A+ R A-

Ленинградское Арктическое Училище часть 2

Содержание материала

 

Ленинградское Арктическое Училище

 

часть 2

 

Ленинградское Арктическое училище часть 1

Ленинградское Арктическое училище часть 3

Ленинградское Арктическое училище часть 4

 

 

 

 

Жевлаков Валерий Михайлович - учёба 1970 -1973  РТО  2 рота командир роты Каштанов Н.И.

 

 

Был помощником старшины оркестра. В то время мы часто играли на праздниках в училище марш курсантов ЛАУ, к сожалению сейчас никак не могу его найти! Может кто и вспомнит его, высылайте на сайт.

Наш командир Каштанов Николай Иванович, рядом курсанты Кузнецов Валерий и Скосырев Виктор Евгеньевич.

Каждое утро проходила зарядка в училище. Все курсанты  собирались возле нашего корпуса утром. А сигнал, который вы все слушали на подьем подавал я на трубе, хотя сам играл в оркестре на теноре. А подавал сигналы потому, что сам ленился делать зарядку. После зарядки по моему сигналу "отбой", тоже на трубе, все уходили по своим ротам.

После показательных выступлений оркестра можно послушать и "ВЭФ-201"...

После ЛАУ я закончил вечернее отделение Таганрогского радиотехнического института , после которого и был призван в армию. 12 лет назад (на 2010год) я уволился из рядов ВС по предельному возрасту, военный пенсионер. Служил я в двух частях на Урале, Мурманской области  и в Хабаровском крае. Ветеран военной службы. С нашего выпуска РТО у меня надежная связь с 4 - мя товарищами. Трое из них проживают в Питере и один в г. Гагарин Смоленской области.

Вот  список с кем мы учились... Бездольный Ю.В.,Дмитриев Н.В., Кокшаров А.В., Иванов В.М., Чернышев С.Д., Рыкунов А. М.,Быстров Ф.Ю., Жевлаков В.М., Спиричев В.Н., Муравьев С.И., Бегунов Н.С, Карпенко В.М.,Ренау Е.С., Маковников А.А., Кузнецов В.А, АндреевВ.Н., Федоров А.А., Соловьев В.И., Шигин Е.Б.,Терещенко В.И., Булатов В.А.,Дацко Б.Н., Мевша И.П., Карпов Ю.С., Леонов А.С., Ганус А. А., Никитин Н.В., Орешников А.С., Пюннинен А.Е, Морозов А.И., КулишА.А., Таран В.А., Кожукалов А.Д., Терентьев В.А., Малыхин С.В., Петров В.А., Федянин В.И., Мажинский А..К., Новоженов В.Д., Варзинов В.Г., Кичигин В.П., Серов В.И.

 

Продолжение списка... Касьяненко И.И., Николаев Ю.А., Малинкин С.Б, Карпов И.Ю., Игнатьев С.Ф., Шеховцов В.И., Афанасьев В.Е., Фоменков А.В., Лапин В.П., Лукашов С.П., Кабак М.Д., Яшин В.Н., Сапожников М.П., Степухин В.А., Скосырев В.Е., Давыдов А.Н., Ермаков В.С., Диков С.В., Горинов Б.Н., Белорусов И.В., Бурчихин М.И., Арбузов В.Я., Голота А.И., Трифонов В.И., Кузнецов Н.Н., Сыроватский А.М., Филатов Д.И., Калягин В.А., Лазарев М.К., Кузнецов В.В., Крапивин В.В., Парадник В.И., Рождественский А.В., Монахов В. Ф.

После окончания училища, при распределении по пароходствам ММФ, учитывалось количество баллов, заработанных курсантом за время пребывания в училище. В основном, это была суммарная сумма оценок по предметам. Но были и другие виды поощрений. Например, как помощнику старшины оркестра мне дополнительно дали 2, 5 балла. По учебе я числился в середнячках среди курсантов и по распределению я шел в Каспийское пароходство, но ко мне подошел курсант Варзинов со своей супругой и попросили поменяться с ними, его распределили в Средне-Азиатское морское пароходство, а в г. Каспийске у них находились родные. Я без колебаний согласился.  И с января 1975 года я уже числился электромехаником подвижной группы связи.

 

Мне дали место в общежитии "Водник" и началась новая жизнь в г. Чарджоу Туркменской ССР. Моего однокашника Валерия Кузнецова отправили работать на одну из пристаней возле Аральского моря.

Ребята, отзовитесь! Вспомните себя молодыми!

С. Селивёрстов , Д. Жихарев РТО-74

(дублирование фамилии под фотографией - для лучшего поиска по сайту.(admin))

 

В. Федянин , А. Мажинский , С. Игнатьев , С. Селивёрстов , Ю. Николаев ...

 

Н. Никитин , С. Игнатьев ...

 

Ю. Николаев , С. Игнатьев , С. Селивёрстов ...

 

 


 

 

 

Проверка формы одежды и увольнительных записок перед выходом в город...

 

Получили увольнительные ... теперь можно идти в город!

 

Практические занятия в кабинете...

 

Третий курс...- уже не "салаги"...

 

Наша помощница на картошке...

 

Уже в училище мы вступили в профсоюз "Морского и речного флота"...

 

Не забывали наши командиры и про наши дни рождения...

 

 


 

 

 

 

Преподаватель английского языка  ( в нее многие курсанты были влюблены). но может она преподавала немецкий? Так как у нас английский преподавала Валуева...

 

 

 

 

 

 

Сейчас что-нибудь сбацаем...

 

 

 

В. Дуцоф

 

С. Бородов

 

Степухин В.А.


Состав оркестра ЛАУ в 1970 - 1973 годах:

Старшина оркестра Карпов Юрий Серафимович - труба 1 (РТО 73);  Ленинград
…………….. Владимир – труба 2 (СМО 75);
Федоров – труба 3 (РТО 73);
помощник старшины оркестра Жевлаков Валерий Михайлович - тенор 1 (РТО 73); Озерск Челябинской обл.
Афонин Юрий - альт (СМО 75); Ленинград.
Балабанов Анатолий - саксофон (ГФО-?); Симферополь.
Кокшаров Александр - тенор 2 (РТО 73);
Бородов Семен – тенор (РТО 72);
Колпаков Александр - тенор... (СМО 75); Ленинград.
Смелянский Алексей - альт.... (СМО 75); Ленинград.
Иванов Николай - ............... (СМО 76);
Дмитриев Николай - (РТО 73) - альт;
Шелюк Сергей – бас (ЭМО 73); Могилев.
Дуцоф Владимир - бас (ЭМО 74); национальность македонец.
Капитула Владимир - бас (СМО 71) - бывший старшина оркестра, с нами проучился всего 3 месяца;
Кобылянский... с нами проучился 3 месяца на младших курсах.(перед ним я очень виноват, много лет хочу извиниться, но не знаю  его координаты.)
Минин Виктор - большой барабан (РТО 72).

К сожалению многих других ребят (более старших и младших курсов) уже не помню, прошло очень много лет.
Хорошо бы если бы выпускники ЛАУ 1965 - 1978 выслали фамилии и имена музыкантов, тогда можно было существенно восполнить этот список.

 

 

 


 

 

 

Практика начиналась с этого предписания...

 

В центре - офицер военно-морского цикла капитан 3 ранга Быстриков Жорес Григорьевич...

 

Заграница... Быстриков Ж.Г. рядом...

 

С. Диков , В. Жевлаков , В. Парадник в Гамбурге...

 

М. Бурчихин , С. Диков , В. Жевлаков

 

 

 

Вот и закончилась практика... и немного  жаль... (первый рейс т/х "Профессор Хлюстин" , после спуска на воду)

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спорту в училище уделялось огромное внимание...

 

 

Обычная картина из повседневной жизни курсантов... (фото из архива Александра Кокшарова)

 

Романтик Александр Кокшаров... ( фото Сергея Муравьёва РТО-73)

 

"Коробка" перед парадом построена...

 


 

 

Будни и праздники 2 роты РТО 1973 года выпуска в фотоальбоме Валерия Жевлакова и фотографиях Сергея Муравьёва можно увидеть здесь: РТО-73 (на примере этого альбома практически можно проследить всю жизнь курсантов любого из отделений ЛАУ в 1970х годах...)

Наши преподаватели...

 

 

 

Жевлаков Валерий Михайлович.

 

РТО-73...

 

Теперь только по таким "пропускам" можно попасть в родное училище...

 

Мой друг и учитель Заслуженный деятель культуры - Виктор Михайлович Завьялов, руководитель эстрадного оркестра "Ровесник". Я играл у него на тромбоне в школьные годы. Встреча через много лет...

 

 

Для бывших курсантов ЛАУ (так же причастных к этому учебному заведению) желающих вступить в "БРАТСТВО ЛАУ" можно написать на эл почту старшине "Братства" Лошакову Сергею Александровичу по адресу: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

В письме указать ФИО. год окончания училища, отделение, свой адрес, эл почту.

Здесь список уже вступивших в БРАТСТВО ...

 

Значок "Братства ЛАУ"

 

 


 

 

ВЕТЕРАНЫ РТО 1973 ГОДА ВЫПУСКА...

Мои однокурсники ... и уже не мальчишки... прошло около 40 лет...

 

(в левом верхнем углу - дата рождения: дублирование фамилии под фотографией - для лучшего поиска по сайту.(admin))

В. Жевлаков

 

Ю. Карпов

 

Ю. Карпов

 

В. Скосырев

 

А. Кокшаров

 

В. Карпенко

 

В. Монахов

 

Н. Никитин

 

В. Спиричев

 

В. Степухин

 

Селивёрстов Сергей Викторович  РТО-74

 

Валерий Жевлаков приглашает Вас посетить Веб - альбом Picasa, раздел "ЛАУ СТРЕЛЬНА"

http://picasaweb.google.com/laustrelna

 

Некоторые из нас так и останутся в памяти молодыми... ЛАУ память...

 

 


 

 

Введенский  Владимир Валерьевич - учёба 1971 -1975  СМО 11 рота   252 группа. Командир роты капитан-лейтенант Прилипухов Вячеслав Дмитриевич

 

 

Введенский Владимир Валерьевич 1975 год...

Кстати у Прилипухова была любимая поговорка: "Что я вам Пупкин что ли?"
Отсюда и присвоили ему соответствующий псевдоним: "ПУПКИН"
У нас он был командиром ещё в звании каплея, потом присвоили при нас кап 3 и уже  после окончания нами ЛАУ он получил кап 2.

А ранее я учился в 8 роте(академка) у них выпуск был в 1974г. СМО
командир роты Волков кап 3 в то время (1970г), но позже командир сменился. А кап. 3 Волков запомнился мне как очень интелигентный офицер, нас первокурсников всех звал на ВЫ и никогда не повышал голос и вообще от него веяло добром.

1975год - последний выпуск судомеханников универсалов, потом выпускали узкий профиль.

 

Приём присяги Введенским Владимиром на Малом Противолодочном Корабле (пол роты была в Лиепае, пол роты в Балтийске)

Чаще всего различные курьёзы происходили на КПП...

КПП есть КПП, но однажды дневальный забыв, что на посту стоять надо так чтобы мышь даже не проскочила, не заметил как через те самые ворота спокойно зашёл ……….ЛОСЬ и прямиком естественно куда? конечно на КАМБУЗ.
Зашёл он туда через левую дальнюю дверь, пройдя по всему дворику конюшенного корпуса и спустившись на три ступеньки попал прямо туда где на газовой большой ресторанной плите готовили нам обед.
Когда бедные повара увидели такого гостя, представляю их лица…
Конечно тут кто только не собрался, включая и вашего покорного рассказчика.
Все пытались дать ЛОСЮ совет как ему лучше оттуда выйти (ему было уже не до еды)
Он никого не послушал и несколько раз пытался выпрыгнуть в то маленькое окно, которое смотрит на берёзовую аллею. Но как поётся у Высоцкого: «А на окне стальные прутья….» а тут ещё рога мешают…
Это было бы весело если бы не было так грустно: копыта на скользком каменном полу разъехались и он в бессилии упал рядом с плитой. Дальнейшее наблюдать было больно, мы ушли на занятия и точно не знаю чем всё это закончилось.
Так что вахту на посту мы стоять умели – враг не пройдёт!!!

 

Преподавательский состав Судомеханического отделения...

Преподавательский состав Судомеханического отделения...

Помню как-то, раз милиционер и с ним члены ДНД привели «хорошенького» курсанта (я его не знаю) в дежурную рубку, она располагалась в 4 корпусе на первом этаже сразу справа от вестибюля и состояла из двух помещений - в первом проходном сидел пом. деж, а в дальнем - дежурный офицер.
Блюститель порядка зашёл к деж. офицеру для описания всех подвигов задержанного, а тем временем наш бедалага не долго думая, разбежался и "рыбкой" в окно, естественно сквозь стёкла.
В полёте выполнил сальто, приземлился на ноги и…. поймали его не скоро.
Жаль парня - Морфлот в его лице потерял наверно неплохого моремана...

В это окно и уплыла "рыбка"... а там высота - метра два...

 

Обложка выпускного альбома...

 

Рабочий диплом...

А за несколько лет до ЛАУ уже имел государственный документ...

За 2 года до курсантской жизни...

 

Это Вам не просто Там...

Выпускников 252 группы Судомеханического отделения 1975 года выпуска можно посмотреть в разделе  СМО 75

 

 


 

 

 

Командир БЧ-5...

 

Первая запись...

И далее...

В ЛАУ оказался не случайтно... ещё дед, Введенский Николай Иванович начинал свою деятельность в пароходном обществе с воздушным названием - "Самолет"...

Пароходное общество "Самолет" Н.Новгород  Введенский Н.И. (справа) 1914г.

 

Введенский Н.И.1915 год...(осталось ещё немного подучиться...)

 

Введенский Н.И. (уже вполне зрелый служащий...)

 

И вот результат... Введенский Николай Иванович - начальник порта г.Кинешма

 

 


 

 

Петров Олег Николаевич учеба - ГФО 1971 - 1975

(К сожалению уже нет с нами Олега, кто учился с ним - отзовитесь! И материал будет дополнен)

Петров Олег Николаевич

 

Первое знакомство с техникой...

 

Уже научились снимать показания "сложных" приборов на полигоне училища...

 

Второй курс... Олег Петров

 

Увольнение в город... Амундсен... мы когда-то про него читали...

 

И снова напряженные занятия...

 

Наша аудитория... кореша...

 

 


 

 

 

Практика... о. Хейса ... Олег Петров...

 

Практика еще не закончилась, но так хочется домой...

 

Это всё - север... Здесь будет моя работа!

 

После практики - все уже корефеи... оказывается тут нет ничего сложного!

 

Занятия в "школе" продолжаются...

 

В училище была и такая техника...

 

Олег Петров...

 

Наша группа... когда мы еще все встретимся...

Альбом выпуска ГФО-75 можно посмотреть здесь:

 

 

 


 

 

 

В 1975 году Олег Петров проходил практику на о. Хейса. С 1976 по 1987 работал на полярной станции Обсерватория им. Федорова на мысе Челюскина , сначала аэрологом, а затем инженером-аэрологом, начальником аэрологии. С 1987 года стал начальником полярной станции Хатанга.

 

 

Началась работа... а здесь уже всё - по-настоящему...

 

Полярная станция мыс Челюскин...

 

Олег с женой Татьяной (работала на станции аэрологом) и коллегами на полярной станции мыс Челюскин...

 

Здесь до луны - рукой подать...

 

Центральная пресса Советского Союза писала про север и дочь Олега - Светлану Петрову...

 

Петров Олег Николаевич... 1 августа 2009 года.

 

 


 

 

 

Захаров Юрий Николаевич учеба - 1974-1978  ГФО , командир роты Карпин Игорь Михайлович

 

Захаров Юрий  5 курс...

 

Про моё ЛАУ

Я выпускник ЛАУ, год выпуска 1978, ГФО, океанолог, поступил в ЛАУ в 1974 году, в 15 лет, после восьмого класса. Родился в 1959-м, в городе «Луга, Петербургского округа» (как А.С.Пушкин писал...).

Учился не ах, вот матушка и настояла на моём поступлении в ЛАУ, так как я категорически не хотел идти в 10-й класс. А на вопрос, чего же я хочу в жизни, я отвечал, что хочу ходить в моря... Совершенно не понимая, в каком качестве ходить в моря…

И после сдачи экзаменов за 8 классов, в 74 году, мама наняла мне репетитора по математике, и та, за месяц натаскала меня по алгебре и геометрии, и я, готовый, поехал в Питер.

Моя мама, всю свою жизнь проработала на Лужском Узле Связи, телефонисткой, к тому времени познакомилась по телефону с телефонисткой из Стрельны, тётей Валей Веселовой, муж которой, (фамилия его была Гололобов), сам учился в ЛАУ в 56-61 годах на РТО, и у неё были знакомые в преподавательском составе ЛАУ, а именно Анохин А.М. Подав документы на СМО, я сдавал экзамены с его сыном, Вовкой. Потом мы встречались с ним уже в учебных корпусах, на танцах в Мраморном зале и конечно в нарядах по кухне...

Моря, пароходы, заходы в порты… заграница... замаячили на моём горизонте, маня яркими обёртками и новой жизнью. Эта заграница, была определяющим фактором для меня в поступлении в ЛАУ. Скорее всего, как и у многих мальчишек того времени. Попасть в магазин грампластинок, надеть синие джинсы - вот предел моих мечтаний. И этот образ жизни осуждался, как школой, так и многими окружающими, и естественно, нам приходилось скрывать истинную причину своего желания, заменяя её романтикой морей и желанием быть МОРЯКОМ!

 

В свои пятнадцать лет, я хорошо разбирался в современной рок музыке, и моими кумирами были Led Zeppelin, Uriah Heep и Deep Purple. К тому же сам поигрывал на гитаре, легко подбирая аккорды. Кроме хождения по морям в моём пятнадцатилетнем мозгу других амбиций не было.

Так вот, по настоянию моей матушки, и от нежелания идти в 10-й класс... я согласился.

Ну а дальше, всё как у многих пацанов... Только без всякой романтики.

Сдав экзамены на СМО, я не добрал пол балла, и Анохин предложил поучиться годик на ГФО, с полной гарантией перевести меня через год на судомеханическое отделение. Мне ничего не оставалось, как согласиться, дабы не возвращаться в Лугу. Месяц отдохнув, я получил вызов в ЛАУ и в последних числах августа, вместе с отцом,(Земля ему пухом!), поехал в Стрельну.

 

Таких как я, у проходной было много, и я как-то сразу подошёл к пацану, который соответствовал моему понятию современного пацана, тоже с гривой длинных волос, как у меня. Мы познакомились. Это был Коля Кузьмин, из Старой Руссы. Его так же, как и меня, привёз в ЛАУ его отец, (Земля ему пухом!) И хотя его отец был постарше моего, они сошлись сразу, и забегая вперёд, скажу, что после того, как они «сбагрили» нас в бурсу, то пошли в стекляшку на трамвайном кольце, ну и отметили наш «постриг» в курсанты. Это пока нас, в буквальном смысле слова, брили наголо и выдавали флотскую форму…

 

…Вот так я оказался курсантом первого курса ГФО, группы океанологов, оторванным от мамки и от дома.

 

 


 

 

 

Помню, мне было ужасно грустно и тоскливо. Вся обстановка казармы была угнетающей, ходьба строем, холод лысины под мицей, (это фуражка курсантская), гюйс путается на шее… Тяжёлые ботинки, мы называли их «гадами», тянули кирпичами… Роба была не по размеру большая, все подворачивания длины, грозили распуститься не во время, да ещё и в строю, приводя к внеочередному замечанию… И как итог, к наряду… (Хотя, до принятия присяги, никто не имел прав давать нам наряды, а давали ведь, и ночами мы драили гальюны или циклевали стёклышком полы в казарме, на четвёртом этаже…). Эта грусть не отпускала меня весь первый курс, трансформируясь в состояние временности всего происходящего. Помню, как я стоял у окна кубрика, смотря на тёмные, вечерние верхушки кустов и деревьев в сторону футбольного поля и Финского залива, а меня охватывала тоска, порождая вопросы, зачем я здесь и для чего мне всё это??? Но самое гнусное было то, что нас заставляли целыми днями, ещё до начала учёбы, циклевать полы. И в учебном корпусе, в Константиновском Дворце, и в жилых кубриках. Как в своих, так и в кубриках старшекурсников. А циклевали мы полы (палубу), битым стеклом, сидя на корточках или коленях, порой резали себе пальцы, но не ныли. Да… старшины были со второго курса, на год старше нас, или на два. Но были и мужики после службы в армии, вот они сразу становились старшинами, и на нашем потоке были такие, двое или трое…

 

Командира роты, кап 3, Рахваргера, мы видели только на построении, и он казался нам небожителем, живущим в своём кабинете, на нашем этаже. Все сношения с внешним миром, происходили через старшину Ручьёва.

На сайте Валерия Павленко,  (http://lau-rto-2rota.ucoz.ru/index/istorija_lau) В.Щанов пишет о старшине Ручьёве, с которым он дружил. Ну как не дружить ему, третьекурснику, с земляком, да ещё и старшиной, да вдобавок уже отслужившим армию, хотя и с второкурсником? Зверее  Ручьёва, я не знал старшин. Может, так и нужно было? Не знаю. Скорее всего! Как в армии… Но ведь нам, в общей, серой массе, было по 15 лет, за исключением некоторых, кто пришёл после службы в армии. Вот один из них стал нашим старшиной, Петя Ефимович, но не сразу, а в конце первого курса. Но старшины, на то и старшины. Они призваны следить за порядком, за соблюдением устава и тому подобное. Почему же они закрывали глаза на старшекурсников, которые нас гнобили…

Наши преподаватели...

 

Дедовщина

Был на втором курсе зверь, курсант Журавлёв, , 17-лет, «арийского» вида тип… Так он нас гнобил по полной, особенно по ночам, и просто так. Пока не посадили его через год за издевательства над нами. Вместе с ещё некоторыми…  Эта история обросла легендами, и стала притчей в ЛАУ, после нас…

Это было в ноябре 75 года, кажется. Да, мы перешли уже на второй курс (!), и к нам пришли ребята после десятого класса, человек шесть или восемь. Вот их и начали гнобить третьекурсники, а заодно и нас, мы ведь жили в кубриках вместе.  Они врывались ночью, не зная, где спит тот, кто им нужен, поднимали всех с кроватей, кто давал отпор, били, других гнали в гальюн, где издевались… Дедовщина - беда всякой системы! И это происходило часто, с вариациями, то они были трезвые, но чаще пьяными, чуть не каждую ночь. И когда, пьяные Журавлёв, Монахов стали издеваться над дневальным из числа этих десятиклассников, избив его сильно, мы всем курсом, а это две группы, по 23-25 человек, поднялись ночью и ушли из училища. Вышли пешком, строем, сначала в Володарку, а оттуда на электричке на Балтийский вокзал. Часам к десяти утра на вокзал прикатили командир роты с офицерами из строевого отдела, во главе с Гнединым. Это было ЧП и училище было вынуждено отреагировать. Было возбуждено уголовное дело в отношении этих троих старшекурсников. Им дали реальные сроки и выгнали из училища. Вообще гнобить нас могли все, и курсанты второго и третьего курса, но не помню, чтобы это делали выпускники, то есть курсанты 4-го курса. Умнее что-ли, они становились? Наверно!

 

Низино

Так вот, после интенсивных циклёвок, настало 1 сентября, и мы впервые сели за парты в ЛАУ, хотя вечерние и ночные циклёвки не прекращались. Немного поучились на отделении и всех погнали на картошку, в деревню Низино… Вот там я впервые узнал, что мой одноклассник, по лужской 1-й средней школе, Олег Петров, тоже поступил в ЛАУ на СМО. Я ему завидовал тихой завистью, которая, к концу первого курса прошла, потому что расстаться со своими однокурсниками мне уже не хотелось. И даже не потому что все мы должны были после распределения поехать на Север, за романтикой, а просто из-за дружбы и спаянности… Потом уже на третьем и четвёртом курсах, Олег завидовал уже мне, и нашему командиру, и нашей относительной свободе в ЛАУ. Потому как их командир, Граждан, (ну кто его не помнит? Его коронка: «Эй вы трое, оба ко мне!»), был настоящим самодуром, и в отличии от нашего, И.М. Карпина, брал на себя функции старшин роты или групп, ловя их в самоволках, или гнобя за клеши или устав. Олег, будучи на третьем курсе, сходил на плав практику за границу, привёз журналов и жевачки… И виниловых пластинок! Ritchie Blackmore “Rainbow Rising”, это было нечто!!! Боже… чему я завидовал, что было за время?

 

Низино…

Боже, как страшный сон вспоминаю…

В. Щанов и его сокурсники в 72-м, жили ещё в церкви, а мы, в 74-м уже в бараках, на сколоченных нарах, с буржуйкой в центре, питались в колхозной столовой, куда, как и на поле ходили строем. На поле, после культивации, мы собирали картошку в ящики. Нас расставляли цепью, по парам. Старшина Ручьёв, сам (!) садился в трактор, давал отмашку и мы шли парами, поднимая картошечку. А если кто-то в цепи отставал, он толкал их бампером трактора, поливая из кабины их матом. Рахваргер тоже был с нами, как тень ходил по бровке поля, или появлялся в минуты нашего отдыха… Я даже не мог его рассмотреть, то ли боялся глаза поднять на него, то ли от усталости, мне этого не нужно было вовсе. Ну не помню его лица!

Вот в одну из этих редких, надо сказать, минут отдыха, кто-то из наших, нашёл в поле, за прошедшим после культивации, трактором, снаряд, времён войны (Великой Отечественной). Это после того, как прошёл культиватор, и мы прошли по полю цепью. И, как положено, нашедший сказал об этом старшине, тот командиру. Рахваргер отнёс его на островок в поле, со столбом ЛЭП и кустарником, а нас погнали продолжать сбор урожая… Страна нуждалась в картофане, а может и ЛАУ…

 

И оттуда, в 300-400 метрах от нас, прогремел взрыв…

Так и не узнали мы своего командира, но со слов второкурсников, он был не плохой мужик, но нам не посчастливилось его знать. Это было ЧП, и не только по училищу, но и по ММФ. Хоронили его в Петродворце, мы, первачи, естественно не были приглашены… Второкурсники были приглашены даже на поминки. И вот на смену погибшему Рахваргеру, в нашу роту пришёл капитан-лейтенант Карпин.

Капитан 3 ранга Карпин Игорь Михайлович

 

Он только что списался с ВМФ, причин не знаю, и стал нашим командиром роты. Первое впечатление, как всегда, обманчивое, было не в его пользу. Толи еврей (картавил он), но что делал еврей в военно-морском флоте? (Откуда Вы видели еврея с лопатой?) Невысокого роста, кучерявый… На первом или втором построении, обходя наш строй, остановился напротив меня:

- Фамилия?
- Курсант Захаров, 112 группа. – Как учили, отвечаю я.
- Вы бгеетесь?

Что он спросил, картавя и проглатывая слоги, я не понял? Мне показалось, что он спросил «боитесь», «баитись», в его транскрипции, и ответил:

- Нет! – Чётко, как учили.
- А надо бы! Побгейтесь! – уже немного чётче…
- Есть! – Уже понимая, что за приказ он отдаёт.

Вот так я стал бриться с 15 лет, не имея в то время ни бритвы, ни бритвенного станка, но что с удовольствием делаю и по сей день, тепло вспоминая Игоря Михайловича. Потом, уже после нашего выпуска, Карпин ушёл на ВМЦикл, и стал его начальником.

Наши преподаватели...

 


 

 

Про офицеров...

Вообще, офицеры училища, это отдельная история. Строевики, такие как кап три Гнедин, начальник строевого отдела, а? А Грибовский? А "Конь", кап раз Кононов, отчего боялись их наши курсачи? Эх... Да только попадись им на глаза, вне строя, и тебе гарантирована служба на флоте, на три года!

Грибовский И.Ф. начальник ОРСО

 

Коннов... Конь, Коник... Эту фамилию даже офицеры произносили с оглядкой, мне кажется. Единственный кап раз, в Системе! Я как то хотел проскочить с обеда, и нарвался... И не проскочил... Мля! Можете представить, не то что земля горела под ногами... У него наверно в кабинете была доска, где он мелом рисовал не проскочивших курсантов, как тот шофёр, который на двери КАМАЗа рисует старушек, не успевших перебежать ему дорогу... Как отмазался?

Коннов В.К. зам начальника училища по Военно-Морскому Циклу

 

Гнедин… Маленький, щуплый, лысый. Фуражка огромная, ходил прямо, казалось, даже подпрыгивал, когда шёл на доклад к «Коню»! Не дай Бог, было попасться и этому строевику… А вот же… Был примерный семьянин, любящий отец двоих (кажется) дочек. Об этом я узнал от своего питерского друга детства, Вовки Брагина, родители которого, дружили с семьёй Гнедина. Вот было бы интересно жениться на одной из его дочек? А? И на подводную лодочку… пожалуйте…

Гнедин Г.Н. зам. начальника ОРСО

 

Ну почему же я вспоминаю этих строевиков, как церберов!!! На самом ли деле они были такими, или это так положено? Кем? Ну не Писаревым же. Система! Флот! Ведь и на флоте было так же, только там три года, а мы четыре, а кто-то и пять.

Писарев В.А. начальник училища...

 

Кап лей Петрухин, был у нас в ЛАУ особенно любимый. Статный офицер, румяный красавец! Но ловил самовольщиков, как пёс цепной, сильно не наказывая, и не доводя до строевого отдела. Молодец! Просто отдавал ротному, и тот уже вершил наказание. Мне, по крайней мере, этим запомнился.

Петрухин В.Г. командир роты

 

Прилипухов, при нас кап лей, потом кап 3. Как он проводил развод, песня, а не развод. А шуток, сколько бывало на его разводах, которые потом расходились по кубрикам и аудиториям. И всё с серьёзнейшим видом на лице. Думаю, многие смогут вспомнить его "прилепухи".

Прилипухов В.Д. командир роты

 

Кап три Ульянов! Матёрый офицер, усатый. Будучи на четвёртом курсе, я стоял с ним в наряде «Деж. по училищу», в жилом корпусе. И вот попадается ему курсант, желающий быстро проскочить в корпус. А сам в неуставных брюках, то есть в клешах! Ульянов заводит его в дежурку, заставляет вставить пружину в мицу и самолично выпарывает клинья бритвой, при этом говоря ему, и нам в назидание:

- Сам таким бывал! И мне выпарывали. Ничего не поделаешь, положено! Я понимаю, что ты тут же вошьёшь их снова, но извини, устав. – И отпускает курсанта.

А майор Берестень? Кто не помнит присказки, «Это что за пое*ень, Поль Борисович Берестень»? На СМО командовал. Говорят, свой был командир, душа-человек!

Старший лейтенант Гунько… Не особенно выдающийся офицер, но форму носил, как Бог! Подтянутый, худощавый, и… молодой, в мои годы! Помню, его фуражка была натянута, как аэродром. Хотя это и не показатель. Вспомните, хотя бы каплея Прилипухова, вот уж аэродром, да и при его росте под два метра, это смотрелось нормально. Но Гунько был относительно молод, и тем самым был, что ли ближе нам... курсантам. На разводах, будучи на 4-м курсе, я, по крайней мере, не перечил ему и не выступал, как многие другие. Но отношение к нему было всё же... какое-то снисходительное, что-ли... Я закончил ЛАУ в 78-м, а он только получил звание каплея. Кто бы мог подумать, что после училища придётся встретиться, и где…?

Гунько Г.Н. командир роты

 


 

 

 

В 87 году, или позже, работая в Амдерминском УГКС, летали мы с Колей Квасковым, выпускником Туапсинского Гидромет техникума на МИ-8 по отбору проб почв на Новой Земле. Это было самое начало перестройки, все активно интересовались радиационной обстановкой на ядерных полигонах, и у нас был заказ на работы по отбору проб. Все документы на пролёт в зоне действия Ново Земельского полигона и его режима, были согласованы на всех уровнях, сам полёт был разрешён Ген. Штабом ВС СССР, а экипаж был с Мыс Каменского Авиа отряда. Командир вертолёта по фамилии Школа. И вот же, приспичило ему дозаправиться, а под винтами Новая Земля, хотя может мы сами много топлива вылетали, посадок было много, а керосин вертушка хорошо кушает. Так вот, Школа предлагает заправиться в Рогачёво, благо мы рядом, и мы садимся, в так называемом аэропорту Амдерма-2. Тут же на борт поднимаются три автоматчика, с ними офицер, нас проверяют, мы показываем документы, но что-то не так и нам предлагают пройти в комендатуру по режиму. Там опять проверяют документы, разрешения, и выясняется, что, как всегда, нет какой-то справки, без которой нам пипец, как сейчас говорят. Короче, грозят нам всеми карами небесными, и начальником режима всей Новой Земли. При этом, голос у говорящего, суровеет не на шутку:

- Вот сейчас подойдёт капитан второго ранга, он с вами разберётся…

Мы начинаем осознавать, что попали… Связи, по тем временам, никакой. НОВАЯ ЗЕМЛЯ! И тут появляется сам, начальник режима всей Новой Земли, капитан второго ранга… Гунько…

- Так! Это нарушители? – С порога, рявкнул кап два.

Я аж вытянулся, и быстро узнав его, такого же подтянутого, застёгнутого на все пуговицы, но немного постаревшего, приветствую его, с отданием чести к моей заграничной бейсболке:

- Здравия желаю, товарищ капитан второго ранга! Ваш бывший выпускник, курсант ЛАУ, Захаров. А Ваша фамилия, Гунько! – Скорее утверждающе, говорю я.

Надо было видеть реакцию всех присутствующих. У Школы отвалилась челюсть, а у Коли, который очень гордился Туапсинским образованием, пропал дар речи.

Юрий Захаров на Новой Земле...

 

Это решило всё… Нас и заправили и дали коридор, выпустив с Новой Земли! Вот только поговорить с «нашим» Гунько я не смог, не говоря уже о причинах его перевода на полигон, коим считалась Новая Земля. А ведь на такие объекты, в СССР, просто так не ссылали и не отправляли…

Правда до Амдермы мы не долетели, вылетав всю сан норму за этот день. А залетели на материковую полярную станцию Белый Нос, с восточной стороны Югорского полуострова, у входа в пролив Югорский Шар. Начальником там был, в тот момент мой друган, выпускник ЛАУ 1976 года, Толик Лугинин. Вертолёт сел рядом со станцией, но оказалось, что Толян с семьёй выехал в отпуск, в Питер, в Кронштадт, откуда он родом, а нас встречал тоже выпускник ЛАУ РТО, Серёга Большунов. От этого встреча не стала прохладней и нас всех пригласили на станцию, где мы уселись за большой стол с водкой, свежим омулем и жаренной олениной… И просидели почти до утра… Но это уже другая история…

 

А вспомните офицеров ВМЦикла. Григорьев Е.В. специалист по акустике, морской офицер, кап три, а потом и капитан второго ранга, спец! Настоящий русский офицер! Олицетворял собой лучшие традиции российского флота!

Быстриков Жорес Григорьевич… Без преувеличения, самый харизматичный преподаватель ВМЦ, из семьи потомственных морских военнослужащих, и жил он в Петергофе, при нас, у него умер отец, контр адмирал, участник войны, боевой офицер… Жорес Григорьевич, небольшого роста, плотный крепыш с пышными чёрными усами, на Цикле создал своими руками пособия и стенды, сам собирая модели минно-торпедного оружия.

Быстриков Ж.Г.-преподователь по минно-торпедному, артиллерийскому вооружению.

 

А был он майором, потому как погоны его были с красными кантами, как у морских пехотинцев. (Кстати, Грибовский тоже был полковником морской пехоты, и Берестень П.Б.). Помню на первом курсе его лекции в тёплых подвальных помещениях Константиновского Дворца, которые сопровождались экскурсами в историю и тактику, вперемешку с солёным, морским юмором. Но на лекциях, особенно после обеда, было тяжело бороться с дремотой. Приходилось делать усилия, чтобы не отрубиться и не заснуть, а тихая, но внятная речь майора, убаюкивала нас. Потому учебные часы офицера Быстрикова пролетали быстро, интересно и даже весело!

Мы - геофизики...

 

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ О ЖОРЕ НЕКРАСОВЕ...
Юрий Захаров

Было это в 1976 году, в мае месяце. Предстояла производственная практика в Амдерминском Управлении ГМС.
В Питере, к этому времени, уже было тепло, и мы, курсанты ЛАУ, ходили в белых голландках и одевали белые… (забыл, как называются), чехлы на фуражки (мицы). Летел я 15 мая, на ИЛ-14, отличный был самолёт! (В этом я убедился позже, после первого полёта, когда летал на ледовую разведку и на облёты по загрязнению моря, борт наблюдателем, на подобном самолёте). Но это другая история…

Знаменитый "полярник" ИЛ-14...


Итак, прилетел я в Амдерму на производственную практику, и было мне 17 лет. Самолёт, по стечению обстоятельств, встречал сам Артур Николаевич Чилингаров, ну не меня он встречал, конечно, а самолёт. И увидев меня, сходящего с трапа в белой мице, но в чёрном бушлате, сразу понял, что я прилетел к ним в управление, тем более сам Чилингаров был выпускником арктического факультета Макаровки.

Артур Николаевич Чилингаров  (25 сентября 1939, Ленинград) — известный советский и российский исследователь Арктики и Антарктики, крупный российский учёный-океанолог.

 

Поздоровавшись, указал мне на машину, и сказал, что отвезёт меня в общагу. По дороге он что-то меня спрашивал, чего не помню, было это поздним вечером, или уже ночь была. Не помню, только было холодно и очень светло, начинался полярный день. Из аэропорта ехали на УАЗике, и кругом лежал снег, огромные сугробы вдоль дороги. Водитель ловко вилял на этой, покрытой бетонными плитами, дороге. Въехали в посёлок… Мама дорогая, в наших, под питерских деревнях было лучше… Какие-то разбитые склады, домики вдоль дороги, мусор, грязь. В посёлке дороги были сплошь яма на яме. И снег кругом!

Такой меня встретила Амдерма...

 

Привезли меня в общагу, знаменитое место проживания всех заезжих, командированных и одиноких, то есть не семейных, на улице Полярной, дом 14! Кто знает, тот поймёт и вспомнит... Водитель Чилина (так все называли Героя-полярника, за глаза), Вовка Григорьев, привёл меня в комнату №11, указав на пустую кровать:
- Ложись пока сюда, а завтра, комендант поселит уже определённо.
На второй кровати кто-то спал, укрывшись с головой под одеялом. Когда Вовка пнул спящего, окриком:
- Чибритан, а ну просыпайся, я тебе курсанта привёз, твоего, из ЛАУ.
Из-под одеяла, вылезла всклоченная голова «Чибри» или «Чибритана». Был это выпускник 74 года ГФО, Вова Гаврилов. Уроженец города Рамбова (Ломоносов). Знаменитейшая личность, как в годы его учёбы ЛАУ, так и в годы его работы в Амдерминском Управлении ГМС:
- Тысяча г**донов! – (Такая уж у него по жизни присказка). – Какого х*я! Дайте поспать! – он и правда, был похож на Чебурашку, только страшнее… И пьяный в дым.
Водитель потрепал его по вихрам:
- Так, Чибря, курсант переспит тут до утра, завтра его определят в другую комнату, а ты чтоб… смотри у меня! – И мне: - Ложись, завтра в контору, найдёшь дорогу или спросишь! – И ушёл. А Чибря упал на грязные подушки, проваливаясь в свой пьяный сон.
Я постоял обалдевая, но делать было нечего, пришлось ложиться без белья и разговоров. Забегая вперёд скажу, что Чибря до сих пор болтается где-то на Ямале, между Амдермой и Обской губой. В последний раз от него мне передавали привет мои сотрудники, работавшие на Ямале в Саббет-Яхе, летом прошлого года…

На следующее утро я пошёл в контору, и меня определили на метео станцию, метеорологом. На полярные станции я ехать не хотел, понимая, что там ещё хуже. А поселили меня в общаге, на место "какого-то ЛАУшника", по имени Жора, которого в настоящее время не было в Амдерме. Типа, поживи тут, пока не освободится другое место. А был он в командировке на полярной станции, на Новой Земле, ремонтировал АРМСы (автоматические радио-метео станции). Их, выпускников ЛАУ, в начале 76-го года, был целый «десант» в Амдерму, радисты. Женя Соловьёв, Игорь Ивлев, Костя Думчик, Коршун Олег.
Ну и... Нет более временного, чем постоянное. Прожил я на Жорином месте, в 6-ой комнате (палата №6, как мы её называли), все шесть месяцев своей практики, на его койке.
А Жора Некрасов, вместе с Женькой Соловьёвым, сразу после своего распределения в Амдерму, подали документы для поступления в СЗПИ, на заочный... Ну и к моменту сдачи вступительных экзаменов, естественно он не смог вылететь с Новой Земли. Такова была ситуация! А Женька, каким-то образом, смог вырваться... И что характерно, была тогда у полярников такая возможность, сдавать вступительные экзамены в ВУЗы, прямо по месту проживания, то есть в любой средней школе.
И вот Женька решил помочь другу и попросил меня сдать вступительные экзамены за Жорку. Не помню, долго ли меня уговаривали, но видимо, я сказал, "Всё зависит от полноты налитого стакана!" А у меня, к тому времени уже отросла борода, ну и волосы, соответственно. Мы ведь все желали носить длинные волосы, в то время, а ЛАУ не позволяли этого... Ну я и не стригся и не брился... И стал "похож" на Жорика, которого сам и не видел до этого. Правда Жора всегда был лысоват, в отличии от меня, чего уж... Но это, по словам Женьки, не было причиной не помочь ЛАУшнику... Короче, после усердных вечерних (водочных) возлияний, я сказал "согласный"!
Отступая, скажу, что я в Амдерме научился пить водку, до этого её не приемля… Всё больше вино, портвейн… Правда, в ЛАУ приходилось пробовать её, заразу. И при не очень хороших раскладах. Чтобы бухнуть, нам надо была как минимум одна бутылка водки на пятерых или шестерых. Курсантская стипендия в 9 рублей не позволяла разгуляться. И это происходило перед каким-нибудь вечером в Мраморном зале, перед танцами, и на третьем курсе. Так пили мы водку через соломинку. Вы скажете, откуда в 75 году соломинки, в СССР, и окажетесь правы! Не было соломинок в продаже, это ведь буржуазный аксессуар! А были у нас соломинки-трубочки из одуванчиков. И мы, курсанты, в Константиновском парке, садились на бережок, и пили через одуванчик водочку, практически без закуски. Вот идиоты! Это всё Лёха Вершинкин придумывал, мой сокурсник, то пить водку из напёрстка придумает, то в миску её нальёт и хлеба накрошит, «тюря» называлась, или «рюша», не помню… Но пьянели мы быстро, и скорее всего, трезвели так же быстро. Но в Амдерме вина отродясь не было, и приходилось пить водку, или питьевой спирт, производства Ишимского «табуреточного» завода или, ещё хуже, Чеченский коньяк, который был синевато-зеленоватого цвета. Повидавшие не только Север, выпускники, объясняли это тем, что коньяк замерзал на складах зимой. Это надо же, спорил я, понимая, что для замерзания коньяка нужна температура, как минимум ниже 40 градусов… Короче научился я пить водку…
Так вот. С утра в школу, был откомандирован целый отряд из сидящих вечером за столом друзей, выпускников ЛАУ, для отвлечения преподавателей и достойно знавших математику, «ботанов»... Сдача экзаменов в школе была лёгкой и достаточным опытом, для последующего моего поступления в ЛГУ, в 78-м.
Короче экзамены за Жору я сдал, математику – помогали «ботаны», а сочинение сам. Никто из учителей меня не "расколол" как самозванца. Жора, которого я так и не увидел, достойно поступил в институт. И что характерно, в отличии от Женьки Соловьёва, окончил его, но это уже другая история...

Георгий Некрасов 2011 год...


А познакомиться я с Жорой, лично, мне пришлось только в 78 году в Амдерме, приехав туда уже по распределению. И опять поселили меня в палату №6, где мы и жили весело вчетвером, Жора, Женька, Коля Квасков, выпускник Туапсинского гидромет техникума и я. До тех пор, пока мы не начали жениться и переселяться в квартиры.
Что за чудесные были годы?... МОЛОДОСТЬ! И этим всё СКАЗАНО!

 

 


 

 

Это уже вспоминают  гораздо поздние курсанты...

Мне снился строевой плац во внутреннем дворе бывших конюшен Константиновского дворца.

 

Конюшенный корпус 2003 год

Ярко светило солнце, наверное, апрельское. С крыш капало, и звук капель, кроме звука голоса начальника строевого отдела капитана второго ранга Гнедина (по прозвищу Пони — за очень маленький рост и фуражку с очень большими полями), был единственным звуком, оскверняющим тишину.

Посередине плаца, на флагштоке гордо колыхался гюйс Военно-Морского Флота Советского Союза. Под ним — вокруг Гнедина, читающего ежемесячную сводку приказов начальника училища — несколько офицеров (Колибри, Киса, Кирпич и другие). По периметру плаца — застывшие в безмолвии роты.

"…курсанты седьмой роты Воробьев и Кудринский (Кудринский — это про меня, это я Кудринский), находясь в самовольной отлучке, привели себя в нетрезвое состояние (какой деликатный оборот речи! Не лучше ли попросту сказать "нажрались"?), посетили танцпавильон "Молодежный" (на нашем языке это называлось "Бочка")

В центре - красная крыша "Бочки"  (виз из космоса...)

где устроили драку с гражданской молодежью, закончившуюся поножовщиной (это совсем уже вранье. Ножей не было! Ну, были бляхи у ремней слегка заточены — чтобы консервы открывать), за что были задержаны совместным патрулем наряда милиции и курсантов училища и доставлены в сорок шестое отделение милиции, откуда были вскоре отпущены под честное слово. Не сделав должных выводов (опять вранье! Выводы мы сделали — нужна подмога. Не прощать же за просто так стрельнинских мудаков!), курсанты Воробьев и Кудринский вернулись в училище и зверски избили плотника лишь за то, что он попросил их не шуметь (разбить нос — разве это по-зверски?). Исходя из вышеизложенного (исходя!), приказываю…"

Вскоре из Алма-Аты прибыла моя мама. Несмотря на свои сорок и печальную участь советской женщины, она сумела сохранить все свое очарование. Даже обожаемый курсантами капитан III ранга Василий Гаврилович Петрухин — махровый сердцеед, предмет горького воздыхания всего женского населения Управления училища — был покорен ею без всяких усилий с ее стороны.

 

 

Андрей Шабалин    1978-1979  РТО

Помню как разморозили все училище, все спали в одежде и писали на занятиях карандашами, морозы были за 40. Строевые подготовки к параду, ночные вахты у адм.корпуса в тулупе и валенках. Интересно , есть у кого-нибудь фотографии тех парадов?

 

Это уже другое...

Наконец, мама нашла комнатенку с кроватью у тети Жени с дядей Витей. У них и остановилась. Их квартира находилась в небольшом двухэтажном домике. Всего: в нескольких шагах, буквально, от Ленинградского Арктического училища (ЛАУ). Тем более от самой казармы - современного пятиэтажного здания, где азъ и стал жить на время вступительных экзаменов.

Жилой корпус курсантов в 2003 году...

Математику мы сдавали в Мраморном зале Константиновского дворца.

Мраморный зал 2003 год

Тут-то азъ понял, что в школе мне оценки ставили (по большому счету!) за мои серо-голубые глаза, за то, что азъ был знаменосцем, активистом, комсомольцем, спортсменом, добрым товарищем и все-таки послушным учеником у любимых (мною) учителей. Спрос же здесь, в этом огромном зале, был такой, что мне показалось: с меня содрали мою овечью шкуру, под которой ничего путного не обнаружилось…и азъ стоял голый и оборванный пред всем честным народом… К тому же - как выяснилось - азъ попал ни к кому-нибудь, а к самому страшному математику училища Мизвами… Нет, он не был лицом кавказской национальности. Он был обычным питерским евреем. Он просто не мог выговорить, особенно когда волновался на нас, олухов, по-другому: "Мы с вами…" - и это значило, что тебе не помогут никакие доводы избежать двойки…

Но когда азъ еле отделался от первого вопроса, понёс чепуху в отношении второго, то он произнес:

-      Ми з вами друхг друхга понимаем…

Но в его взгляде не было уничижения, но сочувствие. Он в меня посмотрел так, что мне стало просто стыдно за себя. И он по-доброму похлопал меня по плечу и удалился.

Тройка удалая - это все-таки не пара.

Во мне зато больше было самоуверенности в отношении диктанта по русскому языку. Однако вступительные экзамены - сотни и сотни абитуриентов - это не в школе с родными педагогами. Тут сидели совсем чужие дяди и тёти, и у них были свои виды не только на искусство и науку, но и на свою и чужую жизнь…

Азъ получил удовлетворительно, промахнувшись в двух интонациях. Мы с мамой попросили, и азъ увидел свои ошибки…всё верно…

И вот: Питер! Мне надо было добраться до трамвая номер 36…

Какой-же ты был желанный, особенно когда опаздываешь из увольнения... или идёшь в самоволку...

 

Станция "Кольцо" трамвая 36 в Стрельне 2003 год

Большая благодарность Александру  Мелентьеву за интересный сюжет и фото о стрельненском трамвае военного времени...

вот оно, Автово, станция метро, чрез которую начнет просачиваться моя жизнь.

Здание станции метро "АВТОВО"

 

Внутренний интерьер станции "АВТОВО"...

Дальше - Стрельна. Было 19 августа, праздник Святаго Преображения Господня, причем: престольный праздник именно в…Стрельне…

 


 

 

Так преобразилась моя жизнь из гражданской в военную. Хотя и не было наше училище военным, но в организации всё было по строевому уставу и от нас требовали военно-морского порядка. И форма у нас была как у курсантов мореходных училищ. Нас в городах и весях обходил патруль, но мы со второго курса овладевали знаниями по военно-морской подготовке. Кто удачно переживал четыре года учебы, тот - помимо гражданской специальности - получал и военно-морскую со званием младшего лейтенанта запаса ВМФ.

По этой лестнице мы спускались в "катакомбы" -аудитории военно - морского цикла...

 

 

А где-то здесь были наглядные пособия...-мины , торпеды , оружие...

Некоторые поначалу видели в ЛАУ убежище от армии. Но уже на первых порах, отхлебнув первые месяцы, такие ребята покидали расположение училища навсегда. К тому же висела опасность того, что после четырех курсов можешь не получить одной маленькой звездочки на погоны (за драки, пьянки, самоволки) и тогда тебе грозила служба в Военно-Морском Флоте. Это - еще три года. Итого:

 

Вышли "питоны" из ВМЦ на солнышко покурить... Фото А.Воронова:

Нас обрили налысо. И мы все стали похожи друг на друга. А Сережа (с Северного Кавказа) подбегал почти к каждому и пояснял:

-      Меня отличить просто: у меня шрамы на голове - это мне по башке дали…

Нам дали новенькую голубоватого цвета робу, тельняшку(!), ботинки, трусы, носки, белый носовой платок, фуражку с кокардой и гюйс.

Нас построили, и мы стали вникать в курсантскую жизнь. Хотя до клятвы курсанта давался испытательный срок около трех месяцев. Нас ждала и страдная пора трудовых будней: картошка.

Для нас закрылись двери увольнений. Начался так называемый карантин. Парадную флотскую форму нам выдали для примерки в день зачатия святаго великаго Иоанна Пророка, Предтечи и Крестителя Господня.

А пока нас загружали в автобусы.

Так начался первый курс в Ленинградском Арктическом училище (Министерства Морского Флота).

Мы прибыли в селение Низино, что стоит на бугорке (как почти тут же кто-то сочинил слова, а потом и песню). Поселили нас в полуразрушенной церкви из красного кирпича. По ее телу можно было видеть следы от войн: Первой Мировой и Великой Отечественной, - осколки от бомб и снарядов оставили свои отметены.

 

Низино. Церковь Святой Мученицы Царицы Александры на Бабигонских высотах

Здесь жили курсанты во время сбора картофеля...

Как азъ теперь понимаю, мои нары были в притворе, неподалеку от железной печки, за которой следил дневальный. Но было всё равно волгло и пыльно. Спали чаще одетыми, еле согреваясь. На зубах скрипел песок (вовсе не сахарный). Первые дни в училище нас кормили в поселковой столовой, что у конечной остановки трамвая, потому что собственный камбуз был на ремонте. Но в совхозной столовой - здесь - всё было куда аккуратнее и сытнее. Хотя порции были меньше.

Отсев из училища начался с картошки и продолжался весь карантин. Тут уже надо было претерпевать всё и вся. Картошка была милой прелюдией настоящих испытаний. Жизнь в самом училище была куда жестче и тяжелее. По Уставу. Утренние и вечерние поверки. Строевые занятия. Самостоятельная подготовка после основных занятий в своих аудиториях под руководством старшин. Тренировки отбой-подъем. Многочисленные наряды на работу и дежурства вне очереди за неповиновение, непонимание, нетерпение, ропот, грубое слово, курение… Так стали появляться навыки к смирению…

Вновь началась учеба. И мои занятия спортом даже усилились. Азъ уже постоянно ездил в увольнение и обошел за первый-второй курсы, верно, весь Питер пешком. Но меня не тешила мысль: вот-де в каком великом городе учусь! Нет, Ленинград стал для меня отправной точкой, первой ступенькой на моем странническом пути. Азъ об этом уже знал однозначно. Как и то что, после училища не попаду в Антарктиду. Это был удел избранных с местной пропиской…

Училище - это великая совокупность разностей, но при единой общности. Не знаю почему, но все мы были лаушники как родственники. Идешь по городу: ага, свой. А когда в самом училище: вон этот судомех, этот - радист… А первая скрепка шла чрез землячество. Мне и тут повезло: на четвертом курсе нашего отделения старшиной роты был Николай Багров из Павлова-на-Оке. Он уже после армии поступил в ЛАУ и был намного старше меня, лет на 10, если не больше. Ко мне относился как к самому младшему братику. Ненавязчиво наставлял, чтобы вел азъ себя прилично, скромно, не был стукачем. Багрова знали в училище, знали и его силу. И поэтому, когда меня спрашивали откуда родом, а азъ отвечал: Горьковский.

Весна 1980г - идем с занятий. Фото А. Воронова :

Да: у каждого отделения - свой типаж, особый характер. Потому и видно было  по облику: кто откуда. Жили довольно мирно все. Хотя и бывали драки. И были выяснения. Меж собой, между ротами, между отделениями… С гражданскими, со стрельнинскими, петергофскими, со школой милицией, что располагалась рядышком в бывшем монастыре: Троице-Сергиевой пустыне…

Подобные разборки были характерны более для первого курса, а все остальные годы решалось всё мудростью. С кулаками оставались глупцы. Но их уже никто всерьез не воспринимал, и они, эта часть курсантов, не имела никакого авторитета. У нас - во всяком случае, на нашем ГФО - ценился ум и твои собственные знания. Нас с радистами потому называли за глаза интеллигенцией.

Были и страшные случаи. Несколько раз ребятишки заканчивали самоубийством. Последний раз - у электромехаников. Началось следствие. Вскрылись вопиющие безобразия со стороны старшин. Для поддержания порядка в роте (а они начали, и в самом деле, занимать лучшие места в училище за образцовость) младший командный состав, оказывается, использовал метод…пыток. Найден был тайник с орудиями средневековья… Среди нашей братвы этих старшин звали качками: они занимались культуризмом. И между прочим, азъ со своим тренером делили с ними нашу каморку, где мы занимались штангой…

Наш командир роты Борис Петрович Журавлев жил в те годы в Кронштадте. И поздней осенью, кажется, второго курса решил нам устроить экскурсию на этот остров военно-морской славы.

Библиотека располагалась в правом крыле Константиновского дворца. И была, на мой взгляд, неплохой. И азъ прочитал практически всю иностранную литературу, что там имелась. Принимался азъ и за философию, то бишь за марксим-ленинизм. Азъ искал смысл жизни, прибегая уже к этим учениям, но вместо разумения обретал крепкий курсантский сон в читальном зале. Так мне желалось простоты, а тут такая витиеватость, такое многословие…неужели это они доказывают кому-то?а может, только самим себе?

Летели годы, меняли лычки-шевроны на левом рукаве - количество курсов.

 

4-й курс, субботнее увольнение, Стрельна, 1980 год Фото А. Воронова :

Мы собрались - все аэрологи, потому что группа гидрометеорологов уже была летом на своей практике - в ресторане у Нарвских ворот. Мы прощались друг с другом до января будущего года, а на улице уже смеркался август… К этому времени - к четвертому курсу - мы, увы, научились и курить и выпивать… И в тот вечер желание было выпить крепкое. У меня же получалось не как у всех: и в этот раз разболелась голова, прямо-таки расклывалась, и азъ сидел, попивая лимонад, вкушая дешевые салаты, за которые - однако - мы заплатили немалые деньги… Как обычно бывает в сих ресторанных возлияниях кто-то из наших поссорился. Пошли разбираться на улицу. Но парнишка оказался куда злобнее, чем предполагалось. Выхватили нож вместо того, чтобы выяснить всё по-человечески: в драке один на один. Никто бы не посмел даже помочь своему: дело чести - поединок: получишь - значит, получишь, ты побьешь - гулянка продолжится не омраченная…таковы были заданы правила жизни, не нами…А он, обидчик, за нож. В таких случаях - мы-то всегда были без оружия - на руку курсанта уже наматывался флотский ремень, который отягчен был пряжкой (бляхой), иногда ее внутреннюю часть специально заливали свинцом - для тяжести. Последствия могли быть плачевными для противника. Да и для самого курсанта: тюремный дух соприсутствовал в подобных разборках.

По экзаменам нас больше всего и всех беспокоила военная кафедра. Ибо участь остальных предметов практически была предрешена: после производственной тем более практики, мы уже обладали достаточным профессионализмом, чтобы сдать выпускные на высоком уровне.  Потому к экзамену по ВМП  готовились скрупулезно и очень серьезно...Зато после весь наш курс понесло по течению...мы ощутили дыхание свободы...самостоятельную жизнь…

Вот и всё: прощай, училище; прощай, любимые Питер, Стрельна, Петергоф, Финский залив…

 

 

 

 


 

 

 

Это уже следующее воспоминание...

Михаил Новивов...учёба - 1981-1984  ГФО

Был январь 1982 года. В это время в Стрельне, в старинном каменном дворце, располагалось Ленинградское арктическое училище. В западном крыле дворца находилась учебная часть геофизического отделения,

 

Бывшие кабинеты...

 

Эти же комнаты, но в 1970е годы ... ( фото Сергея Муравьёва РТО-73)

в восточном крыле - военно-морской цикл. Обязанностью курсантов ГФО было нести вахтенную службу во дворце.  Дежурный по ГФО должен был постоянно находиться на посту, на первом этаже Константиновского дворца, и отвечать за порядок во всем западном крыле. С утра и до вечера время летело незаметно в обычных хлопотах по дежурству. Зимой темнеет рано, и часов в шесть мы уже закрывали входную дверь на засов. С приходом вечера становилось не только темно, но и тихо. Дворец находится в уединённом месте, вокруг него обширный парк, пруды и каналы (наверно, поэтому Константиновский дворец иногда называют замком). Четыре этажа (включая цокольный этаж) колоссального исторического здания, погруженного в почти полную темноту, и мы, два восемнадцатилетних парня в морской форме. Вокруг нас зимнее безмолвие и мрак. На ночь свет мы оставили только на лестнице и на нашем цокольном этаже, выключили даже в коморке, чтоб спать не мешал. В комнате этой было небольшое окошко под самым потолком и вторая дверь, на которую мы не обращали никакого внимания, и, как показали последующие события, абсолютно зря. Впоследствии оказалось, что это не просто дверь, а дверь, ведущая в мрачные, сырые и никому не известные многоярусные подвалы Константиновского дворца.

 

Это уже не училище, но ещё и не морская резиденция  президента...

Проснулся я неожиданно. В соседней комнате за стеной мне почудился какой-то шум. Он разбудил только меня, и я, слыша спокойное дыхание товарища, не стал вставать и зажигать свет. Окончательно проснувшись и убедившись, что это не сон, тихо лежал на своём месте. Я хотел понять, откуда этот шум и что там происходит. Звуки были негромкие, но они были там, где их не может быть! Они мне напоминали звуки, возникающие при падении бесконечного множества пустых картонных коробок. Казалось, что там рушатся огромные высокие стеллажи с этими коробками. Спустя некоторое время к падающим коробкам добавились тихо грохочущие металлические листы. Такое впечатление, что кто-то ходит по железу, и оно играет под его ногами. Я лежал и думал, когда же это всё закончится. Вдруг сверху раздались голоса, вернее один голос, и это был женский голос. Как будто бы над нами на первом этаже находилась женщина, и она громко рассказывала. Я в недоумении мучительно прислушался к тому, что она говорит, но все мои старания ни к чему не привели. Голос был чёткий и внятный, но почему-то я не смог разобрать ни одного слова. Через какое-то время нападение коробок за стеной прекратилось, и по железному листу уже никто не ходил, но зато наверху начали пилить, настойчиво и старательно кто-то пилил тупой ножовкой по твёрдому дереву. А женщина всё продолжала говорить. Весь этот кошмар длился часа два, а потом всё резко затихло. Я долго не мог уснуть, но всё-таки здоровый молодой сон овладел мною.

Константиновский дворец в 1980-х годах... (фото из архива Михаила Новикова)

Второе дежурство мало отличалось от предыдущего. Снова мы ночевали в маленькой сторожке, и опять я проснулся среди ночи от массы невероятных звуков. Повторился весь ассортимент: тут были и падающие стеллажи с нескончаемыми картонными коробками, и женская невнятная речь, и пильщик с тупой ножовкой по дереву. Мне так и не удалось определить, откуда берутся эти ночные шумы. Накануне вечером я тщательно обследовал все помещения, но ничего подозрительного не обнаружил.

7 ноября 1981 год  121 группа ,ГФО ,после парада в Петергофе... слева направо Новиков Михаил, Гусаров Вадим, Васильев Алексей (командир роты капитан 3 ранга Сергеев)  (фото из архива Михаила Новикова)

Через несколько дней подошло время и третьего моего дежурства в массивных стенах дворца. Но в этот раз картина дежурства несколько изменилась: мне пришлось нести суточную вахту одному. Я предусмотрительно взял на дежурство небольшой переносной радиоприёмник и карманный фонарик. По всем этажам я хожу только с фонариком и включённым радиоприёмником, но гулкое эхо моих шагов заглушает маломощное радио. Проходя по огромному Мраморному залу, я представляю себе, как здесь по субботам шумно и весело, как громко играет наш оркестр и как кружатся пары.

Так проходили вечера в Мраморном зале... (1972год)

 

В Мраморном зале, в Мраморном зале... (как у А.Райкина) фото Александра Юдина.)

 

 

Танцы в училище...Такого в Питере больше нигде не было! Сколько же барышень наплывало!

В этот вечер дежурить по раздевалке - просто ужас! (фото Александра Юдина.)

 

 

 


 

 

 

Кстати... вот небольшая выдержка одного из форумов на одном из морских сайтов...(от admin)

-"Ну и о прекрасном....
Видеосалун в ЦПХ был очень удобным местом для знакомств с продолжением.
Однажды полз на третий Этаж по ремням. до сих пор сей поступок не могу никак себе объяснить.
Кстати иногда приходилось прикидываться ЛАУшником, почему-то соседям везло.

-:lol: Ну классно вы придумали :Bravo:

-Разве ЛВИМУ не круче чем ЛАУ у девиц катировалось?

-девицы разные были.И такие тоже!

-Женщины любят ушами, в отличие от мужиков, которые любят..... пялиться. :D
Возможно, их пленяли рассказы о полярных экспедициях. :roll: "    Это конечно без комментариев... И так всё ясно...

 

 

А вот и ответ вам , ЛАУшники, от тех наших  девчонок ...

 

Порою мне взгрустнётся что-то,
Возьму альбом, взгляну на фото
И вспомню те былые дни...
Курсанты с ЛАУ, где ж они ?

Смотрю на обороте дату,
Им 20 лет здесь, это ж надо !
Красавцы ! Просто на подбор !
В глазах - улыбка, смех, задор !

А этот снимок в Стрельне, в парке,
Орловский пруд, ребятам жарко !
В одних трусах, какая стать !
Смогла б я их сейчас узнать ?

Девчонки вас всегда любили.
А как на танцы к вам спешили !
Порой с гитарой у костра
Мы пели песни до утра !

Ведь днём занятья, тренировки,
Вы к нам сбегали в самоволки.
Мы ждали вас в Петродворце
С улыбкой счастья на лице !

Да, было время золотое,
Любовь, свиданья, всё такое...
И проплывает, как мираж :
Петродворец, залив и пляж.

Закончив ЛАУ, разбежались.
С тех пор почти и не видались.
Жаль, не вернуть нам годы вспять,
О них лишь будем вспоминать.

Там было всё : надежды, грёзы,
Любовь, разлука, ревность, слёзы !
И всё ж бегут, бегут года !
Их не забудешь никогда !

Работа, служба, переезды,
Уж в Питер редкие заезды...
Не все сегодня с нами здесь..
Кто нас собрал, хвала и честь !

Спасибо вам, за тёплый вечер,
Мне так хотелось этой встречи !
Нам есть что вспомнить, рассказать.
Была вас рада повидать !

Ребята, где же шевелюра ?!
Где стать, спортивная фигура ?!
Животик вырос, так сказать,
Я вас едва смогла узнать !

Что пожелать ? Живите вечно !
Что б дружба длилась бесконечно !
Звоните мне, я буду ждать !
Дай бог, мы встретимся опять !

Успехов вам, во всём удачи !
Здоровья чтоб, а как  иначе ?
Уюта, счастья и тепла !
Ну, что ж , курсанты, пьём до дна !

-Татьяна Корешкова 5.12.09  ( отдельное спасибо П.Федоренко)

 

 

Мраморный зал 2003 год

Михаил продолжает...

А сейчас здесь только тёмные тревожные углы и режущая слух тишина.

Закрываю дверь на щеколду и устраиваюсь на ночлег. Я пытаюсь уснуть, не выключая свет в помещении. Прошло какое-то время, а потом… всё и началось. Я подсознательно знал, что всё это произойдёт, но всё равно был ошеломлён неожиданностью и резкостью того, что на меня обрушилось. Это был шквал звуков, они были невероятно громки и четки. Тут были и уже "привычные" мне шумы, но на порядок громче, и новые зловещие звуки. Я в ужасе лежал и слушал.

От паники меня спас только маленький радиоприёмник точнее станция "Маяк". Я смотрел только на приёмник и заворожено вслушивался в "живой" человеческий голос. Железное спокойствие и непринуждённость этого голоса благотворно влияли на мою напряжённую психику и не давали перейти границу разума. Я благодарил судьбу, что догадался взять приёмник. Кульминацией всей этой кошмарной вакханалии стали глухие ужасные шаги по кафелю цокольного зала, где как я помнил, горел свет. Неизвестно, кто грозно шёл через зал к моей комнате. Приближающиеся шаги были настолько отчётливы, что от страха у меня зашевелились волосы на голове. А когда кто-то остановился у моей двери и, тяжело дыша, взялся за ручку, я был просто на грани отчаяния. Дверная ручка медленно повернулась, и в этот миг я понял, что ждать больше нельзя. Рывком я оказался у двери и мгновенно распахнул её. Мысленно я был уже готов увидеть всё что угодно, но, к счастью, за ней никого не было. Всё ещё волнуясь, прошёл в зал, откуда слышал шаги, но и здесь никого. Горит свет, всё мирно и спокойно, исчезли все пугающие непонятные звуки. Вернулся я к себе и стал обдумывать происшедшие события. Под действием звенящей тишины и неторопливого дикторского голоса я постепенно успокоился. Понять я ничего не мог, но и уснуть не было сил. Так и дождался рассвета. В 9 часов меня сменили, и больше мне не пришлось проводить ночи в полуподвале Большого Стрельнинского дворца. Но необычные события тех ночей до сих пор будоражат мою память.  Михаил Новиков

Курсанты ЛАУ ГФО 2 рота группа 141 (выпускного курса - 1984)у входа во второй корпус (где была столовая) (слева направо Новиков Михаил, старшина группы Горбачевский Виктор) (командир роты - капитан 3 ранга Майстренко)

(фото из архива Михаила Новикова)

 

Последний выпуск РТО 1983 год ...(фото Георгия Степанова)

Продолжение...

Последний выпуск РТО 1983 год (продолжение)...(фото Георгия Степанова)

 

Петрухин и Куракин. Никто прозвища им не посмел дать. Уважаемые люди. Всеми  
(фото Александра Юдина.)

 

 

Это весточка от Максима Качкова...

Фактически получается  мы, я имею ввиду тот курс , был  "Последний из Могикан" так как младшие курсы или не набирали, или перевели   в ЛМУ...

Это кажется в кабинете  электромеханники  Акулова Ю.И.  на первом  этаже...
Слева  направо...
Дима  Иванов:)  где сейчас  не знаю  присылал  первое время  открытки   с  Антарктиды...
Женя  Порот  - погиб, пусть земля будет пухом...
Слава Латошин  живет в Минске иногда переписываемся...
ну  и я  Максим Качков

 

Интересная информация от ЛАУшника Сергея... Оказывается нас считали...

 

 

 


 

 

 

Денис Давыдов... 1988 - 1992гг. СМО  5 рота  командир капитан-лейтенант Гарусов А.А.

Давыдов Денис...1 курс, карасёвка, в парке напротив Константиновского дворца

 

Первое знакомство с профессией через прессу.. .Сампо,1 курс,3 корпус, Давыдов Денис и Иванов Шура + газета "Водный Транспорт"

 

Говорили что где-то здесь есть подземный ход в Петродворец...2 курс,лето 1989года.балкон Константиновского: Графский Р. Баско П. Берш и Кузнецов М.

 

УПС "Профессор Ухов", порт Сеута(Испания), 1991год, малая практика,3 курс;

 

Трудяга УПС "Профессор Ухов", Сеута

 

Рейд порта Лиссабон, на "Ухове", слева-направо - Бершадский А. Манухин И.  Давыдов Д.  Шаповалов Б . сдавали на берег шеф-повара - обварил всю нижнюю часть тела жиром.Очень жалко его было - хороший мужик...

 

 


 

 

 

 

"Профессор Ухов", Средиземка, это я (Давыдов Д.) с фингалом под глазом - всякое бывало...

 

3 курс , малая практика ,1991год, Алжир, слева-направо - Найдёнов , Карюгин , Давыдов , Назин , Иванов

 

Сергеев Витька он же ГАНС, Средиземка,"Профессор Ухов", 1991год

 

Возвращение в Ленинград, март 1991года, Финский залив, караван

 

 

Это большая практика, ходил вместе с Олегом Хомутовским (крайний слева) на пароме "Механик Коновалов" в Антверпен, это судно называли ещё <Механик Выпивалов>,через месяц весь экипаж списали за пьянку, а нас оставили. Весёлый пароход был...

 

4 курс ЛАУ,5 рота СМО(господа офицеры), военно-морской цикл,1992 год. Слева-направо верх:Кузнецов М. , Я(Давыдов Д.), Графский Д., Бершадский А., Панкратов А.; внизу: Найдёнов С., Чередников В., Кузьминов А. и Баско П.

 

То же место, я снимаю, добавился Графский Р.

 

Ну а это восвоминания последнего выпускника...

Нас в 1992 году выпускалось две роты - наша, школьники (начали учиться со 2 курса) и 5 рота (учились после 8-го класса и начинали с 1 курса). Я вообще с последнего курса! Бедный я несчастный! Все мною покомандовали, я дневальным только везде был, а дежурным - ни разу, т.к. под нами младших курсов уже не было!
Под конец, к концу 1992 года, мы ходили по ЛАУ почти по колено в сугробах (кто же заставит пятикурсников снег убирать?).
Камбуз к тому времени закрыли и мы ходили есть в ЛВИМУ. Единственная отдушина - что макаровцы (там в Стрельне из макаровцев только караси учились, со старших курсов их в город переводили) с зеленой завистью на мою курсовку в полплеча с 5 курсами смотрели.
Информация про закрытие ЛАУ нас "пугала" уже с самого начала, как мы поступили. Т.е. мы были вообще последним набором (если кто вылетал, то и восстановиться уже некуда было).
Официально ЛАУ уже в 1991 не было - нас объединили с ЛМУ и к нам из их училища метнули ЭМО-шников (которых у нас уже не набирали (то бишь если б я захотел ЭМО-шником стать, то при поступлении в ЛАУ в мое время на таких уже не набирали). ЭМО-шники у нас один год проучились, потом назад в свое ЛМУ свалили и остались только мы на все училище! Старшекурсники, а командовать некем :(
Хорошо хоть нас как карасей не припахивали - помню на Цикл (наш, лаушный) подгоняли карасей из макаровки и они там на Цикле палубу мыли (да, все корпуса ЛАУ тогда Макаровке и отдали - только зачем им это все было, ума не приложу) .

Чтоб меня превратно не поняли, поясню - до самого конца мы были лаушниками - я носил курсовки ЛАУ, погоны, учились мы в ЛАУ (только в самом конце 4 корпус, спальный, уже был заколочен полностью (кто ж под 2 роты здание держать будет?). Жили мы на втором этаже 2-го корпуса (напротив лаборатории Автоматики и СДЭУ)
Так что я при поступлении увидел всю мощь ЛАУ и увидел полный финал (знаете фильмы ужасов, когда герой ходит по каким-то помещениям, вокруг ни души, везде заваленная мебель, книги, вещи валяются - вот таких помещений во всех корпусах десятки были. Когда в наряде стоишь, делать нечего и по этим комнатам бродишь - реально жутко было. Такие "жутковатые" комнаты были в учебном 3-ем корпусе и еще на втором (третьем?) этаже справа от входа на камбуз (не знаю, что там раньше было). Позже я посмотрел фильм "Обитель зла", где база была разгромленная - вот так ЛАУ выглядело ближе к концу. Мда, что-то готика какая-то получилась. Но это правда.

Вот такая вот самая настоящая правда от реально последнего ЛАУшника!  Китчен.

 

Фото Рехколайнен Андрея...  1992-й...   Уже и таблички нет, а вахта стоит.  Может кто себя узнает ? 

 

А теперь для нас, ЛАУшников, есть настоящий наш день!

 

 

Ленинградское Арктическое училище часть 1

Ленинградское Арктическое училище часть 3

Ленинградское Арктическое училище часть 4

 

 

Яндекс.Метрика