"Морской дракон"

Опубликовано: 27 сентября 2010
Просмотров: 173162

 

Глава 18. ВЫХОДИМ В СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАН

С головой уйдя в изучение карты, штурман не заметил, как я вошел и встал позади него.
— Эл, как ты отнесешься к тому, чтобы идти про-' ливом Парри с шестнадцатиузловой скоростью и больше не всплывать? — спокойно спросил я его.
Переведя дыхание, испуганный офицер обернулся ко мне. По выражению его лица можно было понять, что он воспринял мои слова как шутку. Но лицо его приняло совсем другой вид, как только он встретил мой серьезный взгляд.
— Я уверен, командир, что будет лучше, если мы определимся несколько раз на этом отрезке пути, — ответил он с явным беспокойством в голосе. — Мы не имеем представления о местных течениях, эхолот не предупредит нас об отвесных утесах островов Банкс и Мелвилла. Мы даже не уверены в том, лежат ли эти острова точно там, где они показаны на карте.
— А для чего у нас активный гидролокатор и указатель айсбергов? Разве они не покажут нам эти утесы столь же правильно, как показывали айсберги?
— Нам нужно пройти четыреста миль и сделать поворот у входа в пролив Мак-Клюр. Мы вполне сможем оказаться на мели, если только течение отнесет нас в сторону или компас допустит ошибку, и мы повернем слишком рано или слишком поздно, — горячо отстаивал свое мнение «лоцман».
— Ну, хорошо, а как же тогда мы убедим других в том, что подводные лодки смогут ходить здесь зимой, когда не будет полыней для всплытия, если сами не сделаем этого? — спросил я. — Мы дважды всплывали в проливе Ланкастер для осмотра «достопримечательностей» и несколько раз для обсервации в проливе Барроу. Мы знаем, что первые всплытия делались для поддержания высокого морального духа экипажа и что в проливе Барроу они были необходимы для рекогносцировочных промеров, но другие-то могут подумать, что последующим подводным лодкам нужно будет делать в этих водах то же самое, что делали мы.
Эл Бёркхалтер беспомощно взглянул на меня, словно он только теперь понял, что я имею в виду. Он догадался, вероятно, что я уже принял окончательное решение.
— Даю тебе час на размышления, подумай хорошенько над этим вопросом, а затем выскажешь мне свое мнение. Скоропалительных ответов мне не надо. Не забудь, что корабельная инерциальная навигационная система будет учитывать наш снос по широте, а ты даже не доверяешь компасам, — мягко добавил я, повернулся и пошел в кают-компанию.
— Есть, сэр! — задумчиво ответил Эл. Примерно через полчаса ко мне явился Джим
Стронг.

— Эл сообщил мне, что вы намерены идти проливами, не всплывая? — осторожно начал он.
— Да, Джим. Уолт сказал мне, что теперь в любую минуту может появиться лед, причем это будет сплоченный лед, кроме того, он будет дрейфовать по ветру. Он сказал, что отсюда и дальше, в проливе Викаунт-Мелвилл, весь район будет закрыт тяжелыми сплоченными льдами. Мне кажется, что в этом скопище льдов мы можем удариться о какую-нибудь льдину, ведь весь наш опыт — это одно всплытие среди льдов, сделанное совсем в иной обстановке, причем тогда там не было сильной подвижки льдов. Мы не сможем обнаружить в этих водах отдельные льдины над собой. С каждым новым всплытием по мере нашего приближения к паковому льду опасность для нас будет возрастать, так как будет увеличиваться количество отдельных мелких льдин и ледяной каши.
— Мы идем в непромеренные или мало промеренные воды, эхолот определенно не поможет нам избежать столкновения. А что если мы несколько уменьшим скорость хода? — настаивал старший помощник, приводя все разумные контрдоводы и испытывая на мне ту самую методику, пользоваться которой я часто рекомендовал своим подчиненным.
— Нам нужно точно в назначенное время или в пределах допустимого контрольного срока сообщать о своем местонахождении, что мы сумеем сделать только при условии шестнадцатиузловой скорости хода, — продолжал я убеждать старпома. — Если мы пойдем медленнее, то не успеем к сроку. Да к тому же, по правде говоря, мне хочется как можно быстрее проскочить это скверное, забитое льдом место. А неизвестное течение будет тем сильнее сносить нас, чем медленнее мы пойдем. Указателю айсбергов и гидролокатору, насколько нам известно, было совершенно безразлично, шли ли мы со скоростью десять узлов или шестнадцать, когда возились с этими айсбергами.
— Отлично, сэр! Я полагаю, что игра стоит свеч, — согласился он, выходя из рядов лойяльных оппозиционеров.
Этот разговор закончился незадолго до появления штурмана.
— Ну и как, каков твой приговор, Эл? — спросил я, широко улыбаясь.
— Я все же хотел бы сделать несколько обсерваций, командир, но думаю, что мы сможем благополучно пройти и без них, — ответил он с добродушным смирением и стал докладывать мне об особых мерах предосторожности, разработанных им на тот случай, если у нас выйдет из строя все сложное оборудование.
— Надеюсь, что вы не сочтете меня излишне осторожным, — закончил он примирительно.
— Послушай, Эл. Ты делаешь как раз то, что тебе и положено делать — стараешься собрать как можно больше сведений, чтобы наше плавание было максимально безопасным и даешь нам наилучший совет, какой ты только можешь дать, чтобы избавить нас от посадки на мель. Но мы располагаем и другими возможностями, исключающими любой навигационный риск. Я верю, например, что гидролокаторы заметят любое препятствие на нашем пути.
— Мы сделаем все от нас зависящее, сэр, — сказал он живо.
— Желаю удачи, — рассмеялся я в ответ.
Мне показалось, что ушел он от меня успокоенным.
Теперь, когда я остался в каюте один после только что принятого решения, нужно было успокоиться и мне самому. С той поры, как мы очертя голову бросились в скопище айсбергов, мои собственные планы еще ни разу не беспокоили меня так сильно, как сейчас.
В данный момент у нас, пожалуй, есть выбор. До сих пор его у нас фактически не было: нужно было разведать пролив Барроу. Перед нами стояла конкретная задача, и имелся только один способ решения ее. Оправданно ли рискую я кораблем, собираясь пройти такое большое расстояние со скоростью, достаточной, вероятно, для того, чтобы любая посадка на мель оказалась роковой?