Ленинградское Арктическое Училище часть 1

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 94946

 

 

 

Из воспоминаний бывших курсантов ЛАУ...

 

Борис Михайлович Филипченко   (1927 г) ЛАУ (1944-1946 г.г.)

 

Борис Михайлович Филипченко

Три года, которые предшествовали моему поступлению в школу метеорологии и связи (так ранее называлось ЛАУ), были годами событий, связанных с тяжелыми жизненными испытаниями. Это были годы Второй мировой войны 1941-1945гг. Мы жили с родителями в г.Проскурове (ныне Хмельницкий). Немцы, после вероломного нападения на Советский Союз, подошли к городу на 10-й день. Ни морально, ни физически мы не были к этому готовы. Паническое бегство и эвакуация из Проскурова сопровождались беспрерывными бомбежками. Вплоть до Киева нас бомбили... Почувствовали облегчение, что мы в безопасности, где-то на Урале. В конце концов, нас приютили в городе Усолье, на берегу Камы. Прибыли мы без всяких необходимых вещей, как говорится «в чем мама родила», все было брошено дома и в пути. В то время мне было 14 лет.

Потом была учеба в ФЗО, и в 15 лет, я, как и многие подростки, стоял у токарного станка на химзаводе в г. Березники. Мой старший брат уже был на фронте, а отец на военном заводе в Серпухове. Несколько позже в Усолье стал формироваться госпиталь, куда  военкомат направил военфельдшером и мою мать. Госпиталь уходил на фронт, и возникла проблема моей дальнейшей судьбы. Мать была решительной женщиной и, несмотря на все запреты, добилась своего,- меня уволили с военного завода и оформили в госпиталь санитаром. А мне было 16 лет...

Мой брат Игорь Филипченко, моя мама Эмма Яковлевна Филипченко, Борис Филипченко (1945 г.)

 

Я не люблю вспоминать войну, мне до сих пор снятся сны: стоны раненых, перевязки, окровавленные бинты; сны, когда ты просыпаешься от крика, потому что не в силах был помочь умирающему солдату…  Когда шли бои мы с передовой вывозили раненых в госпиталь, но иногда санитары и сестрички не успевали оказать им помощь… Как это можно забыть и не вспоминать? Но таковы были ужасы войны, о которых  нужно помнить!

Но как я обрадовался, когда начальник госпиталя, майор Кинаст, вызвал меня и вручил направление на учебу в Ленинградское военно-медицинское училище. Мне было 17 лет. Так я оказался в Ленинграде. Но кто-то во фронтовом штабе перепутал, мое училище во время блокады Ленинграда было эвакуировано в г.Омск .

Сентябрь 1944 года. Прием в другие военные училища уже закончен. В случайно прочитанной газете наткнулся на объявление, что производится прием в школу метеорологии и связи Главсевморпути. Это вызвало интерес, потому что медицина, честно говоря, перестала меня привлекать.

Школа находилась на Малой Охте на Заневском проспекте 5. Узнав, что я фронтовик, меня приняли без всяких лишних слов в группу радиотехников,  другая группа – это гидрометеорологи, туда даже девушек принимали. В первое время я как-то странно выглядел, наверно боязнь обуяла, ведь контингент принятых в школу учеников был неоднородным, с разным уровнем подготовки (с 8 по 10 класс), от «безусых» по возрасту, до повоевавших на фронте. У некоторых учеников два - три года учебы было пропущено, а тут лекции, задания на дом, вызовы к доске. И кроме привычных предметов - математика, физика, история, русский язык - прибавились и специальные: электротехника, радиотехника и т.д. Надо было привыкать и к преподавателям, ибо каждый был со своими странностями и привычками. Не зря же одной из учительниц прилипла кличка «швабра», не хочу называть ее имя, но название соответствовало ее обличию.

 

Школа метеорологии и связи (октябрь 1944). После комсомольского собрания. В первом ряду: крайний слева - Володя Семененко; посредине парторг Григорьев; крайний справа - Борис Филипченко, рядом Зиль Сулимов, крайний справа стоит Володя Григорьев.

 

Среди уважаемых учителей был Владимир Викторович (фамилию забыл), он преподавал электротехнику, мы ему все прощали, даже обидные слова, произнесенных с любовным выражением: «Вы не ученики! Нет! Вы мои дорогие болваны! Я же вам задавал расчет простых цепей, а вы не учите…!». Среди любимчиков был инструктор по радиоделу Дима Покровский, старше нас не намного, он учил азбуке Морзе на слух и работе на телеграфных  ключах. Одно время наши лекции посещали девушки из радиоклуба ВМШ №2, он находился на Крестовском острове на берегу Малой Невки. Мы с ними подружились, часто бывали в радиоклубе, где они работали и там приобретали навыки радиста-слухача. Сколько лет прошло, но запомнились имена подружек из радиоклуба: Нины Халтобиной, Веры Булановой, Тони Шевченко.

Нина Халтобина... Вера Буланова...

слушательницы школьных лекций, инструкторы радиоклуба ВМШ №2.

 

Мы знали, что школа готовит специалистов для работы в Арктике, но почувствовали это серьезно, когда заговорили о реорганизации школы в Арктическое училище. Еще в марте 1945г нам объявили о сдаче денег на форму, а до этого мы ходили в ватниках. И этим же летом, когда шли экзамены, к нам приехал сам Иван Дмитриевич Папанин, начальник ГлавСевМорпути. И надо же так случиться, что легендарный Герой-полярник зашел именно в радиокласс, где я, уже в форме курсанта, сдавал экзамен по морзянке. Папанин И.Д. задавал какие-то вопросы, но я, растерявшись, отвечал невпопад. У курсантов, между прочим, ходило мнение, что идея преобразовать школу в Арктическое училище принадлежала Ивану Дмитриевичу Папанину.

Насколько я помню первоначально и школа, и в последствии Ленинградское Арктическое училище (ЛАУ) размещались в одном здании с Высшим Арктическим училищем (ВАМУ). Начальником училищ был Ляндрес. В училище установились флотские порядки, группа радиотехников стала взводом, командовал ротой майор Кондратьев. Замполитом был капитан III ранга Федько, а парторгом Григорьев. Курсантов перевели на казарменное положение.

Еще в школе, а затем  в ЛАУ у меня установилась дружеские отношения с Володей Семененко и Борисом Беловым. У нас образовалась группа, куда входили еще Зиль Сулимов, Володя Григорьев, Гешка (фамилию забыл) и дружили мы с девушками из радиоклуба ВМШ №2. Выделялся среди нас рассудительный курсант Воронин, тоже фронтовик.

Курсанты ЛАУ: Владимир Семененко, Борис Филипченко, Борис Белов (1945 г.)

 

В июле 1946 года мы сдали последние экзамены и начались томительные дни ожидания. Надо сказать, что ГУСМП (Главное Управление СевМорПути) не было готово к выпуску ЛАУ. И только в середине августа я получил назначение в Якутское Северо-Восточное  речное пароходство. Дважды и напрасно, я ездил в Москву за подъемными деньгами для проезда в Якутск. В училище ничем не могли помочь, и даже советовали искать самому работу. Но там появились новые вербовщики из МВД. «Какая вам разница, - говорили они,- где работать, на полярных островах или на Крайнем Севере?». Крайний Север в их понятии входил край севернее Магадана. Не сразу я с друзьями Владимиром Семененко и Борисом Беловым рискнули заключить договор с «Дальстроем» МВД на три года...( В статье "Магадан" Борис Михайлович рассказывает о своих первых годах на севере...(admin))

1-й выпуск радиотехников... Июнь 1946 г...

 

Около десяти лет я проработал на «Колыме» начальником радиостанций в 6-ти точках «Дальстроя». Там и женился я на радистке Валентине Калюжной, там же родились наши три сына.

 

Я с Валюшей в 2004 г.

 

Будучи на Севере я мечтал о встречах с кем-нибудь из своих «лаушников» в эфире. С Володей Семененко я часто связывался, он был начальником радиостанции на прииске им.Расковой, а потом много лет работал в Норильске, он умер в С-Петербурге в 2008 г. Борис Белов работал до 1954 г. начальником смены в радиоцентре Магадана, с тех пор я ничего о нем не слышал. Единственный из курсантов ЛАУ, который находился в Арктике на о.Белый - это Воронин (как звать – забыл). С ним как-то встретились в эфире, сохранилась запись его позывных (УЦБ и УЦБ2). Также пытался наладить связь с Тикси, тоже имеются позывные (УХЫ РТЫК УАЛ), но неудачно.

 

Колыма. Усть-Омчуг. Борис Филипченко.

 

Однажды, когда я был назначен в радиоцентр Хандыга на реке Алдан, входящую в зону деятельности Якутского пароходства, я, собственно говоря, подумал, что вербовщики из МВД  в 1946 г. были правы. В конце концов, я оказался там, куда меня и направлял ГУСМП...

 

Вот он, первый аттестат ЛАУ...!!!

 

Дальнейшая моя судьба связана с Киевским радиопередающем центром, где  я проработал 45 лет.

 

Мы с детьми Володей и Александром

 

В 1959 г. я окончил Одесский электротехнический институт связи. С 1997 г. пенсионер.

 

Прадед Филипченко с внуками...