадцати с половиной узлов, устремился для оказания помощи, худой, начинающий лысеть сорокадевятилетний капитан Бойд постепенно пришел к заключению, что крупное судно, обогнавшее «Кэйп-Анн» в тумане около восьми часов вечера, наверное, и было «Андреа Дориа».

Выстукивая радиограмму капитана, радист Файл полагал, что на роскошном итальянском лайнере обрадуются, узнав, что «Кэйп-Анн» подойдет к ним примерно через тридцать минут. Но с «Андреа Дориа» пришел запрос:

«СКОЛЬКО СПАСАТЕЛЬНЫХ ШЛЮПОК ИМЕЕТЕ НА БОРТУ»

Файл ответил: «ДВЕ»

Тогда «Дориа» радировал:

«SOS—ICEH— ПОЛОЖЕНИЕ УГРОЖАЮЩЕЕ ТРЕБУЮТСЯ СПАСАТЕЛЬНЫЕ ШЛЮПКИ ДЛЯ ЭВАКУАЦИИ 1000 ПАССАЖИРОВ И 500 ЧЕЛОВЕК КОМАНДЫ НАМ ТРЕБУЮТСЯ СПАСАТЕЛЬНЫЕ ШЛЮПКИ»

Другие капитаны также изменили курс своих судов и направились к «Андреа Дориа», сообщив об этом по радио. Норвежское грузовое судно "Lionne" («Лионне»), находившееся в ста пятидесяти милях, запросило, нуждается ли лайнер в его помощи. С «Андреа Дориа» ответили:

«НУЖНА НЕМЕДЛЕННАЯ ПОМОЩЬ»

Американский военный транспорт "Private William Thomas" («Рядовой Уильям Томас»), который, возвращаясь из Европы в Нью-Йорк с военнослужащими и их семьями, шел, застигнутый туманом, в девятнадцати милях восточнее «Андреа Дориа», радировал:

«НАХОДИМСЯ СЕМИ МИЛЯХ ЮЖНЕЕ НАНТАКЕТ ИДЕМ К ВАМ» 

Несколько далее, на расстоянии сорока пяти миль к северо-востоку, также в тумане шел танкер "Robert Hopkins" («Роберт Гопкинс»), принадлежавший фирме "Tidewater Oil Co." («Тайдуотер ойл компани»). Танкер недавно вышел в обратный рейс из Бостона в Корпус Кристи (порт в штате Техас). Сейчас он передал по радио свои координаты и добавил, что идет полным ходом на сближение, имея на борту две спасательные шлюпки. Его капитан Рене Бланк оказался человеком с железными нервами. Прежде чем выйти в открытое море, длинному пустому неповоротливому танкеру, идущему сквозь похожую на вату пелену тумана, пришлось, не снижая полного хода в пятнадцать узлов, лавировать среди беспорядочно разбросанных вдоль побережья штата Массачусетс мелких рыбачьих судов.

Танкер "Robert Hopkins"

Сказать, что капитаны перечисленных и других оказавшихся поблизости судов отозвались на сигнал бедствия «Андреа Дориа» ни секунды не колеблясь, значит согрешить перед истиной. Но к чести их, они отозвались быстро, хотя знали лишь, что итальянский лайнер терпит бедствие, но не знали ничего о грозившей ему гибели. Людям сухопутным невозможно попять или описать то чувство ответственности и то нервное напряжение, которые испытывает капитан судна, когда меняет курс и полным ходом идет сквозь туман в надежде оказать помощь терпящему бедствие судну-собрату, отбросив в сторону осторожность и поставив на карту безопасность своего судна и своих пассажиров.

Ответственность, лежащая на капитане грузового судна или танкера, не идет ни в какое сравнение с ответственностью капитана пассажирского лайнера. Поэтому и единственным лицом, которого, пожалуй, больше всех обеспокоил принятый сигнал бедствия SOS, оказался Baron Raoul de Beaudean (барон Рауль де Бодеан), исполнявший обязанности ушедшего в отпуск капитана почтенного французского лайнера "Ile de France"  («Иль де Франс») направлявшегося во Францию, в порт Гавр, имея на борту 940 пассажиров и 826 человек команды.

Капитан  лайнера "Ile de France" - Baron Raoul de Beaudean

Предводитель сословия роскошных французских лайнеров «Иль де Франс» покинул Нью-Йорк одновременно со «Стокгольмом». Погода в начале плавания благоприятствовала «Иль де Франсу», как она благоприятствовала и следовавшему позади шведскому судну. Море было спокойное, видимость хорошая, дул легкий юго-западный ветер. Спущенное на воду в июне 1926 года, это судно превосходило валовой вместимостью (44 500 регистровых тонн) «Андреа Дориа» и «Стокгольм» вместе взятые.

"Ile de France" до Второй мировой войны

Один из самых быстроходных и крупных судов в мире, французский лайнер из года в год сохранял за собой репутацию одного из самых комфортабельных плавающих судов, на котором умели создавать приятные условия для пассажиров. «Иль де Франс» во время второй мировой войны перевез за шесть лет во все части разобщенного боевыми действиями мира 626 000 человек войск. После завершения войны судно вернулось во Францию, на свою родную верфь в Сен-Назере, там оно подверглось капитальному ремонту и полному переоборудованию. С 1949 года «Иль де Франс» был снова в море как символ беззаботного французского образа жизни.

"Ile de France" после капитального ремонта...

Вечером 25 июля пятидесятитрехлетний капитан де Бодеан, аристократ, поразивший и очаровавший пассажиров своим умением пользоваться моноклем и истинно французским остроумием, отправился, как обычно после обеда, на мостик. От его внимания не ускользнули ни луна и звезды, светившие в вышине, ни мягкая, неравномерно мертвая зыбь океана, ни различные другие мельчайшие подробности вахты. Затем он отправился в свою просторную каюту, расположенную позади рулевой рубки, чтобы заняться просмотром судовой документации и списка пассажиров. Капитан не принимал участия в намеченных на первый вечер рейса судовых развлечениях, главное место среди которых отводилось «вводным» танцам, целью которых было растопить лед светского равнодушия у любого новичка, не знакомого с обычаями жизни на борту лайнеров. В пять минут одиннадцатого, примерно в одиннадцати милях от плавучего маяка «Нантакет», «Иль де Франс» внезапно встретился с туманом, и капитана де Бодеана срочно вызвали на мостик.