"Морской дракон"

Опубликовано: 27 сентября 2010
Просмотров: 157330

 

Капитану 1 ранга Коллинсону не повезло. Ему не удалось сделать что-либо существенное для потомков. Как и предполагал Мак-Клюр, его корабль пришел в Арктику слишком поздно. Но он поддержал инициативу, проявленную подчиненным ему офицером, а также сумел сберечь команду своего корабля и сохранить в ней твердость духа в течение трех зим *(Коллинсон три года простоял со своим кораблем у западных берегов острова Виктория.) (подобных тем зимам, которые привели к гибели Франклина и его матросов и превратили в страшные пугала матросов Мак-Клюра). Все это долгое время ставилось ему в заслугу, считалось достойным подражания.
И вот в компании этих знаменитых призраков мы плавно шли на высокой скорости, погрузившись на девяносто метров в более глубокие воды пролива Мак-Клюр. Время от времени мы проходили под грядами торосов, достигавшими осадки восемнадцати — двадцати трех метров. Теперь я мог видеть наверху характерный бледно-голубой блеск арктического пакового льда.
Приближался момент изменения генерального курса. У прокладочного стола собрались Эл, Джим и я. Мы хотели тщательно проверить пройденный маршрут. Эл перечислил все наиболее неблагоприятные варианты, и мы выбрали курсы, способные уменьшить возможность аварии в случае какой-либо ошибки. Если наши расчеты правильны, то следующий поворот мы сделаем тогда, когда острова Банкс и Мел-вилла останутся за кормой. В противном случае трех-тысячетонный подводный корабль, идущий со скоростью четверть мили в минуту, проверит мою теорию о способности гидролокатора вовремя предупреждать о появлении отвесных береговых утесов островов.
Переложен руль. Обтекаемый нос подводной лодки сразу повернулся вправо и нацелился на открытое море Бофорта. Стоя в ожидании в центральном посту, я старался не показать своего волнения вахтенным матросам. Еще два часа хода, и опасность столкновения с островами Банкс и Мелвилла полностью исчезнет. Стрелки часов слишком медленно отсчитывали время только до тех пор, пока я не начал читать вслух историю «Инвестигейтора» и его командира Мак-Клюра в изложении корабельного врача С. Осборна. Автор не питал особой любви к своему командиру, но тем не менее в своей книге «Открытие Северо-Западного прохода кораблем «Инвестигейтор» под командованием капитана Р. Мак-Клюра в 1850— 1851, 1852—1853 и 1854 годах» он не мог не отметить выдающихся качеств своего начальника.
Наконец я оторвался от чтения книги и увидел, что кораблю, по существу, уже не грозит никакая опасность. С волнением направился я к прокладочному столу, работой на котором руководил Эл Бёрк-халтер. Он взглянул на меня со смешанным чувством облегчения и удовольствия.

— Я знал, что ты сможешь сделать это, Эл! — радостно воскликнул я.
— Мы постарались угодить всем! — весело ответил он.
— Сообщи мне, как только мы выйдем на сто двадцать пятый градус западной долготы.
— Уже высчитано, сэр; мы пройдем ее в два часа пятнадцать минут ночи.
— Знаменито! — невольно воскликнул я, воспользовавшись излюбленным в подводных силах словечком, употребления которого я обычно старался избегать.
Затем я приказал вахтенному офицеру отыскать полынью длиной свыше трехсот метров к двум пятнадцати утра по вашингтонскому летнему времени.
Действовать в таких случаях мы будем согласно методике всплытия среди паковых льдов, разработанной капитаном 1 ранга (тогда еще капитаном 2 ранга) Джеймсом Калвертом — командиром «Скейта». Вахтенный офицер будет следить за всеми разводьями или участками тонкого льда длиной более трехсот метров. Как только он увидит такое разводье, он развернет корабль в поворот Вильямсона и прикажет занять свои места штурманской группе по съемке полыней.
Сто двадцать пятый градус западной долготы — это воображаемая линия, которая проходит как раз западнее острова Принс-Патрик — самого северо-западного острова в проливе Парри. Полученные приказы предлагали нам отправить донесение из района этого острова, где мы выходили из оперативного подчинения командующему Атлантическим флотом США и командующему подводными силами этого флота и переходили в подчинение командующему Тихоокеанским флотом США. Именно после получения от нас сообщения об успешном прохождении пролива Парри планировалось предать гласности маршрут нашего плавания. Впервые наши семьи узнают о том, чем занимаемся мы на самом деле.
В ожидании всплытия мне представилась редкая возможность сыграть партию в триктрак * (Триктрак — настольная игра, в которой двое играющих передвигают шашки навстречу друг другу, в закавказских и среднеазиатских республиках СССР эта игра известна под названием «нарды».)с Джимом Стронгом и потерпеть полное поражение от признанного чемпиона корабля в этом рейсе. Затем я написал письмо жене, довел до текущего момента записи в журнале разведывательных донесений, а время все равно тянулось очень медленно. Переданное по корабельной трансляции сообщение о выходе «Сидрэ-гона» в воды моря Бофорта вызвало некоторый спад напряжения: все ждали теперь только всплытия.
Наконец в три сорок утра вахтенный офицер нашел длинное разводье. Все с нетерпением бросились в центральный пост. По всей видимости, мы проходили под участком разреженного льда. Повсюду, куда бы мы ни повернули, просматривались большие разводья, но все они были забиты мелкими льдинами.
«Это было совсем не то, что требовалось нам для отработки методики взламывания льда, необходимой для успешных действий подводных лодок в зимнее время, — размышлял я. — Для этого больше всего подошел бы участок сплошного льда толщиной тридцать — шестьдесят сантиметров». Находившийся над нами лед напоминал мне лед в море Баффина, а у меня не было ни малейшего желания рисковать легко уязвимыми кормовыми узлами нашей лодки, по крайней мере до тех пор, пока мы не установим защитные брусы на ограждении рубки для предохранения радиолокационного оборудования и оборудования мостика.
Осторожно маневрируя во избежание удара о случайную льдину, мы медленно всплывали без хода. Сидя у экрана указателя полыней, Дик Томпсон мягким карандашом наносил на карту показываемую прибором ледовую обстановку над нами.
Вот ограждение рубки оказалось вровень с поверхностью моря. Я приказал поднять перископ. Все здесь выглядело так, как и было предсказано, разве только что лед казался менее внушительным, чем в море Баффина. Хотя мы и встретили несколько длинных разводий на пути к этому месту, разводье, в котором всплыл корабль, оказалось настоящей полыньей с резко очерченными границами. В радиорубке старший радист Джон Эванс опытной рукой уже выстукивал ключем наши позывные, вызывая на связь
мыс Барроу. И вскоре он передал в Пирл-Харбор командующему Тихоокеанским флотом США:
«Прибыли для исполнения служебных обязанностей».