Тесный океан 1

Опубликовано: 18 февраля 2011
Просмотров: 73240

 

«Нам требуются спасательные шлюпки»

 

Пелена непроницаемого тумана, всего лишь на несколько минут расступившаяся в момент катастрофы, снова окутала накренившийся итальянский лайнер, дрейфовавший по темному морю. Два красных огня, поднятых на единственной судовой мачте позади рулевой рубки, и разносившиеся далеко вокруг скорбные двойные гудки туманного сигнала говорили о том, что судно лишилось управления и не имеет  хода. Насколько мог видеть с мостика глаз, поблизости не было ни одного судна. Видимость была всего метров пятьдесят, а может быть и меньше. На экране радиолокатора проступал эхосигиал только одного судна, — судна, столкнувшегося с «Андреа  Дориа», и капитан Каламаи понимал, что оно, возможно, тоже тонет. Крен достигал уже 25°. Сколько времени продержится лайнер — никто сказать не мог. Франчини и Джианнини, не покидавшие мостика с момента столкновения, спустились в каюты за спасательными жилетами. Джианнини, прежде чем выйти из каюты, надел под рубашку крест, подаренный ему матерью семь лет назад, когда он впервые отправился в море.

В радиорубке, расположенной позади рулевой, после передачи сигнала бедствия SOS потянулись томительные секунды гнетущего молчания. Затем сразу, один за другим, стали поступать ответы. Радиостанция Саут-Чатам в штате Массачусетс подтвердила, что первой приняла сигнал бедствия, затем поступило подтверждение от береговой станции Маккай в штате Нью-Джерси. В эфире появилась береговая охрана Соединенных Штатов, дежурный радиоузел, который в Ист-Моричес на Лонг Айленде подтвердил прием сигнала SOS. Отозвался «Стокгольм», с которого переспросили:

«ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  СТОЛКНОВЕНИЕ  ПРОИЗОШЛО  С «АНДРЕА ДОРИА»

С «Андреа Дориа» ответили:

«ДА»

На борту лайнера приняли ответы грузового судна "Cape Ann" («Кэйп-Анн»),

Грузовое судно "Cape Ann"

двух американских военных транспортов "Private William Thomas" («Рядовой Уильям Томас») и "Sergeant Jonah E. Kelley" («Сержант Джоуне Келли»), датского грузового судна и еще нескольких судов, которых в справочнике позывных радиостанций не оказалось.

Военный транспорт "Sergeant Jonah E. Kelley"

Эти отклики на сигнал бедствия, свидетельствовавшие, что находившиеся поблизости суда вскоре подойдут для оказания помощи, были переданы капитану Каламаи на мостик. Четыре радиооператора «Андреа Дориа» знали, что в данный момент радисты всех судов докладывают своим капитанам принятую от итальянского лайнера радиограмму о бедствии и сообщают его координаты.

Сигнал бедствия, переданный «Андреа Дориа» на средней частоте 500 килогерц, распространялся у поверхности земли на 300—400 миль, а отраженный от ионосферы — на 2000 миль. Если бы лайнер находился в центре Атлантического океана, его призыв о помощи был бы принят береговыми станциями Соединенных Штатов, Европы, и, вероятно, всех промежуточных пунктов. Фактически радиосигналы судна были приняты станциями береговой охраны в Ардженшии, расположенной на острове Ньюфаундленд и на Бермудских островах.

Однако центр по координации морских и воздушных спасательных операций, функционировавший в системе береговой охраны, приступил к своей деятельности по сигналу, полученному от радиста первого класса Роброй Э. Тодда. Он был дежурным радистом приемного радиоузла нью-йоркского округа береговой охраны в Ист-Моричес на южном берегу Лонг Айленда и должен был следить за радиограммами, передававшимися на частоте 500 килогерц. Двум своим товарищам по вахте он вручил принятые почти одновременно радиограммы с позывными ICEH и SEYT. Позывные дали возможность быстро установить названия судов, и в 23 часа 25 минут по прямому проводу телетайпа в Нью-Йорк, в центр по координации спасательных операций, полетела радиограмма:

«АНДРЕА ДОРИА СТОКГОЛЬМ СТОЛКНУЛИСЬ В 23 ЧАСА 22 МИНУТЫ МЕСТНОМУ ВРЕМЕНИ КООРДИНАТЫ 40 ГРАДУСОВ 30 МИНУТ СЕВЕРНОЙ 69 ГРАДУСОВ 53 МИНУТЫ. ЗАПАДНОЙ».

В Нью-Йорке, на десятом этаже стариннного, покрытого копотью, величественного дома по Лафайет-стрит, расположенного через квартал от здания окружного суда, лейтенант Гарольд У. Паркер стал действовать согласно заведенному порядку без всякого промедления. Нельзя сказать, чтобы он был озадачен или взволнован. Он не располагал никакими данными, позволявшими судить о степени повреждений при столкновении. Ему даже не пришло в голову, что одно из судов тонет. Ведь

фактически ни разу в течение вечера и ночи «Андреа Дориа» не передал этого страшного для себя признания. Поступившая телеграмма была просто одной из трех тысяч просьб о помощи, которые ежегодно получал спасательный центр береговой охраны. Но, как всегда, действия Гарольда У. Паркера были быстрыми и уверенными.

По карте прибрежных вод лейтенант сразу определил дислокацию и готовность всех судов третьего округа береговой охраны. В округе имелись три спасательных судна, еженедельно чередовавшихся по степени   готовности. Судно в готовности № 1 имело на борту всю команду и стояло наготове с  прогретыми двигателями, чтобы выйти в море по первому сигналу. Готовность № 2 считалась резервной, и судно могло выйти в море через несколько часов. Это время было необходимо для сбора команды. Готовность № 3 распространялась на суда, находившиеся вне службы.

Через три минуты после того, как лейтенант Паркер получил телеграмму о столкновении, спасатель "Tamaroa" («Тамароа») длиной 55 метров, находившийся в готовности № 1, уже вышел в море.

Спасательное судно "Tamaroa" 1987 год...

Приказ ему был передан сначала по телефону на спасательную станцию Санди-Хук, расположенную в нью-йоркской гавани, а оттуда—по радио, с помощью микрофона. Стоявшее в Нью-Лондоне, в штате Коннектикут, в готовности № 2 спасательное судно "Owasco" («Овашо») было извещено через радиоузел Ист-Моричес. Затем Паркер дал команду сняться с якоря судам учебного отряда береговой охраны "Yakutat"  («Якутат») и "Campbell" («Кэмпбелл»), находившимся в заливе Кэйп-Код.

Прослушав разговоры, которые велись по загруженной воздушной телефонной линии со штабом береговой охраны в Бостоне, он узнал, что и там знают о катастрофе. Патрульное судно "Evergreen" («Эвергрин»), возвращавшееся с ледовой разведки в районе Ньюфаундленда, получило приказ направиться к месту столкновения.

Патрульное судно "Evergreen"

Были извещены стоявшие в готовности № 2 в портах штата Массачусетс "Hornbeam WLB-394" («Горнбим») в Вудс-Холе и "Legare" («Легар») — в Ныо-Бед-форде.

"Hornbeam WLB-394" на фоне "Андреа Дориа" принимает спасенных пассажиров.

На помощь были отправлены все суда, находившиеся в распоряжении береговой охраны, потому что там придерживались принципа: пусть отправленное судно окажется ненужным, но отправить надо во что бы то ни стало. Таким образом, еще до того, как в семь часов утра лейтенант Паркер сдал дежурство,   одиннадцать судов береговой охраны покинули порты. Суда береговой охраны "Edward H. Allen" (DE531) и "Heyliger"(DE510) были отозваны, не успев   подойти к месту происшествия.

Был отдан приказ самолетам, базировавшимся в Нью-Йорке и Бостоне, вылететь к месту катастрофы, но затем отменен из-за тумана. По всему побережью, от аэродромов на Бермудских островах до Ардженшии, были поставлены на ноги станции береговой охраны, приступившие к перекрестному пеленгованию радиосигналов «Андреа Дориа», чтобы точно установить его место.

Работая всю ночь напролет, лейтенант Гарольд У. Паркер убедился, что это была крупнейшая за весь его десятилетний период работы в береговой охране спасательная операция. Он считал, что это была самая крупная операция со времени гибели «Титаника»— 1912 года. Однако, какие бы меры не приняла береговая охрана, она все же не располагала средствами оказания непосредственной помощи судну, терпящему бедствие вдали от берега.