A+ R A-

Ленинградское Арктическое Училище часть 3

Содержание материала

 

Так как я прибыл на судно вместо электрика, который ушёл в отпуск, то мне нужно было обучаться ещё и всем премудростям киномеханика (так как этот электрик показывал фильмы на судне для экипажа...) Но это дело было не мудрёное и уже через пару дней мы смотрели фильмы под «моим чутким руководством» Как-то стою на палубе и смотрю на город …(стояли в Дудинке), подходит ко мне старпом (старший помощник капитана) и говорит; - «Тут закончилось время быть «артельным» с палубной команды и сейчас время машинной команды (там «артелку» передавали через каждые три месяца то палубной команде,то машинной) ты не смог бы взять «артелку»? Я согласился… И теперь мне нужно было каждый день выдавать продукты повару (коку), отпускать продукты экипажу, при посещении судна лоцманом – выделять ему кофе и сыр. А для гостей капитана (фамилия капитана была – Руханен, к сожалению имя не помню…) был специальный «капитанский фонд» которым мог распоряжаться только капитан…Там были разные деликатесы и спиртное… Однажды в Архангельке подходит старший матрос и говорит; - « Отдай ты мне эту банку консервов, ( банка была из «капитанского» фонда и написано на ней что-то на иностранном языке) всё равно она никому не нужна и её никто не откроет, потому что она очень дорогая…(а весила она около 3-х кг и стоила больше 40 рублей…)» Пораскинув своим умишком (мол, я-то уж точно никогда такую не куплю!) я отдал эту банку ему и записал в его карточку… Через какое-то время выяснилось что это была банка с очень вкусной советской ветчиной, и капитан угощал такой ветчиной своих гостей на судне за границей… (Понял я, что меня как последнего "салагу" провели...) На этом инцидент и закончился…- никому в этих рейсах не понадобилась ветчина!

В Дудинке....разгрузка...( якоря затянуты до клюзов, так как мешали, когда ледокол брал "за усы")

 

Ледокол «Таймыр» проводит лихтеровоз «Капитан Ман» за "усы"...

Но все "премудрости" артельной "кухни" мне стали ясны гораздо позже... а пока я даже и не знал,что испорченные или просроченные продукты можно было списывать... и я, как патриот своего парохода, хороший и свежий сыр подавал на завтрак членам своего экипажа, а сухой сыр и обрезанные корочки с чёрными цифрами (нельзя ведь чтобы добро пропадало!, всё ведь взвешано! ) доставались лоцманам, которые нас встречали и провожали из Дудинки!( Они ведь люди временные! И однажды за это меня даже укорила буфетчица, ведь ей подавать кофе лоцманам...) ( Простите меня, господа лоцманы! Это всё от незнания...)

Так как шли по льдам и днём и ночью, на баке стоял огромный прожектор, освещавший ночью ледовую обстановку впереди судна... Из-за огромной вибрации при прохождении по льдам, лампы в прожекторе часто перегорали... Однажды вечером мы (молодые, до 20 лет) собрались в каюте у одной из буфетчиц и отмечали её день рождения ( из экипажа никто не знал... так как "на ходу" употреблять спиртное нельзя!) Разошлись довольно поздно и все "хорошие"... И как на зло, часа в три ночи, перегорела лампа в этом прожекторе... Пошел менять... Почему-то очень долго не мог открыть стекло... - всё вокруг дрожало и прыгало, внизу, за бортом - движущийся лёд и буруны тёмной воды (нужно было постараться туда не попасть...). Наконец прожектор снова загорелся и осветил впереди ледовые поля... Пошел по занесенной снегом палубе назад в каюту... На утро выяснилось что потерял где-то весь инструмент... Стал искать, но бесполезно... Снега на палубе - по колено! И только через пару рейсов, когда снег с палубы стал сходить, матросы находили то пассатижи, то отвёртки, то индикатор напряжения...

Дни на «пароходе» проходили незаметно… всё время крутился как волчёк… то работа, то «артелка», то кино, а тут ещё нужно в обоих портах «тальманить» (то есть записывать номера контейнеров в Архангельске при погрузке и сдавать по номерам контейнеры при выгрузке в Дудинке).

 

Это тоже Дудинка...

Однажды при выгрузке в Дудинке заступил "тальманить" утром… проходит день, наступает вечер, крановщики и тальманы с берега меняются, а я всё «тальманю», проходит ночь - я «тальманю», проходит следующий день - я «тальманю» (днём я продолжаю исполнять и другие свои обязанности и как электрик, и как « артельщик »…), наступает опять ночь - я опять «тальманю», так как мне нет замены…(а пойти и сказать как-то неудобно…) На третий день меня измученного и шатающегося увидел старпом и сразу погнал спать как только узнал сколько я «стою на посту»… Я проспал весь день до позднего вечера… Проснулся и не соображу какой день и время…

 

На Енисее...

Как-то выходя из Дудинки стояли в устье Енисея в ожидании ледокола… (уже начал сковывать «молодой» новый лёд) судно стоит и только гребной винт немного работает чтобы не замёрзло судно во льду. Подходит старпом и говорит; - « Бери две бутылки водки и два мешка из под картошки…» С этим «товаром» спускаемся через борт по лестнице на лёд (лестница давно уже опущена так как судовые умельцы прорубили проруби и пропустили подо льдом волейбольную сетку, которую через час - два «трясли» и в которую попадались по 3-4 каких-то «красных» рыб, кажется сёмга) и идём на «огонёк» на берегу… Подходя к домику (он стоял один на несколько километров…) мы увидели огромные штабеля (в наш рост) замороженной ценной рыбы на площади в несколько сотен квадратных метров… Я больше никогда не видел столько рыбы!!! В доме артельщиков произошёл обмен "огненной" воды на два мешка рыбы... Направляясь в сторону теплохода от домика, мы еле тащили мешки с рыбой по снегу…

Такой тебя видят твои жители почти круглый год, далёкая и загадочная Дудинка...

 

Идёт разгрузка полным ходом...

По приходу в Архангельск «кипучая» жизнь возобновлялась с новой силой!!! (Благо что в Архангельске мне некуда было идти и я всё время находился на судне, в то время как весь экипаж старался как можно дольше побыть «на берегу», дома, и много обязанностей ложилось на мои «хрупкие» плечи... ( а было мне тогда 18 лет...)) Я заказывал в пароходстве машину, ехал и получал продукты, на следующий день снова заказывал и в этот раз ехал то за фильмами, то менял книги для судовой библиотеки, то снова тальманил и конечно не забывал свои обязанности электрика и «артельщика»... Время пролетало быстро и интересно....

Прощай Дудинка! Наверное уже никогда не придётся здесь побывать...

Но вот в начале ноября «Веру Мухину» зафрахтовала одна из иностранных компаний для перевозки своих грузов на пол года, и мне пришлось отправляться в отдел кадров Северного пароходства для нового назначения на другое судно, так как плавательский стаж ещё не был набран и вообще практика у нас заканчивалась перед новым 1975-м годом...

Последняя страница "Отчета о плавательской практике"...

 

Яндекс.Метрика